ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«И вы рисковали жизнями других пилотов, как и первого?», недоверчиво спросил Таунсенд.

Доктор Берчвуд покачал головой. «Лишь на двух первых самолетах были пилоты — добровольцы. Остальные четыре самолета являлись дронами с дистанционным управлением.

И ни один из них не вернулся обратно с неповрежденной разведывательной информацией».

«Значит, вы не знаете, что там сейчас происходит, не так ли?», спросил Таунсенд.

«Это не так, мистер Таунсенд», заявил доктор Берчвуд. «И именно это и привело нас к вашему замечательному дирижаблю…»

Доктор Берчвуд кивнул солдату, сидевшему за проектором, и на экране появились новые слайды.

«Вчера мы отправили к пропасти дирижабль с дистанционным управлением ВМС США. Кораблю потребовало двенадцать часов, чтобы пролететь над провалом и вернуться назад. Но у него все получилось, и он доставил нам новые фотографии отверстия и его окрестностей».

Таунсенд стал рассматривать фотографии. Похоже, пропасть стабилизировалась и больше уже не увеличивалась в размерах, но независимо от угла, с которого были сделаны снимки, отверстие во льдах казалось бездонным.

На последнем фото были видны два каких-то темных пятна, выделявшихся на голом рельефе древнего льда. Эти объекты, казалось, летели или же парили над устьем пропасти. Мелькнуло новое изображение, и на следующем фото был виден лишь один темный объект — другого уже не было.

«Что это там, над этой ямой?», спросил Таунсенд.

Доктор Берчвуд улыбнулся. «А действительно, что это?», загадочно сказал он.

Но до того, как кайдзюолог успел еще что-то сказать, заговорил армейский полковник. «Воодушевленные успехом этого дирижабля, мы послали другой беспилотник, чтобы он пролетел над зоной», добавил полковник Бритайс. «Он тоже был уничтожен или разбился...»

«Поэтому мы считаем, что какой бы разум ни направлял ход событий в Антарктиде, он по какой-то неизвестной нам причине не рассматривает летательные аппараты легче воздуха опасной для себя угрозой», сказал доктор Берчвуд, завершая мысль полковника.

Глаза Саймона Таунсенда с пониманием расширились. Но затем он недоверчиво покачал головой.

«То есть вы хотите меня уверить, что на основе этих малоубедительных и довольно сомнительных предположений о том, что то, что находится в этой яме, обожает дирижабли, вы готовы рискнуть моей жизнью, жизнями американских солдат, которые отправляются в эту безумную экспедицию, и самим „Дестини Эксплорер“?»

Доктор Берчвуд побледнел, как будто эти слова его задели. Таунсенд понял, что он попал в больную точку. Однако на вопрос конструктора дирижабля ответил полковник Бритайс.

«Что касается солдат, то они специально для этого и обучены. И если это будет означать смерть, они ее примут», сказал полковник с ледяным спокойствием.

Затем он встал и склонился над столом, приблизившись к Саймону Таунсенду. Голос полковника стал тише на целую октаву.

«Хотя это еще не общедоступная информация», заявил полковник Бритайс, «но я уполномочен сообщить вам об этом, мистер Таунсенд… Как раз в данный момент, пока мы с вами тут разговариваем, ранее неизвестный монстр свирепствует в России. Это существо вылезло из этой самой загадочной ямы в Антарктиде — нам это точно известно — равно как то же самое сделали еще как минимум две другие твари, которые пока еще не показали свои рожи».

Полковник сделал паузу и выпрямился.

«Кто-то или что-то на Южном полюсе объявило войну человечеству, мистер Таунсенд, и от десантников зависит, будет ли этому положен конец».

Шоссе Юрия Гагарина, В пяти километрах от космодрома Байконур.

«Да, да, бегите в Москву, вы, сраные бздуны, трусливые жалкие колхозники!», громко горланил офицер, сидевший на своем боевом посту — в командном люке несшегося на высокой скорости основного советского боевого танка Т-80.

«Из-за ооочень большого, ооочень плохого монстра вы все тут в бегах. И кого же вы позвали? Ну кого же еще? — героев русской армии, конечно же!»

Сержант Юрий Шевяков коснулся уголков своих подкрученных вверх усов, направляя все больше ядовитого ехидства в адрес спасавшегося бегством населения, запрудившего двухполосную трассу. Беженцы направлялись в сторону, противоположную той, откуда шли танки, мешая передвижению солдат, посланных в бой с загадочным существом.

«Прочь с дороги, придурки!», кричал Шевяков, махая рукой группе людей у застрявшей на дороге машины российского производства, заглохшей посередине проезжей части, чтобы они шли прочь. Не снижая скорости, Т-80 врезался в эту машину, сбросив ее с дороги, через ограждение в кювет, шедший параллельно поднятой проезжей части.

Шевяков рассмеялся, когда какой-то гражданский потряс кулаком в адрес проезжавшей мимо танковой колонны.

«Да, мы сюда прибыли спасать ваши шкуры, товарищи!», кричал Шевяков. «Вам даже не нужно благодарить нас за это».

Гражданский остался позади, задыхаться от выхлопных газов дизельных двигателей танков, загрязнявших вечерний воздух.

Своим бахвальством и воинственными криками русский сержант напоминал своим людям пародию на заносчивого царского офицера из Российской Империи старых времен.

Конечно, никто никогда не говорил этого Шевякову в лицо.

Если кто-нибудь и рискнул бы это сделать, он наверняка получил бы от него хорошенько в морду — но потом Шевяков поставил бы ему водки, если бы у него в кармане были бы рубли.

Юрий Шевяков был не тем человеком, который держал на кого-то злобу.

Когда танк обогнул поворот, прямо рядом с ними оказался квадратный советский лимузин ЗИЛ, двигавшийся на большой скорости. В последнюю минуту водитель этого автомобиля проиграл игру «кто первым сдастся» с почти 50-тонным танком. Он тоже съехал с дороги в придорожный кювет.

Перед тем, как машина перевернулась, Шевяков успел заметить бледное лицо женщины, выглянувшей из окна с заднего сиденья черного автомобиля.

Она кричала.

«Ну вот», сказал Шевяков с оттенком фатализма, когда танк проехал мимо. «Может, в следующий раз вы не забудете выплачивать нам, военным, получку более регулярно, из тех денег, которые вы зарабатываете на ваших капиталистических предприятиях!»

В 1950-х годах, когда был построен космодром, окрестности Байконура представляли собой огромные пустынные степи. Но с тех пор, благодаря огромному раскинувшемуся здесь космическому центру, в пустыне вырос целый город под названием Ленинск. Со временем он стал городом школ, магазинов, предпринимателей, здесь даже имелся Дворец культуры.

Но сегодня жители Ленинска бежали из своих домов, спасаясь от чудовища, которое рухнуло на землю из ночного неба несколько часов назад.

И теперь, когда на горизонте пробивалось уже утро, сержанту Шевякову, ехавшему во главе быстро двигавшейся колонны боевых танков Т-72 и Т-80, в отдалении стали видны красные огни пожарищ космодрома.

«Мы пришли за тобой, монстр», закричал Шевяков, потрясая кулаком в адрес этого пекла, мерцавшего на горизонте.

«Может, капиталисты и не умеют убивать гигантских монстров, но мы, русские, — можем!»

Когда он прокричал эти слова, новый огромный взрыв озарил далекий горизонт. Шлейф из огня и дыма столбом поднялся в небо на сотни футов вверх. За первоначальным сильным взрывом последовало несколько вторичных.

Шевяков вытащил из кармана карту и осмотрел ее в тусклом свете своего фонарика. Он попытался сориентироваться и узнать, где же именно произошел взрыв.

«Похоже, космической программе нашей страны нанесен еще один серьезный удар», объявил сержант, ни к кому конкретно не обращаясь. «Это пожарище вон там когда-то было стартовой площадкой „Энергии — Буран“…»

Капитанский мостик японской подводной лодки «Такасио» класса «Юсио», Японское море.

Капитан Сендай ударил кулаком по пульту управления, находившемуся перед ним.

«Курс и скорость?», потребовал он.

37
{"b":"586857","o":1}