ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лина кивнула и протянула вниз руку, коснувшись какой-то клавиши у себя на столе. Рядом с девушкой ожил и загорелся цветной монитор. Экран был весь заполнен какими-то техническими схемами.

«Около семи лет назад исследователи нашли способ соединения медного провода с микрочипами», стала объяснять Лина, указывая на монитор.

«До этого приходилось использовать алюминиевый провод, который был намного менее эффективным. А соединение микросхем с медной проволокой намного быстрее и мощнее, как вы знаете».

Девочка немного склонилась вперед и вновь нажала что-то на клавиатуре управления. На мониторе появилась другая схема, иллюстрировавшая разработанный ею новый метод.

«Что мне удалось сделать, это найти сравнительно простой и недорогой способ соединить две микросхемы или даже большее их количество с помощью тонкого слоя медной проволоки. Вроде как медный сэндвич».

«И что это даёт?», спросила Робин Холлидей из своей нью-йоркской студии. Лина улыбнулась.

«Такой метод поможет сделать микропроцессоры в сто раз мощнее и быстрее прежних. С помощью такого рода микросхем можно разработать персональный компьютер, умещающийся у вас в кармане!»

Глаза Лины восторженно и увлеченно засверкали, но она вдруг нахмурилась. «Если только всё сделать правильно», добавила она.

«Все-таки возникают какие-то трудности?», спросила Робин с искренним сочувствием в голосе.

Лина кивнула. «Кое-какие недоработки и дефекты, которые нужно будет отработать на стадии производства… но я работаю над этим», быстро добавила она с настороженной улыбкой.

«А правда, что ваш отец тоже был компьютерным гением?», без стеснения спросила Робин.

Лицо у Лины помрачнело. «Да», пробормотала она. «Он… он многому меня научил…»

«Мне известно, что он недавно скончался», осторожно сказала Робин.

Лина кивнула, печально нахмурив красивое личико. «Да», тихо прошептала она.

«Ну, я уверена, он гордился бы вами!», прощебетала Робин. «Наши поздравления с завоеванием призового места на борту „Дестини Эксплорера“ вместе с другими победителями… и всех вам удач в совершенствовании вашего изобретения».

Лина неуверенно улыбнулась, а ее изображение тем временем исчезло с экрана.

* * *

«Из солнечной Калифорнии мы переместимся в тропическую Флориду», улыбаясь в камеру, объявила Робин. «Именно там мы и поговорим с нашим следующим победителем».

Нэд Лэндсон почувствовал, что у него что-то раздражающе чешется под его ярким и разноцветным гидрокостюмом. Но когда он решил все-таки почесаться, режиссер подал ему знак, что он сейчас окажется в телевизоре… в прямом эфире.

Нэд все-таки попытался дотянуться рукой и почесаться, но директор остановил его жестом. «Хотелось бы, конечно, быть сейчас в старом своем, знакомом черном гидрокостюме», подумал он. Но, к сожалению, Неду пришлось надеть гидрокостюм, от которого он так чесался. Это было частью сделки по рекламной раскрутке продукта, которую он подписал на прошлой неделе. Победа в конкурсе сделала Нэда Лэндсона знаменитым. А он намеревался заработать на этой славе, пока все это не закончилось.

Смазливый внешний вид пляжного мальчика помог Нэду легко заключить выгодный договор с компанией спортивных товаров для подводного плавания — сделку, включавшую в себя ТВ-ролики, печатную рекламу, даже рекламные биллборды. Нэд улыбнулся при этой мысли.

«Приготовьтесь», скомандовал режиссер.

Нэд уставился в объектив и стал ждать. Юноша стоял на деревянном причале на Флорида-Кис (коралловый архипелаг), его песчаного цвета волосы развевались под тропическим бризом. Его блестящие белые зубы сверкали на фоне бронзового загара.

В моднейшем гидрокостюме, загорелый, красивый, с бронзовыми от солнца чертами лица и ровными прекрасными зубами он выглядел идеально. Нэд Лэндсон представлял собой практически рекламный плакат. Он еще шире улыбнулся, когда услышал в наушниках голос Робин Холлидей.

«Добро пожаловать в „Подростковый ритм“, Нэд Лэндсон», поприветствовала она его.

«Спасибо», ответил Нэд, а тем временем левая его рука медленно приближалась к упорно чешущемуся месту под его резиновым костюмом.

«Мне сказали, что вы как раз недавно обнаружили группу ранее неизвестных видов океанских морских существ во Флориде. Все верно?»

Нэд Лэндсон кивнул.

«Вообще-то, Робин, я обнаружил целый ряд различных животных, от новых видов мелких рыб до нескольких микроскопических организмов морского планктона, которые океанологи раньше проглядели».

«Вау!», восхитилась Робин. «Как же это другие ученые смогли упустить их из виду и не открыть их до того, как в этом преуспели вы?»

«Ну», ответил Нед, его левая рука тем временем наконец-то расчесала причинявшее ему неудобство место, «те новые виды рыб, которые я обнаружил, почти идентичны ранее записанным видам — но только снаружи. Внутри эти новые виды очень от них отличаются».

Робин кивнула. «И где вы открыли этих рыб?»

«В той части океана, которая известна как Бермудский треугольник», любезно ответил Нед.

«Вы имеете в виду то самое жуткое место, где якобы бесследно пропадают самолеты и корабли?», спросила его в ответ Робин.

Нэд в ответ усмехнулся.

«Именно его», сказал он. «Но все эти истории о том, как там пропадают самолеты и прочее, это просто чепуха. Мой отец ранее работал спасателем, участвовал в глубоководных спасательных операциях, а теперь он рыбак на промысле в открытом океане. И оба мы сотни раз были в треугольнике. Там ничего нет, кроме косяков морских живых существ, голубого неба и волн зеленого цвета. И все это совершенно нормальная жизнь океана», поспешно добавил Нед.

«Да неужели? Ну, это вы так говорите!», сыронизировала Робин. «А каковы ваши планы в отношении Антарктиды, на борту „Дестини Эксплорер“?»

Нэд на мгновение задумался об этом. «Полагаю заняться исследованием Антарктической жизни не понаслышке, так сказать, из первоисточника… Однако не думаю, что ученые оставили там после себе еще много неоткрытого!»

Робин рассмеялась, явно очарованная приглашенным ею гостем. «Благодарю вас, Нэд, и удачи. Теперь давайте обратим наше внимание на кое-кого, о ком вы, возможно, уже читали в газетах. Майкл Салливан — компьютерный хакер из Квинса, Нью-Йорк», продолжила Робин. «Возможно, вы помните его из новостей, по поводу событий, произошедших несколько месяцев назад… Майкл — тот самый молодой человек, который в одиночку раскрыл банду хакеров, которые воровали у людей деньги посредством интернета. Вы нам расскажете об этом, Майкл?»

* * *

В Вудсайде (район Нью-Йорка Квинс), выездная группа из оператора и режиссера с трудом сумела уместиться в крошечной захудалой квартирке обветшавшего старого особняка из красного песчаника неподалеку от одной из станций надземной Седьмой линии метрополитена.

Там в электронной инвалидной коляске сидел молодой человек с копной ярко-рыжих волос. Юноша обернулся и с улыбкой взглянул прямо в камеру. Его волосы и веснушки, казалось, засветились ярко-красным цветом на весь телевизионный экран.

Майкл Салливан сделал глубокий вдох и откинулся на спинку своего кресла. А когда он начал говорить, звукооператор взмолился, чтобы поезда не вздумали промчаться за окнами его второго этажа.

«Я стал хакером, еще когда был совсем маленьким», осторожно выбирая слова, ответил Майкл. «Но некоторое время назад я стал много разного заказывать по Интернету для мамы. С получением заказов все было нормально, но с нашей кредитной карточки дважды списывались средства за электронные транзакции».

Находившаяся в студии «B» Робин кивнула, надеясь на чудо, что ее аудитория все же останется с ней и после объяснений этого молодого человека.

«Интернет-магазину потребовалась пара месяцев, чтобы вернуть нам деньги из-за двойного снятия средств», продолжил Михаил. «Когда представитель службы клиентского обслуживания сказала моей маме, что не знает, каким образом это происходило, я решил взломать файлы и взглянуть на эту двойную бухгалтерию самостоятельно».

5
{"b":"586857","o":1}