ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда глаза ее закрылись, и она откинулась на подушку, Лине задалась вопросом, чувствовала ли то же самое Зои по отношению к своему отцу…

Глава — 14

ОГОНЬ И ДОЖДЬ

Вторник, 19 декабря 2000 г., 15:25, на борту «Дестини Эксплорер», у побережья центральной части Чили.

«Мы приближаемся к Консепсьону», объявил находившимся на мостике капитан Долан. «Мы будем над городом минут через сорок».

Это не стало откровением для людей на мостике — уже в течение часа им был отчетливо виден дым, поднимавшийся над городом. Несмотря на свое красивое и святое имя[6], в Консепсьоне дела обстояли так же, как и в других городах, над которыми они пролетали.

Когда они приблизились к этому чилийскому мегаполису с населением в 300 000 человек, все на мостике почувствовали напряжение, вспомнив то, что произошло с ними у Сантьяго двумя днями ранее.

Как и почти все другие прибрежные города, мимо которых они пролетали после отключения всех видов связи, город Сантьяго раздирали войны и гражданские беспорядки.

Но, к несчастью для них, столица Чили в то же время являлась запланированной остановкой «Дестини Эксплорера» для дозаправки топливом и продуктами. Договоренности о том, чтобы дирижабль получил там пищу и воду, были достигнуты еще несколько недель назад. Сейчас у них не было проблем с запасами основных продуктов питания: ведь на борт корабля было загружено довольно много запасов сухого пайка — блюд, готовых к употреблению — способных прокормить втрое большее число людей по сравнению с находившимися на борту, на нескольких месяцев вперед. Но «Дестини Эксплорер» нуждался в топливе.

Нефтяная компания «Петрамко» пообещала доставить топливо на нефтебазу, находившуюся за чертой города Сантьяго. Хотя дальность полета супер-эффективных турбореактивных двигателей «Эксплорера» была просто феноменальной, а в топливных баках «Эксплорера» имелись тысячи галлонов авиатоплива, без остановки в Сантьяго они могли лишь добраться до Антарктиды, но не вернуться обратно.

И если они столкнутся на своем пути с какими-либо препятствиями, например, с суровыми погодными условиями или стоковыми ветрами, которые были способны сбить их с курса, то вся операция будет поставлена под угрозу.

Когда они подошли к Сантьяго, Долан, Шелли и капрал Бреннан усомнились, мудрым ли поступком станет попытка устроить встречу на топливном складе. Было же очевидно, что практически по всей Южной Америке царил хаос. А без связи никакой возможности выяснить, безопасно ли устраивать там встречу или нет, не было.

Шелли утверждала, что если бы это было возможно, ее отец нашел бы способ прибыть на эту встречу. И даже в данный момент, полагала она с надеждой, он может находиться уже на этой заправочной станции и ждать их там. Шону Бреннану понравилась эта идея. Если Саймон Таунсенд там, тогда и полковник Бритайс со своими людьми тоже, наверное, окажется там. И Шон сможет передать командование офицеру.

Однако Шон вынужден был оставаться реалистом. Тот хаос, который они наблюдали собственными глазами с дирижабля, ясно давал понять, что ехать через всю Южную Америку, скорее всего, невероятно опасно. Поездка по суше вообще была невозможна, а путешествовать по воздуху было рискованно из-за внезапно возникшей враждебности и даже военных действий между государствами или же из-за гражданских беспорядков.

За последние несколько дней дирижабль уже трижды чуть было не подвергся атаке самолетами-истребителями. Сначала к ним пристал чилийский истребитель «Мираж».

А затем и другой самолет, находившийся, правда, на значительном от них расстоянии, из-за чего невозможно было его точно идентифицировать, но Долан мог покляться, что это был британский Харриер.

В третий раз на них вообще напали.

Самолет А-37А «Стрекоза» без опознавательных знаков открыл по ним огонь из пулеметов. Джонни Рокко поднялся на крышу корпуса дирижабля, где двумя днями ранее он установил зенитную ракету «Стингер». Рокко прицелился и выстрелил.

Ракета пересеклась с выхлопной трубой «Стрекозы», когда та шла на второй заход. Самолет взорвался расширяющейся огненной вспышкой и развалился на части, и горящие его обломки упали в Тихий океан.

Парашютов не было. Для этого не хватило времени.

Погиб один член экипажа дирижабля, но повреждения оказались минимальными и легко устранимыми.

Затем вчера, когда они спустились пониже, к чилийскому побережью, в них также стреляли какие-то скрывавшиеся в джунглях боевики. Все находившиеся на борту намек поняли: «Янки, гоу хоум». Или, как остроумно заметил Джим Сирелли: «Не вылезайте из лодки».

Но им все равно необходимо было это топливо. Наконец, капитан Долан, Шелли Таунсенд и Шон Бреннан выработали отчаянный план, чтобы его заполучить. Так как они не знали, кто контролирует Сантьяго, и кто контролирует топливохранилище, было принято решение, что Бреннан со своими десантниками захватит нефтебазу в ходе ночного рейда.

Если его по-прежнему контролировали законные владельцы, то ничего страшного, никакого вреда они не причинят. «Дестини Эксплорер» просто попросит у них это топливо, которое уже было закуплено и оплачено. Если же нет, то рейнджеры просто захватят его — если оно там. Самые большие опасения заключались в том, что удаленное топливохранилище за городом было просто уничтожено.

И вот во мраке ночи Мессершмитт-XYB, пилотируемый самой Шелли, десантировал шесть бойцов во главе с капралом Бреннаном на проселочную дорогу в двух километрах от нефтебазы. Десантники затем добрались до нее своим ходом и с опаской приблизились к комплексу.

Выяснилось, что нефтебаза цела и невредима, но захвачена жестокой бандой антиправительственных повстанцев. В ходе решительной и молниеносной атаки Бреннан и его люди взяли базу без потерь в собственных рядах. Несколько повстанцев было убито, гораздо большее их число бежало в джунгли, полагая, что они подверглись атаке со стороны гораздо более многочисленных сил.

Через несколько часов, когда взошло солнце, «Дестини Эксплорер» улетел, оставив за собой дымившийся город Сантьяго, закачав в свои баки тысячи галлонов авиатоплива. Позже они остановились у водохранилища в горах, чтобы запастись тысячами литров воды.

«По крайней мере, вся эта операция прошла гладко», подумал Бреннан и почувствовал облегчение. «Не знаю, что бы я делал теперь, если бы потерял одного из своих людей…»

И тут вдруг, когда они приблизились, похоже, к еще одной зоне бедствия, на этот раз в районе Консепсьона, взревела автоматическая сигнализация дирижабля, предупреждавшая о возможном столкновении — шокировав Шона и выведя его из тревожных раздумий.

«Что это?», спросил он, мгновенно насторожившись.

«Сигнал о возможном столкновении», объявила Шелли, повернувшись к экрану радиолокатора ближнего радиуса действия. Капитан Долан, стоявший у штурвала, включил свой индикатор приборов на лобовом стекле и стал изучать местность.

«Параллельно нам что-то движется! Что-то очень большое», сказал Долан.

В этот момент на мостике затрещал аппарат селекторной связи. «Это Нед, я со смотровой площадки», в волнении кричал молодой ученый. «Взгляните в окно по правому борту… на два часа. У нас гости».

Шелли и Шон выглянули из правого окна, глядя мимо изогнутого корпуса дирижабля.

«Смотрите!», закричала она, указывая рукой.

«О Боже!», сказал капитан Долан, не выпуская из рук штурвал управления.

«Это Родан!», закричала Шелли всем остальным. Майкл Салливан от изумления открыл рот, но затем радостно улыбнулся.

«Или же, по крайней мере, один из них», добавил капитан Долан. «Существует несколько Роданов, мне кажется».

«Да», сказал Майкл. «Я припомнаю, что читал, что из яйца на вершине горы Рашмор вылупился молодой Родан».

«Или, может быть, два», добавила Шелли, пытаясь припомнить подробности.

«Он действительно похож на молодого», заметил Шон Бреннан, глядя на то, как изящно скользит это существо рядом с плывущим по воздуху дирижаблем — к счастью, на приличном от него расстоянии. «Рога у него на голове короткие, и он кажется чуть меньших размеров, чем тот, который свил гнездо на горе Рашмор».

вернуться

6

Имеется в виду полное значение имени города при его основании — «Непорочное Зачатие Пресвятой Девы», где «Консепсьон» по-испански — «Зачатие».

50
{"b":"586857","o":1}