ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вольга богатырь вещий

Свет осветил небо тёмное:
Месяц и светлый, и ясный блеснул.
Звёзды рассыпались яркие.
В Киеве родился могуч богатырь.
Вся продрожала сырая земля.
Дрогнуло царство Сантальское.
Синее море всколебалося.
Тёмные леса приклонилися.
Воды из рек-озёр повыли́лися
Ради рожденья богатырского
Молодого Вольги Всеславьевича:
Звери ускакали в дремучие леса,
Змеи уползли в горы каменные,
Птицы улетели за облака,
Рыбы уплыли в синие моря.
Вольгина родимая родительница —
Хочет она сына вертеть-пеленать.
Вольга-то, он да противится,
Матери перечит, возговаривает:
«Ты не пеленай меня, матушка,
В эти пелёночки шелко́вые!
Ты не пояси меня, родимая,
В эти пояса золочёные.
Лучше ты, матушка, надень на меня
Доспехи-латы богатырские!»
Мать содрогнулась-ужаснулася,
Сердцем вострепенулася.
Хочет надеть на мальчика
Малый колпачок земли греческой.
Вольга головёнку повёртывает:
«Не надевай ты мне, матушка,
Этот колпачок земли греческой!
Лучше надень богатырский шлем!
В правую рученьку мне вложи
палицу трёхсотпудовую.
В левую — плеточку шёлковую».
Мать перепугалась-встрепенулася.
Чада не насмелилась ослушаться:
Вольгу в пелёнки не пелёнывала.
Латы надевала богатырские,
А на головку — золочёный шлем.
В правую руку дала палицу,
В левую — плёточку шелковую.
В ноги — копьё бурзамецкое.
В головы — седёлышко черкасское.
Стал он, Вольга, растеть-матереть.
Отроку, а тайностей-мудростей
Много узнать похотелося:
В синее небо за облака
Соколом-птицей залётывать!
Щукою-рыбой в морях ходить!
Волком по заполицам порыскивать.
Львом по лесам порыкивать.
На семь лет задавался Вольга
Всем обучиться мудростям.
Двадцать лет проучился он!
Добрую дружину хоробрую
Выбрал себе он богатырскую:
Тридцать молодцов без единого.
Сам становился во тридцатых он!
Тридцать жеребчиков выбрал Вольга.
Тридцать некладёных-нелегченых,
Всех тёмно-карих — один к одному.
Выстроилась дружинушка.
Латы на молодцах поблёскивают.
Блёстки-железки позвякивают.
Кони копытами о землю бьют.
Выехал Вольга Всеславьевич:
«Здравствуй, дружинушка хоробрая!
Слушайте братца большего!
Делайте дело повелённое:
Вейте веревочки шелко́вые.
Сети-силочки плетите вы,
Ставьте в дремучем-частом лесу.
Вы наловите лисиц да куниц,
Диких зверей, чёрных соболей.
Белочек серых, горностаюшков,
Тех поскакучих серых зайчиков.
В сети ловите вы по три дня!
По три дня, по три ноченьки!»
Слушали братцы младшие
То приказаньице старшее:
Вили верёвочки шелко́вые.
Сети-силочки наплётывали,
В темных лесах понаста́вливали.
Ждали-ловили по три дня,
Недосыпали по три ноченьки.
А и ни единой зверюшечки
Не наудачили, не выловили.
Сам вышел Вольга Всеславьевич.
Да и обернулся рыкучим львом.
Да и поскакал по лесным местам,
По перелескам, по опушечкам.
И по трущобам, и прогалинам.
Стал он зверьё из лесов выгонять
Из потаённых-укрытых мест.
«В сети-силки заворачивать
Белок-куниц, да бобров, да лисиц;
Зайчиков, чёрных соболей,
Маленьких горностаюшков.
Сети-силки переполнились.
Славно дружинушка натешилась.
Весело вернулася в Киев-град!
Отдыху Вольге не надобно.
Дело задумал он новое:
«Добрая дружинушка хоробрая!
Слушайте братца большего.
Делайте дело повелённое:
Конского готовьте волосу,
Да сильё плетите петлистое.
Малое-большое-ловитвенное.
Ставьте силки, несите силышки
В тёмный лес да на самый верх.
Соколов ловите, гусей-лебедей,
Селезней да серых утушек.
Малую птицу и большую,
Разную залётную пташицу!»
Слушали старшего младшие.
Делали дело повелённое.
Петли-силки навязывали.
Ставили в лес да на самый верх.
Ждали-ловили по три дня.
Бдили — не спали по три ноченьки.
Да и не единой пичужины
В хитрое сильё не повыловили.
Вышел тут Вольга Всеславьевич.
Сам повернулся птицей орлом.
Да и полетел по подоблачью.
Стал заворачивать гусей-лебедей,
Соколов ясных, серых утушек.
Малую птицу и большую.
Разную пернатую пташицу.
Дополна силки переполнилися.
Славно дружинушка натешилася.
Весело вернулася в Киев-град.
Отдыху Вольге не надобно.
Новое он дело задумывает:
«Добрая дружинушка хоробрая!
Слушайте вы братца большего.
Делайте дело повелённое:
Нынче возьмитесь за топоры.
Стройте суденышки дубовые.
Тките-вяжите неводы,
Разные путёвья шелко́вые.
Да и поезжайте в море синее.
Рыбу ловите белужинку,
Окуня-плотичку-щучинку.
Да и дорогую осетриночку.
Ловлю продлите по три дня:
По три дня, по три ноченьки!»
Слушали братья, старалися.
Брали топоры дроворубные.
Строили суденышки дубовые.
Неводы-путёвья изготовили.
В море выплывали синее.
Ждали-ловили по три дня.
По три дня, по три ноченьки.
А и не поймали ни рыбёшеньки!
Вышел тут Вольга Всеславьевич.
Сам обернулся щукой-рыбою.
Да и нырнул в море синее,
Рыбу заворачивал рыбистую
Окуня-щучку-плотиночку,
Да и дорогую осетриночку.
Неводы-путья переполнились.
Славно дружинушка натешилась.
Весело вернулася в Киев-град.
Славному Вольге Всеславьевичу
Нету ни сроку, ни отдыху;
Ни утомленья от дела-забот.
Снова собирает он дружинушку:
«Добрая дружинушка, хоробрая!
Будет нам тешиться по тёмным лесам!
Полно нам рыскать по чистым полям!
Хватит нам плавать по синим морям!
Важное дело пристрело к нам.
Надо поехать проведчиком,
Надо разведать-узнать-напытать,
Что там Сантал царь задумывает?
Выбрать кого нам разведчиком?
Даньку послать, так долго ждать.
Данька силён, да увалень!
Саньку послать, так вином запоят:
Зря пропадет там без догляду!
Васеньку ли молодшего?
Васенька — он хоть и мал, да удал.
Только и Васеньку послать нельзя:
Он на красавиц позарится —
С девицами распотешится,
С красными разыграется,
Будет его нам долго ждать!
Видно, мне, Вольге, самому идти!»
Тут обернулся Всеславьевич
Малою птицею-пташицей‚
Быстрой-залётной ласточкой.
Только его и видели!
В ту ли Санталью богатую
Перелетел он море синее.
К царским палатам белокаменным
Сел у открытого окошечка.
Слышит он — царь говорит жене:
«Красная Елена Панталовна!
Знаешь ли ты да ведаешь ли:
Нынче на Руси не по-старому,
Все на святой не по-прежнему —
Цветики там не порасцвели,
Травы на лугах не повыросли.
Знать, на Руси Вольги вживе нет!
Нынче Сантал, я храбрым стал.
А и не боюсь выйти с боем на Русь!
Девять городов там возьму-покорю!
Девять сынов я своих одарю!
Я тебе, царица Панталовна,
Шубу привезу драгоценную!»
Красная Елена Панталовна,
Так она Санталу ответствовала:
«Слушай ты, глупый ты, царь Сантал,
Лучше тебя я знаю-ведаю:
Травы на Руси растут по-прежнему!
Все цветы цветут по-старому!
Вживе-здорове богатырь Вольга́!
Ночесь во снах мне привиделось,
Будто с восточной сторонушки
Малая птаха выпархивала.
С западной сторонушки сизый орёл
Ей да навстречу вылётывал.
Пташка восточная-малая
Западного великого
Сизого орла повыклёвывала,
Пёрышки-перья повыщипала,
Все их по ветру повыпустила!»
«Гой ты, царица Панталовна!
Видишь ты сны неразумные!
Глупые сны все несбыточные:
Пташке ли орла-то повыклевать?
Мне-ка в Санталье и заботы нет
За неприступной укрепою.
Море кругом непроплывное.
Горы везде непроходные.
Щука по морюшку не проплывёт!
Дикий олень по горам не пройдёт!
Надо, я на Вольгу с битвой пойду!
Этого Вольгу в полон возьму!»
Выслушал Вольга такой разговор.
Быстро к дружинушке вернулся своей:
«Добрая дружинушка хоробрая!
Будет вам без дела спать-отдыхать!»
Вывел тут Вольга Всеславьевич
К морю Сантальскому дружинушку.
Буря на море буреванная.
Море от бури неприступное.
Вольгины молодцы кручинятся.
Сетуют-печалятся-поохивают.
Буря да ветер их потряхивает.
Жалуется Вольге дружинушка:
«Тут потерять нам буйны толовы!»
Вольга над дружиной насмехается:
<Старые бабы вы, запечные!
Утлые старухи вы, хилые!
Нет богатырской в вас смелости!
Вам бы у печки горшенничать!
Вам у колодца портомойничать!
Бабские лясы вам по-бабски точить,
Бабскими хихиками зубы калить!»
Вымолвил слово ко времени
Вольга удалой Всеславьевич.
Сам обернулся он щукою.
Молодцев щурятами всех обернул.
В море дружинушка плеснулася,
Струи проплыла непроплывные,
В царстве Сантальском оказалася.
Горы перед дружиною
Встали грядой поднебесные.
Скалы-утесы недоступные.
Белые вершины на солнце блестят,
Острые в тучи уткнулися.
Вольгиных молодцев страх пробрал:
«Тут потерять нам буйны головы!»
Вольга в ответ рассержается.
Он над дружиной насмехается:
«Старые бабы вы, запечные!
Утлые старухи вы, хилые!
Где же ваша удаль молодецкая?
Где же ваша доблесть богатырская?
Где ваша смелость русская?›
Славный Вольга́ Всеславьевич
Слово своё молвил ко времени.
Сам обернулся оленем он.
Молодцев сделал оленятами.
Мчатся-несутся между гор
Быстрые олени тонконогие,
Стройные-златорогие.
С выступа на выступ перепрыгивают.
Скалы и камни перемахивают.
Щели-ущелья перелётывают.
Перескакали горы каменные.
Сделались олени дружиною.
А перед нею тут лес до небес.
Добрая дружинушка хоробрая
На переходе поизмучилась.
На перелёте изнурилася.
Сон одолел добрых молодцев.
Спит она, дружинушка, да Вольга́ не спит.
Волком Вольга́ оборачивается.
Много насгонял-понабил зверья.
Снова обернулся добрым молодцем.
Тёплых шкур да мехов наснимал.
Взялся кроить да и шубы шить
Куньи-лисичьи-соболиные.
Сшил да укрыл-одел дружинушку!
Только он с делом покончить успел,
Тут и поднялась непогодица.
Ветер подул-запорывничал.
Вьюга завыла-запосвистывала.
Тут бы и помёрзнуть дружинничкам,
Выручили шубоньки тёплые!
Крепко дружинушка похрапывает.
Спит она, дружинушка, да Вольга́ не спит.
Снова он птичкой-ласточкой
Вылетел в столицу Сантальскую.
Снова он Сантала подслушивает!
«Гой ты, Елена Панталовна!
Я собираюсь на святую Русь!
Девять городов отобью-возьму,
Я одарю ими девять сынов,
Стольный Киев под себя склоню!»
Держит ответ Панталовна:
«Нет, не взять тебе, царь Сантал!
Ни девяти городов для сынов!
Не склонить тебе ни Киева!
Ночесь спалось, во снах виделось,
Будто с восточной сторонушки
Выбежал золоторогий олень.
Будто ещё с западной сторонушки
Выскочил полосатый тигр.
Тигр на оленя прыгнул-пал,
Только олень не поддался ему.
Тигра олень наземь свалил.
Голову тигру копытом разбил,
Волос за волосом повыщипал,
Все волосинки по ветру пустил!»
«Ах ты, царица Панталовна,
Видишь всё сны безрассудные!
Это невиданно-неслыханно,
Чтобы олень да тигра побил!
Наша Санталия богатая —
Ни для кого не доступна она:
Тёмные леса вокруг стоят,
Топи-болота непролазные.
Звери рыскучие их не пройдут.
Змеи ползучие не проползут.
Птицы летучие ласточки
Через леса непроходимые,
Через чащобы непроглядные —
Даже и те не перелётывают!
Скоро я выступлю Русь воевать!
Есть у меня войско несчисленное.
Лошади-кони есть борзые.
Сабли-мечи есть острые.
Палицы накованы булатные.
Луки тугие-верные.
Стрелочки нервные-калёные!»
Вольга Всеславьевич с окошечка
Речи Санталовы повыслушал.
Перелетел на земелюшку.
Сделался маленьким кротиком.
Норы подкопал он в горницу.
Выбрал ходы в оружейницу.
Сделался Вольга горностаюшкой.
Луки тугие повыломал.
Сабли-мечи он повыщербил.
Палицы булатные дугой согнул.
Сам оборотился, волком стал.
Юркнул на двор по конюшенкам.
Добрых коней всех поперебрал.
Глотки у коней поперервал.
Сам оборотился ласточкой
Да и прилетел ко дружинушке:
«Добрая дружинушка хоробрая!
Полно-ко вам, братцы, спать-почивать!»
Встала дружинушка, двинулась.
Вырос перед нею заморский лес.
Там и болота топучие.
Топи-трясины зыбучие.
Зверь там поскакучий не проска́кивал.
Гад поклевучий не пропа́лзывал.
Не оробели дружиннички:
«Лес — это дело привычное.
Просеки мы там повырубим.
Корни-деревья повыкорчуем.
Сделаем дело — куда хочешь пройдём.
Топи-болота повысушим.
Стлани нарубим, повыстелим.
А и по болоту куда хошь пройдём!»
Вольга дружине выговаривал:
«Лес нам рубить, так нас будут бить!
Топи сушить, так нас в них топить!
Надо нам быстрыми ласточками
Перелететь, когда враг не ждёт!»
Вольга молвил слово ко времени.
Сам обернулся быстрой ласточкой.
Ласточками сделал и братцев всех.
Ласточки взвились туча тучею.
Перевалили дремучий лес.
Прямо перед войском Санталовым
Добрыми молодцами славными
Сели да и обернулися.
С ходу-прилёту и в бой пошли!
Войско Санталово опешило.
Кинулись санталовцы к добрым коням —
Добрые кони все загрызены!
Войско за луки схватилося —
Луки тугие переломаны,
Шелковы тети́вочки все порваны.
Войско схватилось за сабли-мечи —
Сабли-мечи все повыщерблены
Войско Санталово — за палицы,
Палицы булатные все погнуты!
Не с чем санталовцам в бой идти!
Кинулись ратники кто куда!
Вольгины воины их колют и бьют.
Гонят-воюют, в полон берут.
Вот и столица Санталова.
Вольгина рать на привал пошла.
После перелётов-переходов-боёв
Стало дружинушку в сон клонить.
Спит уже дружинушка хоробрая.
Спит она, дружинушка‚ да Вольга не спит.
Как обернётся ясным соколом.
Да как полетит по заоблачью!
Плохо пришлося гусям-лебедям,
Селезням, серым утушкам.
Вольга на пропитаньице
Много понабил для дружины своей.
Сам обернись лёгкой ласточкой,
Да и — ко дворцу ко сантальскому.
Сел на окошечко и слушает —
Царь Сантал похвалялся:
«Слушай, Елена Панталовна!
Вольгу я скоро мечом посеку!
Вольгину дружину конём потопчу!
Сам я помчусь на святую Русь,
Девять городов отвоюю там.
В Киеве на царство сам воцарюсь!»
«Глупый ты глупый, царь Сантал!
С Вольгой тебе ведь не справиться.
Вольга-то вот уж стоит у ворот!»
С места поспрыгнул царь Сантал.
Криком на царицу он закричал,
Топотом по полу затопотал.
В правую щеку её, в левую бьёт.
За косы хватает он Панталовну.
На пол кидает на кирпичный её.
Топчет царицу, приговаривает:
«Старая ты ведьма, болтливая!
Вольге, не мне, ты желаешь добра!
Только я Вольгу мечом посеку!
Вольгину дружину конем потопчу!
Сам покорю себе святую Русь!
Стольный я Киев взятьём возьму!
Вольге столицы моей не брать!
Крепость у нас вокруг прочная.
Каменные стены толстенные.
Ворота тяжёлые железные.
Крючья-засовы медные.
Сверху-то стены — рыбий зуб.
В стенах самострелы поставлены.
Стрелы смертельные-отравленные
Сверху и снизу бьют-простреливают!
Людям проходу во столицу нет.
Птицам пролёту не находится!
Только на стыках каменных стен
Есть невеликие щелочки.
В первую щелочку мураш проползёт.
Капля воды во вторую протечёт.
В третью — только мысль человеческая!»
Вольга повыслушал, с окошка вспорхнул.
В стан прилетал да братцев будил:
«Добрая дружинушка хоробрая!
Полно вам, братцы, спать-почивать!
Царь Сантал — он не спит, он бдит!
Русь намеревается всю покорить!
Вас до единого конём потоптать!»
Вскинулась дружинушка дружная.
Двинулась дружинушка за Вольгою.
Вот она, крепость укрепная.
Стены стоят твердокаменные.
Приступу к стенам высоким нет.
Смертными да отравленными
Бьют самострелы стрелами.
Сильно дружина опечалилась:
«Как нам будет стену пройти?
Видно, потерять тут головушки!»
Охает, вздыхает дружинушка.
Вольга те охи подслушивает,
Сам над дружиной насмехается:
«Старые бабы вы, запечные!
Утлые старухи застарелые!
К тыну подошли огородному ——
Тына перепугалися!
Всё богатырство ваше в дрожь пошло!
Как нам стену-крепость пройти?
Дело-то это невеликое:
Есть там на стыках каменных стен
Три небольшие щелиночки.
В первую мы муравьём проползем.
В щёлку вторую каплею
Мы просочимся, дождинкою.
В третью — мыслью человеческой!»
Вольга Всеславьевич догадлив был,
Слово он молвил ко времени.
Вместе с дружинушкой хороброю
В щелочку малую прополз муравьём.
В щелочку другую — каплею.
В третью проникли щелочку
Мыслью они человеческой.
Вот и стена твердокаменная,
Крепость Санталова пройдена!
Вольгины воины в бой пошли.
Взялся и Вольга за сабельку.
Смелая дружинушка дружная
Скоро ко дворцу прорубилася.
Царь Сантал запобегивал.
Вот на замочки на крепкие,
Вот на запоры на железные,
Вот на засовы на булатные
Прячется-запирается.
Вольга на ту пору-времечко ——
Он уж и ворвался во тот во дворец.
Двери-пороги норой распинал.
Крепкие засовы кулаком разбивал.
Вот он, и Санталов покой перед ним.
Царь Сантал от Вольги пятится.
Падает-корячится-прячется.
Взял его Вольга Всеславьевич,
Брал-поднимал за кудри чёрные,
Выше головы его подкидывал
Да и ударял о кирпичный пол.
Тут ему, Санталу, и конец пришёл.
Вольга повернулся в Киев-град.
Слава прошла о нем великая!
8
{"b":"586860","o":1}