ЛитМир - Электронная Библиотека

Вошедший преподаватель прервал все разговоры, студенты разошлись по местам, но преподаватель не пошел, как обычно, к своему столу, он подошел к парню.

— Поздравляю, Игорь, новость уже облетела институт, и я тоже наслышан, — сказал он, пожимая парню руку. — Ваш киносценарий победил на конкурсе «Молодой сценарист». Это хорошее начало.

Ольга думала, что наконец-то и на его лице появится тщеславие, так свойственное студентам творческого вуза, когда кто-то признает их талант, но он был так же невозмутим, хотя поздравлял его признанный мастер киноискусства. Он только сказал: «Спасибо» — и, когда в аудитории зашумели те, кто, как и Ольга, не знал имени победителя, хотя о конкурсе знали все, и со всех сторон раздались поздравления, вдруг улыбнулся и посмотрел на Ольгу, которая так сомневалась в его умственных способностях.

Они стали здороваться, встречаясь в институте и в общежитии. На Ольгино пугливое: «Здравствуйте», он отвечал с неизменной улыбкой: «Привет, Олененок». Больше между ними ничего не было, но каждый раз при встрече, непонятно почему, у нее убыстрялся пульс, и ее захлестывала волна тревожного счастливого ожидания. Она объясняла это себе случайным совпадением его имени и имени ее отца, а также тем, что, как и отец, он называл ее «Олененок». Больше никакого сходства с отцом в нем не было — отец внешне был совсем другим, и, насколько помнила его Ольга, у него был совсем другой характер. Отец был более открыт, эмоционален.

Ожидание не оправдывалось. Он только улыбался, но больше никогда не вел себя так, как в их первую встречу. Но и от его улыбки Ольге становилось хорошо, и, если у нее почему-то было не очень приятно на душе, грусть испарялась.

Ольга поделилась своими ощущениями с Викой.

— Опять ты придумываешь всякий вздор, — отмахнулась Вика. — Ну улыбается, ему просто смешно вспоминать твою ошибку. А ты просто влюбилась и придумываешь ответное чувство. Он красивый парень, вокруг него всегда куча девочек крутится. Если бы он был москвичом, я, может, и сама… — Вика вдруг круто оборвала себя.

— Да нет, я не влюбилась, — возразила Ольга, давно решившая для себя, что земная любовь не для нее. — Просто он на меня так странно действует, что у меня улучшается настроение, когда я его вижу, вот и все. И я прекрасно понимаю, что меня он любить не может. Он бы не был так сдержан. И я же не ты, я не произвожу на парней такого впечатления. Я не такая красивая и не умею с ними общаться.

— Знаешь что, — вдруг загорелась Вика, — а давай я тебя с одним мальчиком познакомлю. Что у тебя за жизнь? Из института — в общагу. А он одноклассник Алика. Тоже москвич, учится в университете. Тоже скромный и незаметный, как и ты. Такой может в тебя влюбиться. А ты перестанешь выдумывать всякое, когда появится что-то реальное. Тебе через неделю восемнадцать, а ты хоть раз с кем-нибудь целовалась?

— Нет, — призналась Ольга.

— Ну вот, я его и Алика к тебе на день рождения приглашу, — Вику все сильнее воодушевлял ее план. — А потом парами будем встречаться, а потом семьями дружить. Здорово ведь?

— Да, — согласилась Ольга только из нежелания разубеждать Вику, которая так хотела устроить счастье и ей.

— Только ты будь повеселее хоть немного, пораскованнее, смейся, когда они говорят, им это нравится. Даже если они ерунду городят и тебе не смешно. А то скажут — синий чулок, — поучала Вика.

По мере того как Вика альтруистично готовилась к Олиному совершеннолетию, накупая продуктов на свои деньги, выбирая вина, Ольге становилось все больше не по себе. Все было как-то не так. Любовь приходит неожиданно, красиво. Никогда — ни в книгах, ни в кино — героев не знакомят. Хотя почему никогда? Например, как возникло чувство у героини в фильме «Одинокая женщина желает познакомиться», а как соединились герои фильма «Влюблен по собственному желанию»? Только ведь они были людьми в возрасте, а первая любовь такой не бывает, да и зачем это ей? Но отказаться было уже неудобно, Вика потратила уйму денег, которых не было у самой Ольги. Ольга потратила стипендию, как и хотела, купив себе полусапожки. Отличные, недорогие и надежные, непромокающие.

Когда в дверь постучали, Ольга и Вика делали последние штрихи к приготовлению праздничного стола. Ольга дорезала салат из безумно дорогих крабовых палочек, которые сама она никогда бы покупать не стала, а Вика сервировала стол: расставляла тарелки, стаканы, рюмки, собранные у соседок. Все было разномастным, но для праздника двух влюбленных пар столовых приборов было достаточно. Услышав стук, Ольга вздрогнула и выронила нож.

— Все будет о’кей, — заверила Вика и бросилась открывать.

— Проходите, мальчики, — радостно приветствовала она вошедших.

— Привет, богини красоты. О, какой обалденный сюрприз вы приготовили! — В комнату вошел Алик и его друг, предназначенный Ольге.

— Прошу знакомиться, именинница, это мой лучший друг, Юра, — как всегда непринужденно произнес Алик. — Я привел его вместо подарка, на большее не хватило денег. Так что прошу любить и жаловать.

Ольга испытывала скованность и большую неловкость, но постаралась как можно веселее взглянуть на друга Алика.

Он был невысокого роста, почти такого же, как она сама. Но Ольга никогда не считала, что рост и внешность играют в жизни важную роль.

Внешность у него была такая, как и говорила Вика. Он не был красавцем, но и уродом его нельзя было назвать: худощавый, со светлыми негустыми волосами, небольшими серыми глазами. Он протянул Ольге гвоздичку и сказал:

— Поздравляю.

— Спасибо. — Ольга опять постаралась улыбнуться, но улыбка у нее получилась натянутая, она сама это чувствовала.

Вика усадила всех за стол. Если бы не она и Алик, пытающиеся развеселить присутствующих, за столом царило бы гробовое молчание. Юра был скован не меньше Ольги, а Ольге становилось все хуже.

— Выпьем за девушку, достигшую совершеннолетия, — провозгласил Алик, поднимая стакан с водкой. — Если до совершеннолетия многое из самого лучшего в жизни считается запретным, то после все разрешено официально. Учти это, Юра, и посмотри на эту девушку. На мой взгляд, вы просто созданы друг для друга.

Юра пил, но не становился от этого более разговорчивым.

— Жарко что-то, — вдруг сказала Вика. — Пойдем, Алик, проветримся.

Ольга не успела и рта раскрыть, как Алик и Вика, которым стало одновременно жарко и которых потянуло в мартовскую вечернюю промозглость, похватали куртки и закрыли дверь.

— Мы скоро, вы тут празднуйте без нас, — сказал Алик. — Может, мы вам мешаем ближе познакомиться.

Ольга и Юра остались вдвоем, точнее, одни, потому что это никак нельзя было назвать «вдвоем». Оба молчали, оглушительно тикал будильник, отсчитывая паузу, которая все росла и которую Ольга все никак не могла прервать.

— Выпьем, что ли, — первым произнес Юра.

— Ага, выпьем, — поддержала его Ольга, которая не пила вообще и вино в стакане, налитом ей Викой, лишь пригубливала, но не отпивала.

Теперь она сделала несколько глотков, надеясь, что так избавится от напряжения, все сильнее охватывающего ее. А Юра налил себе полстакана водки и залпом выпил. Вино оказалось кислым и противным, и действия никакого не оказало.

— Ну что ж, это… — Юре тоже слова стали даваться с трудом — видимо, и на него алкоголь оказывал обратную реакцию.

Юра встал и подошел к кровати, на которой сидела Ольга. Видя, как неуверенно он приближается, Ольга хотела вскочить и убежать. Он подсел к ней, неловко положил руку ей на плечо.

— Поцелуемся, что ли, — сказал он, наклоняясь к ее лицу.

Ольга хотела возразить, вскочить, но ее сковало так, что она не могла даже пошевелиться и лишь смотрела, как лицо Юры приближается к ее лицу и как два его глаза по мере приближения сливаются в один.

«Тебе почти восемнадцать, а ты еще ни с кем не целовалась», — вспоминала она насмешливое замечание подруги. Несмотря на то, что ей было уже восемнадцать, тяги к поцелуям она так и не испытывала. А губы Юры коснулись ее. Они были какими-то холодными и мокрыми и напоминали ей прикосновение слизней, которых они собирали в далеком детстве вместе с Викой. Она отстранилась, но он очень неловко закинул ей голову и опять приник к ней губами. На этот раз было еще ужаснее, чем в первый. Его язык разжал ей губы и скользнул ей в рот. Она ощутила вкус его слюны, в которой явственно ощущалось присутствие салата и водки. Его язык шевелился у нее во рту, и Ольга почувствовала, как спазм тошноты сжимает ее горло. Она вырвалась из рук Юры и вскочила, зажав рот. Она едва успела добежать до туалета, а потом пила воду прямо из-под крана, смахивая слезы.

11
{"b":"586861","o":1}