ЛитМир - Электронная Библиотека

— Олька, становишься человеком, — сказала Вика. — Он, конечно, не москвич, но выглядит потрясающе. Такая фигура! Ты знаешь, что он до института был профессиональным спортсменом? Мастером спорта по карате! А как все у вас было, расскажи…

Ольга, не выдержав, рассказала о первой ночи.

— Он сказал, что хотел бы пригласить меня в ресторан, но есть одно «но», — делилась она. — А какое, не сказал.

— И так понятно, — фыркнула Вика. — С тобой — и в ресторан! Смех!

— А некоторые находят меня красивой, — обиделась Ольга.

— Я тебе всегда говорила, что разным мужчинам нравятся разные бабы, и такие, как ты, доска — два соска, тоже нравятся. Но я не об этом говорю. Ты посмотри, как ты одета. Я вообще удивляюсь, как ему не стыдно с тобой по улице идти, — объяснила Вика.

— А что, нормально одета… — сказала Ольга, которая никогда не обращала внимания на то, что надето на людях, и привыкла оценивать одежду с точки зрения ее утилитарности.

— Нормально! Да Юра до сих пор твои сапоги вспоминает! И пальто. Ты думаешь, он за внешность тебя пугалом обозвал? Ты их в каком магазине купила? Их же ни одна старуха не наденет, — отчитывала Вика. — Я рада, что теперь май, и ты их сняла. А эта юбка, а эта блузка! Но по сравнению с сапогами… Те были просто атас. — Она разразилась смехом. — И Игорь это видит, он же не слепой. Ты посмотри, как он сам одевается. Конечно, не по первому шику, у него шмоток мало, но они классные.

Ольга впервые задумалась на эту тему. Ей просто нравился Игорь, она никогда не думала, во что он одет. Ей нравились его рубашки, джемпера, потому что они были его.

После этого разговора Ольга стала обращать на это внимание. И выяснилось, действительно люди одеваются по-разному. Кто со вкусом, кто без, кто хорошо. Кому-то его одежда идет, кому-то нет. Ольга придирчиво осмотрела себя и вдруг ужаснулась. Игорь расписывал ей ее красоту, когда они стояли перед зеркалом без одежды. Не случайно ли? Он ведь прекрасно представляет, что у нее нет возможности купить другую одежду, и из деликатности молчит. Ольга ужаснулась открытию. Что, если слова Вики — правда, и ему действительно стыдно идти с ней по улице?

Сама Вика была одета по последней моде, даже слишком дорого и вычурно.

— Тебе хорошо, твои родители присылают тебе деньги, — как-то позавидовала ей Ольга, глядя, как Вика наряжается в институт.

— Родители? — Вика рассмеялась. — Ну, Ольга, ты наив! Вот эти туфли тебе нравятся? — Она выставила вперед свою ногу, обутую в красные блестящие туфельки на высоком каблуке-шпильке.

— Да, конечно, — сказала Ольга, думая о том, что Вика всегда носит мини-юбки, а колготки гармошкой не собираются у нее на коленях.

— Так мои родители на такие туфли вдвоем работать месяц должны, — смеялась Вика. — Это же итальянские, самый последний писк, я их на рынке купила.

О существовании рынков Ольга слышала краем уха, но никогда там не была. А там продавали дорогие импортные вещи. Ольга же носила отечественные и такие старые…

— Или вот эти колготки, это Франция, — объясняла Вика. — Мужики так и норовят за ногу ухватить.

— А как же тогда? — растерянно спросила Ольга.

— Я работаю, — усмехнулась Вика. — Мы уже не дети — на родительские подачки жить. Мы женщины и должны красиво одеваться.

— Вика, а я не могу там тоже подработать? — спросила с надеждой Ольга.

Вика только покачала головой.

— Там все занято, — ответила она чуть позже.

Действительно, Ольга никогда не задумывалась, куда исчезает Вика после занятий. У нее была своя жизнь, и в Викину она не лезла. Выходит, Вика работает, тогда как она выглядит так, что нормальному человеку с ней стыдно…

Был конец мая, начиналась пора зачетной сессии. Как-то Вика вернулась в комнату только под утро, махнула рукой на Олин вопрос, пойдет ли она в институт, торопливо начала раздеваться, собираясь лечь спать, и из кармана ее джинсов, настоящих, американских, которые выгодно подчеркивали ее формы, выпали несколько денежных купюр. Ольга ошалело уставилась на них, разглядывая сторублевки.

— Неужели есть работа, на которой можно столько заработать за одну ночь? — спросила Ольга, помня, как вчера Вика жаловалась на полное отсутствие денег.

— Можно и больше, — пробормотала Вика, торопливо суя их обратно. — Кстати, есть шанс и для тебя. Хочешь?

— А что нужно делать? — спросила Ольга.

— Помнишь того мужчину, который ехал с тобой вместе в Москву? — спросила Вика.

Ольга помнила его смутно, запомнила только, что он и Вика быстро познакомились и долго отсутствовали в тамбуре.

— Его зовут Леша, он сейчас вместе с одним парнем открыл фирму по продаже компьютеров. Парня зовут Костя. Они хорошо зарабатывают, и им нужно снять рекламный ролик, чтобы зарабатывать еще лучше. И им нужны девушки для съемок. Когда Костя мне описал типаж, который ему нравится, я сразу подумала про тебя, — рассказывала Вика.

— Понятно, — сказала Ольга. — Я только в толк не возьму, как ты Лешу встретила, уже полгода прошло. Случайно?

— Все, спать, спать, и никаких вопросов до вечера. А вечером, если согласна, поедем к ребятам. Если понравишься, заработаешь неплохо. Вот только тебя одеть нужно во что-то… — Вика положила голову на подушку и уснула.

После занятий в институте Ольга пошла прогуляться. Вика все равно спит, не стоит ее будить. Последнее занятие было у них по специальности, с Игорем они были на разных факультетах, и он задерживался. Ольга была этому рада. Ей хотелось побыть одной и насладиться своей новой удачей. Конечно, она согласится на работу, предложенную Викой, ей нужны деньги. Она не скажет ни о чем Игорю, а когда получит зарплату, пойдет в магазин, самый лучший, или на рынок вместе с Викой и купит новое платье, туфли. Для него будет сюрпризом увидеть ее одетой красиво, как все девушки. Ольга зашла на ВДНХ и подошла к фонтану. В глаза било ослепительное майское солнце, листья на деревьях были молодыми и свежими, струи фонтана взмывали мощным потоком вверх и падали вниз, и сразу три радуги Ольга разглядела у фонтанных брызг. «Все будет хорошо, все будет хорошо, это новая удача», — думала Ольга.

— Привет, Олененок, — услышала она сзади голос, ставший таким знакомым, таким родным.

Она оглянулась. Игорь стоял, засунув руки в карманы джинсов и улыбался ей открыто и ласково. Сейчас, когда Ольга думала об одежде, она отметила, что джинсы у него тоже фирменные, только потертые, но это даже модно, а голубая с короткими рукавами трикотажная тенниска очень подходит к его джинсам и кроссовкам, и вообще, к его спортивной фигуре очень идет спортивный стиль.

— Что за странный взгляд? Ты так разглядываешь меня, словно впервые увидела, — засмеялся он.

— Да нет, я просто так, — сказала Ольга, представив себе, как будет приятно ему увидеть ее в новом платье. А может быть, тоже купить джинсы и быть под стать ему?

— В тебе происходят какие-то перемены, — заметил он. — Не знаю, хорошо это или плохо, но мне чем-то не нравится твое настроение.

— Это хорошо, — заверила его Ольга. — А как ты нашел меня?

— Шел, шел и нашел, — отшутился он. — А что вы делаете, мадемуазель, сегодня вечером? Не могу ли я пригласить вас…

— Нет, к сожалению, не можете, — перебила Ольга. — Я занята сегодня.

— Вот как? — Он вдруг помрачнел. — А чем, если не секрет?

Ольга смутилась. Рассказать — значит, не будет сюрприза.

— Секрет, — сказала она, подумав.

— Ну ладно, не смею настаивать, — сказал он и, показав на радугу, добавил: — Все-таки даже в объяснении этого чуда скрыто опять-таки чудо. Солнечный свет, который аллегорично называют белым светом, преломляясь, распадается на семь цветов, создающих такую красоту. А если эти семь цветов взять и перемешать, то они, слившись в один, дадут черный цвет.

— Не нужно так мрачно, — попросила Ольга.

Он ничего не ответил и вскоре ушел, сославшись на занятость.

— Вот это платье наденешь, — бросила в Ольгу, зашедшую в комнату, черным трикотажным платьем Вика. — Я его себе покупала, но мне оно оказалось слишком мало, а продать не успела.

16
{"b":"586861","o":1}