ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Керченский подпольщик позднее вспоминал: «Рано утром люди пошли туда (на Сенную площадь. — М.Т.), захвативши с собой, как указывалось в приказе, запас продовольствия на три дня. Шли туда и старики, и женщины с грудными детьми, и школьники. Мне приходилось говорить с некоторыми из них. Задавал вопрос: зачем они идут на площадь? Но этого они сами не знали. Никто из них в тот момент не думал, что немцы заберут их всех в тюрьму, ограбят, а затем всех поголовно расстреляют. Многие предполагали, что их хотят переселить куда-нибудь подальше от Керчи, которую нередко с кубанского берега и с кораблей обстреливали советские войска»[136]. Собрались, по документам керченского отделения ЧГК, около 7000 человек разного возраста[137]. Эта цифра была взята керченской ЧГК из показаний от 10 апреля 1943 г. попавшего в советский плен 2 января 1942 г. оберефрейтора 3 роты 173 противотанкового дивизиона 73 пехотной дивизии Курта Кольвитца[138]. По документам городской комендатуры I (V) 287 г. Керчь, количество евреев, собранных во время этой акции, было около 2500[139].

Всех явившихся построили в колонну по шесть и повели в городскую тюрьму. Тех, кто по дороге отставал из-за старости или по болезни, избивали и кидали на повозки. В тюрьме заключенным было приказано сдать ключи от своих квартир и указать точные домашние адреса коменданту тюрьмы. В крымском архиве сохранилось 28 таких записок, например: «Мазур Тевель Эльевич. Проживает по Кооперативному пер., 34. Ключи находятся у соседа Завадского. Скота нет»[140]. Затем у всех отобрали ценные вещи: часы, кольца, украшения. «Кто пытался скрывать ценности, деньги, тех беспощадно избивали. Одна женщина спрятала кольцо. Но фашисты нашли кольцо, и женщину всю ночь истязали так, что по всей тюрьме были слышны ее крики»[141]. Несмотря на холод, у всех посаженных в тюрьму были сняты сапоги, валенки, ботинки, костюмы и пальто. Многих женщин и девочек-подростков отделили от остальных заключенных и заперли в отдельные камеры, где насиловали и подвергали садистским пыткам[142].

Подросток Изя Гофман скрывался до 2 декабря, затем его схватили. «В тюрьме меня посадили в небольшую камеру, где уже находилось 75 человек. Там была и моя сестра Рая, она в то время уже родила. Изверги не только не оказали ей никакой медицинской помощи, но оторвали у нее новорожденного и бросили в уборную. Сидеть и спать в камере было не на чем. Кормили нас один раз в сутки солеными бычками. Воды не давали»[143].

В течение нескольких дней все евреи были расстреляны у противотанкового рва близ поселка Багерово в 4-х километрах от Керчи. Евреев на грузовиках подвозили к месту казни. После того, как жертвы снимали верхнюю одежду, их группами по десять человек отводили в противотанковый ров и ставили рядом с трупами спиной к экзекуционной команде, которая находилась на краю рва. По приказу «огонь» их убивали выстрелами в затылок или спину[144]. По показаниям бывшего служащего зондеркоманды 10б Роберта Барта, данным им в ходе Нюрнбергского процесса, во время этой акции были расстреляны около 2000 человек[145].

Временно избежали казни девять евреев, которые вместе с восемнадцатью нееврейскими врачами были призваны осуществлять медицинское, в частности, зубоврачебное обслуживание населения. Дальнейшая судьба этих людей неизвестна.

Места массового уничтожения евреев Крыма в период нацистской оккупации полуострова, 1941—1944. Справочник - _15.jpg

Памятный знак на погибшим крымчакам и советским военнопленным на Аджимушкайском переезде у г. Керчь. Фото: Г. Россолинский, 2005

Спустя несколько дней после расстрела в Багеровском рву немецкой полицией безопасности в Керчи был издан очередной приказ, обязывавший всех евреев, еще не явившихся на место сбора, явиться в полицию, а всех остальных керчан, знавших о местонахождении евреев, заявить об этом в полицию. Невыполнение приказа каралось расстрелом[146].

Весь декабрь 1941 г. не прекращался поиск скрывавшихся евреев. 29 декабря 1941 г. все, кого оккупантам удалось обнаружить, были расстреляны в том же рву.

Благодаря внезапному для немецко-фашистских захватчиков освобождению города советским десантом в ночь на 30 декабря 1941 г., в живых остались крымчаки Керчи. В акте керченского отделения ЧГК значится: «Как видно из документов, захваченных частями Красной армии в помещениях керченского гестапо и городской управы, фашисты готовили убийство новых тысяч неповинных людей. По плану гестапо 3 января 1942 г. должны были быть уничтожены еще несколько тысяч человек. Уничтожению подлежали крымчаки»[147].

После прихода Красной армии в город керчане бросились к Багеровскому рву разыскивать останки своих родных и близких. Ров на протяжении километра в длину, шириной 4 метра и глубиной 2 метра, был полон трупами[148].

14 мая 1942 г. город был вторично оккупирован. По сведениям из партийных источников, перед оккупацией наряду с партсовактивом и семьями коммунистов, партизан, командного состава РККА и красноармейцев эвакуироваться успели много евреев и крымчаков[149]. Однако, по мнению исследователей, в силу нескольких причин (несогласованность в действиях эвакуационной службы, неосведомленность о судьбе крымчакских общин в других городах Крыма, и, вероятно, консервативность мышления) значительная (по мнению В.И. Филоненко — большая[150]) часть крымчаков города осталась в оккупации вторично.

Акция по уничтожению крымчаков была проведена 22 июня 1942 г., по другим сведениям — 8–9 июля 1942 г.[151] «Какой тяжелый, ужасный день!…Сколько в этот день пролито слез и крови, ведь сейчас собрали всех крымчаков и факт, что их расстреляют…Обидно, что все это делает русский народ, все эти прихвостни… Ездят по домам, насильно берут невиновных людей и расстреливают», — записала в своем дневнике жительница Керчи, отражая, вероятно, участие русской вспомогательной полиции в сборе крымчаков[152]. По непроверенным данным, были расстреляны около 1500 крымчаков[153]. Расстрелы проводились на Аджимушкайском переезде: так, несколько свидетелей видели, как в июне-июле «машины подходили к противотанковому рву, как выводили из автомашин граждан Керчи, как их расстреливали…, как подходила серая закрытая машина, откуда выкидывали в ров детей возраста до десяти лет»[154], как «вещи убитых выбрасывали на автомашины и увозили, это можно было наблюдать ежедневно»[155].

Как и в других аналогичных случаях, квартиры уничтоженных людей были конфискованы; «после осмотра СД они были переданы либо комендатуре, либо муниципалитету»[156]. Особо активной проявила себя полевая жандармерия, которая «относительно евреев и крымчаков…делала все необходимое». Как следует из отчета этой службы от 30 июня 1942 г., почти ежедневно служащие жандармерии обнаруживали нескольких евреев и крымчаков с поддельными документами; все задержанные передавались местной команде СД «для дальнейшего обращения»[157]. Для расправы с евреями и крымчаками, как свидетельствовал позднее один из бывших служащих зондеркоманды Шухарт, использовалась также одна из нескольких находившихся в распоряжении айнзатцгруппы «Д» газовых автомашин — «душегубок»[158].

вернуться

136

ГААРК, ф. П-156, оп. 1, д. 70, л. 18 (Воспоминания руководителя областного подпольного центра в г. Керчи И.А. Козлова).

вернуться

137

ГААРК, ф. Р-1289, оп. 1, д. 2, л. 35.

вернуться

138

ГАРФ, ф. 7021, оп. 148, д. 40, л. 18.

вернуться

139

NARA, RG-242, T-501, roll 56, frame 492.

вернуться

140

ГААРК, ф. Р-1465, оп. 1, д. 1, л. 15.

вернуться

141

ГАРФ, ф. 7021, оп. 9, д. 38, л. 69 (Из акта керченской ЧГК от 2.08.1944 г.).

вернуться

142

ГАРФ, ф. 7021, оп. 9, д. 38, л. 19 (Из акта керченской ЧГК от 24.08.1944 г.).

вернуться

143

Там же, л. 68об.

вернуться

144

Из приговора суда присяжных при земельном суде Мюнхен-1 от 22 марта 1972 г. по делу Фингера, Шухарта и Липпса. — В кн.: Сборник документов и материалов. — С. 176.

вернуться

145

Там же. — С. 139.

вернуться

146

ГААРК, ф. П-156, оп. 1, д. 24, л. 10об.

вернуться

147

ГААРК, ф. Р-1289, оп. 1, д. 2, л. 14.

вернуться

148

ГАРФ, ф. 7021, оп. 9, д. 38, л. 69. (Из акта керченской ЧГК от 2.08.1944 г.).

вернуться

149

ГААРК, ф. П-1, оп. 1, д. 2154, л. 22 (Справка об эвакуированном населении из Керчи от 22.05.1942).

вернуться

150

Филоненко В.И. Крымчакские этюды. — Rocznik Orientalistyczny, T. XXXV, Z. 1. (1972). — С. 10.

вернуться

151

Филоненко В.И., Кая И.С. Крымчаки и их народное творчество (рукопись, 1955 г.) — Библиотека Института изучения Израиля и Ближнего востока, архив. — С. 9.

вернуться

152

ГААРК, ф. П-156, оп. 1, д. 31, л. 25.

вернуться

153

Полякова В.П. Холокост в отношении крымчаков Керчи // Материалы 9-й междисциплинарной конференции по иудаике. Тезисы. — М.: Сафер, 2002. — С. 204.

вернуться

154

ГАРФ, ф. 7021, оп. 9, д. 38, л. 39 (Свидетельство Демченко Д.Е керченской ЧГК).

вернуться

155

ГАРФ, ф. 7021, оп. 9, д. 38, л. 37 (Свидетельство Быковой Н.П. керченской ЧГК).

вернуться

156

NARA, RG-242, T-501, roll 233, frame 863.

вернуться

157

NARA, RG-242, T-501, roll 233, frame 868.

вернуться

158

Kogon Eugen, Herman Langbein and Adalbert Ruckerl, eds. Nazi Mass Murder: A Documentary History of the Use of Poison Gas, p. 69.

11
{"b":"586863","o":1}