ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 9

Воскресным днём Никитин, смурной и молчаливый, вёз Дашу в аэропорт. Он вчера вернулся из столицы, успел только переночевать дома, а утром надо снова расставаться со своей женщиной.

Олег стоял в стороне до тех пор, пока соперник не скрылся из вида. Потом подошёл и поздоровался. Рейс задержали, причём, эти лишние полтора часа, незадачливым пассажирам пришлось просидеть в накопителе. Дальше всё было ожидаемо: ненавязчиво, но с намёком; по-дружески, но с частыми напоминаниями о прошедших временах.

- А помнишь, Даш, как мы чудесно отдохнули тогда в Таиланде?

- Море грязное.

- А помнишь, как после страйкбола, я обрабатывал твои ранки и синяки, а потом мы поехали к тебе. Дашунь, ты помнишь, как нам было хорошо? Почему ты забыла?

Даша всё это помнила: и 2 команды, собранные из ребят Проектного центра, и полигон, и энтузиазм, замешанный на адреналине, и стрельбу из почти настоящего оружия. Именно Олег оказался рядом после игры, с обезоруживающей непосредственностью снял сам с неё футболку и смазал мазью пару-тройку синяков и йодом несколько болезненных ранок, а потом повёз домой. Помнила и то, что произошло той ночью, это было впервые между ними, но необычайно хорошо. Даша всё помнила. Но это было прошлым.

- Олег, зачем все эти разговоры?

- Чтобы ты знала: где постоянное, а где временное.

- И где временное?

- Твой Никитин - временный. Он женат. И если бы ты была нужна ему, то.... с любимыми женщинами так не поступают.

- Как, Олег?- терпение кончилось. Всё-то он знает. И самое интересное, что знает даже, что лучше для неё самой.

- Уверен, что ты спохватишься, но я жду, Даша. Ты же знаешь, что мне никто не нужен, кроме тебя.

- И кроме Ирочки Ивушкиной,- пусть не считает её слепой дурой и глухой кочкой в придачу.

- Это было ... это несерьёзно всё. Ты должна понимать.

Неделя в декабрьском Питере, величественном и стойком под ветрами всех времён, познаваемом только ногами и глазами по пути от отеля до мрачноватого серого старинного здания; занятия с утра до вечера и возвращение по темноте в номер отеля, с заходом по пути в ставшую знакомой кафешку - показалась в два раза длиннее. Вечерние разговоры по скайпу, дневные СМС-ки, лёгкая грусть и сладкие мечты о встрече с Митей остались в прошлом, как только Даша пристегнула пряжку ремня в кресле самолёта. Всё, скоро родной город, такой милый с его тихими снегопадами; собственный "дом", в котором ждёт с нетерпением любимый мужчина. Она соскучилась даже по своим ребятам из отдела, и в который раз осознала, что проработав бок о бок с человеком продолжительное время, начинаешь воспринимать его, как "своего".

Она уже снова разговаривала с Олегом и перестала на него сердиться. Простила ему и его ежевечерние заходы к ней в номер "на чай", заканчивающиеся при выдворении неизменным: "Может, посидим где-нибудь?". Постаралась забыть его вчерашний "дружеский поцелуй в щёку", который был совсем даже не дружеский и вовсе даже не в щёку. Они летели домой, к заполненным транспортом родным улицам, вечерним огням и ёлкам на каждой площади. Даша вспомнила прошлый Новый год и знакомство с Митей. Почти год. Она закрыла глаза. Скоро. Скоро она увидит его.

Глава 10

В аэропорту её встречал Виктор, чем сильно и неприятно удивил.

- Где Митя?- встревожилась она.

Митин водитель бросил на неё сочувствующий взгляд, забрал небольшой чемодан из рук и поставил его в багажник.

- Дмитрию Михайловичу пришлось срочно улететь в Москву. Его вызвала подруга его жены.

Виктор называл вещи своими именами. Ника была для него женой шефа, а Даша - женщиной, с которой он жил. Приняв такое положение дел, как данность, Дарья перестала заморачиваться и успокаивала себя, добавляя мысленно слово "бывшая" каждый раз, когда слышала от Виктора слово "жена" и всем было хорошо.

- Зачем?- вот так сюрприз.

- Ника Павловна попала в больницу.

- Что с ней?

- Я не знаю, Дарья Владимировна.

Вместо вечера с Никитиным - пустая сиротская квартира. Она сварила себе на скорую руку овощной супчик, обратив внимание, что холодильник был полон полуфабрикатов. Это называется: "мужик один дома". Она никак не могла занять себя, бродила от окна к окну, наблюдая, как снегоуборочная техника сгребает снег на газоны и на обочины дорог. Поворчала:

- Ага, из центра снег ещё вывезут, а то, что не на глазах, оставят киснуть до весны. Оттепели превратят белизну в серую слежавшуюся массу, и она будет мозолить глаза, пока сама не растает,- Даша думала о чиновниках то же, что и обычный обыватель, наблюдающий бесхозяйственность и сытый по горло теми, кому были абсолютно непонятны проблемы большинства. Как там говорила французская королева Мария-Антуанетта?

- Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные?

Настроение от подобных мыслей не поднялось, а совсем даже наоборот.

Уже ближе к одиннадцати вечера Дарье удалось переговорить с Димой, а до этого только СМС-ки: "Потом..." на её: "Что?".

- Она начала принимать наркотики. Ума не приложу: как Ника дошла до такого. Хотя есть подозрения: её молодой любовник мне не понравился. Он появился в квартире поздно вечером и накинулся на меня с кулаками. Но узнав, что Ника в больнице, начал оправдываться и исчез, даже не поинтересовавшись её состоянием. Так что мне придётся задержаться здесь, определить в клинику... Это надолго. Прости, но Никой заниматься больше некому.

Информация, выданная уставшим голосом, окончательно добила её. Дарья знала, что у Мити почти никого не осталось из родных. В середине их отношений, полная светлых надежд, что стала для Никитина человеком, с которым он был готов поделиться самым сокровенным, Даша задала вопрос:

- Митя, а где твои родители?

- Я сирота,- он сообщил это нарочито спокойно,

- Расскажи,- осторожно и внимательно глядя в прячущие старую боль синие глаза. В эти минуты она готова была в любой момент дать задний ход, лишь бы не нарушить установившееся между ними доверие.

- Отец был военным и погиб в "горячей точке", вытаскивая раненого товарища, когда мне было 10 лет, а мама, безумно любившая его, ушла через 8 лет. Смерть её была трагической и до сих пор я не верю, что это было случайностью. Она ушла с друзьями в горы, а оттуда не вернулась - сорвалась со скалы.

Дима замолчал, а Даша сидела рядом тихо-тихо, мечтая разделить с ним боль, если ей позволят, но ей не позволили. Больше разговор на эту тему не заводился.

***

Год начался не совсем так, как она планировала. Митя всё ещё разбирался с Никой, и Даша уехала встречать Новый год к родителям, где, не выдержав маминых бесконечных разговоров "о бедных Данечке и Пашеньке", расцеловалась с родными на третий день и отправилась восвояси. Пусть одна, зато никто не "грузит" ненужными проблемами. У неё своих полон рот, а Павел знает, что делает. Он забрал Даньку и принял приглашение Светы посетить её родной город.

Неожиданно позвонил Юра. Даша недолго недоумевала: откуда он узнал, что она одна дома. Оказалось всё проще простого: он увидел её одну, бродящую по этажам "Столичного".

Выбор не стоял: сидеть одной дома или сходить в кино с "подружкой", коротая дни без Мити.

- Ты почему в городе?

- Собирались в горы с друзьями, да у меня старая травма обострилась,- он слегка хлопнул ладонью по колену. Обидно так.

- А ты почему?

- Так получилось - это личное.

Триллер оказался захватывающим и, выйдя из тёмного зала в свет и броуновское движение большого холла кинотеатра, Даша почувствовала прилив энергии. Домой не хотелось, а Юра предложил пройтись, что они и сделали. Он увёз её в немецкий известный ресторан, где они иногда бывали с Никитиным. Обильная вкусная еда, отличное пиво, интересный собеседник, которого знаешь "сто лет" на время отодвинули грустные мысли, и Даша порадовалась, что не отказалась от приглашения. Правда, перед дверями подъезда возникла небольшая заминка.

18
{"b":"586867","o":1}