ЛитМир - Электронная Библиотека

- А Даня?- спросила Даша, ещё больше наполняясь негодованием.

- Кто?- спросила Настя, как будто не совсем понимая, о ком ещё идёт речь.

- Сын Павла от Таси. Что вы решили делать с ним? Какие отношения у вас сложились с Даней?

- Он может жить с бабушкой-дедушкой.

Дальше Дарья собой уже не владела:

- Убирайся или я за себя не отвечаю. Да как ты смеешь решать судьбы детей, к которым не имеешь никакого отношения?

Настя, казалось, сначала оскорбилась, потом испугалась, а потом и вовсе её глаза затопила паника:

- Только не говорите ничего Паше, прошу Вас. Он ничего не знает. Пожалуйста, не говорите ему ничего,- умоляла она, хватая Дашу за руки.

- Прочь!- простонала Дарья, вырывая руки и закрывая живот, как будто желая оградить своё дитё от опасности.

Её затрясло и, если бы в это время дома был Митя, то он бы допытался до причины алых щёк, трясущихся рук и влажных глаз. Даньке такую мачеху? Ни за что! Она сама приедет и заберёт племянника к себе, но не оставит его с этой змеёй. И никто её не остановит! Никто! Пусть только попробуют!

Ей повезло, что Митя в этот день задержался, а вернувшись из офиса домой, застал жену в постели. Но Даша не спала, слышала шаги, глухой шум душа, почувствовала поцелуй, родные руки, накрывшие и погладившие живот, а через пять минут мерное дыхание.

***

- Что нужно купить к рождению Сашки?- Павел приставал к ней не первый раз.

- Спроси у Светы.

- Она говорит, что всё есть,- Пашка начинал сердиться. Он понимал Свету с её гордостью, но сестра то должна быть на его стороне.

- Значит, всё есть,- Даша тоже сердилась. Она не могла представить себе рядом любимого брата и ту женщину. Как он не видит?

- Издеваешься? Мстишь мне за то, что я живу с Настей?

Дашу перемкнуло.

- Вот и спроси у неё,- развернулась и ушла из гостиной, хлопнув дверью. Павел догнал её уже на кухне и развернул за плечи:

- Что ты бесишься? Чем она тебе не угодила? Я бросил Свету? Брошу ребёнка? Что?

- Не понимаешь? Настю твою обидели?- она сбросила его руки с плеч и теперь наступала на брата с яростью в глазах и гневом в голосе.- А что вы собираетесь делать с Данькой?

- Он будет с нами, - Павел не понимал: с чего так психанула сестрица. Испугался вмиг за неё: беременная, не вышло бы чего нехорошего.

- А у Насти ты спросил разрешения оставить при себе своего ребёнка?- Дашка уже орала.

- Тихо, тихо, Дашунь, солнышко, успокойся,- вот зря он пришёл к ней. Надо было поговорить ещё раз со Светой. Бабы - они очень нежные, когда беременные, плаксивые, мнительные, с ними надо обращаться супербережно. Он помнил Тасю, как она ходила с Данькой. Тоже слёз было вёдрами. Правда, Дашка не ревёт, а орёт, того и гляди по морде схлопочешь от неё. И что за разговоры про разрешение оставить Даньку? Что за бред?...

- Сукин ты сын, если я узнаю, что она обидела Даню, хоть словом, хоть взглядом, вы получите у меня оба. Запомни это! Трахайтесь сколько хотите, но племянников моих не смейте трогать.

- Ты ополоумела совсем?

- Это ты ополоумел, если живёшь непонятно с кем. Поинтересуйся её планами насчёт своих детей,- больше Даша молчать не собиралась. И плевать, что Пашка подумает о ней самой. Сейчас речь шла о детях.- Она была у меня и поделилась своими мыслями. Просила не говорить тебе ничего. И если бы это не угрожало ничем Дане и Сашке, я бы плюнула: дурак дурака стоит.

- Когда она у тебя была?- Павел насторожился: беспокоить эмоциональную Дашку на шестом месяце беременности , было не дозволено никому. Даже Насте. Никитин трясётся над ней, как курица над золотым яйцом, родители тоже тревожатся: первый раз рожать после тридцати, а тут появляется чужой человек и смеет говорить нечто такое, отчего сестра на стены лезет от страха. А Дашка напугана.

- Всё, солнышко, успокойся. Я люблю тебя,- он обнял её и оглаживал по спине, - никто больше тебя не побеспокоит, никто не обидит нашего Даньку и нашего Сашку.

-Теперь ты знаешь моё отношение к твоей женщине. Я не желаю её видеть в своём доме и в доме своих родителей. Ты уж как-нибудь ей сам это объясни,- Дашка потихоньку успокаивалась, а Павел был намерен сегодня же выяснить все обстоятельства разговора между сестрой и Настей.

***

- Здравствуйте, Виктор. В офис к Никитину,- теперь водитель всегда был на связи и в её полном распоряжении. Он смотрел на неё сначала с опаской, как будто возил нечто настолько хрупкое и дорогое, что лучше бы вагоны разгружал.

- Виктор, отомрите. Я не хрустальная. Миллионы женщин вынашивают детей, а раньше даже в поле рожали. Моя прабабушка именно так и появилась на свет. У вас что, детей нет?

Он отрицательно помотал головой.

- Худо,- Никитинское словечко прочно вошло в её лексикон.- А почему?- ляпнула -не подумала.

- Жена и сын погибли в автокатастрофе четыре года назад.

- О нет,- простонала Даша,- пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, простите меня, Виктор - я не знала.

- Всё в порядке, я выжил.

Это было в самом начале их поездок, сейчас они могли и пошутить друг с другом.

- Дмитрий Михайлович Вас ждёт?- Виктору было сейчас забавно наблюдать за шефом. Строгий, деловой, молчаливый, с опасным блеском глаз перед какой-нибудь встречей, он становился мягким и улыбающимся при виде жены. Два разных человека.

- Нет. Но мне нужно его увидеть.

- Желаю удачи.

- Да ладно Вам.

Она прошла по знакомому коридору в приёмную, поздоровалась с Лерой, спросила, кивнув головой на массивную дверь:

- У себя?

- У него юристы. Сообщить?

- Звони.

- Ты чего приехала?- Никитин уводил Дашу к себе, игнорируя вопросительные взгляды выходящих от него двоих мужчин.

Солнце веселилось в кабинете Мити, играя мягкими бликами на деревянных поверхностях, отражаясь в стекле и хроме.

- Воды Даше, мне кофе,- в интерком.

- Мне тоже кофе.

- Даша,- недовольно. В последнее время от кофе у неё была изжога.

- Митя,- передразнивая.

- Два кофе, Лера. И молоко.

- Так что случилось?

Она села на диван, поставила локоток на подлокотник дивана и упёрла в ладошку подбородок, глядя на него в тихом раздумье. Он знал этот взгляд, когда Дарья в голове формулирует фразы для того, чтобы начать разговор. Это ,чаще всего, не обещало Никитину ничего хорошего. Он молчал, предпочитая спокойно выслушать, а потом ....по обстоятельствам.

Тихо зашла Лера и поставила на столик поднос, и так же тихо вышла. Много лет проработав у Никитина, она знала обеих его жён. Ника держалась всегда отстранённо, но была вежлива и обращалась к секретарю мужа по имени-отчеству. Дашу Лера запомнила с первого появления в кабинете шефа, а со второго даже немного посочувствовала ей, сразу поняв, что Никитин нацелился на девушку с вполне определённой целью. Повернулось же всё совершенно неожиданным образом, и Валерия наблюдала за изменившимся шефом с лёгкой иронией. Можно было бы подумать, что он под каблуком у жены - такой готовностью сделать для неё всё, что ни попросит, загорались обычно строгие глаза при появлении Дарьи. Сама же виновница такой метаморфозы была проста в общении, называла секретаря по имени, улыбалась, здороваясь, и могла поболтать, ожидая мужа в приёмной.

Секретарь вышла, и Никитин спросил нетерпеливо:

- Что?

- Ника.

О нет! Ника была тем камнем преткновения, о который они бились уже давно, а бывшая жена, как с цепи сорвалась, узнав, что Никитин женился на Даше.

- Продолжай.

- Это ты продолжай. Расскажи мне, Митя, что я ей сделала?

- Что ОНА тебе сделала?

- Позвонила, рыдала, умоляла спуститься во двор, сказала, что срочно и очень важно.

- Дальше.

- Дальше мне сказали, какая я тварь. Как посмела претендовать на чужое? И всё в том же духе, а напоследок пригрозили, что выкрадут моего ребёнка, что у неё куча "бабла", и это дело она провернёт, - Дарья шмыгнула носом.- Что ей от меня надо, Митя? Я теперь буду бояться одна выходить из дому.

30
{"b":"586867","o":1}