ЛитМир - Электронная Библиотека

- Прости, я виноват.

Но он никогда не извинялся.

- Нет. Сам говорил, что в игры "пришла-ушла", ты не играешь. Так что я ушла, а "пришла" не будет. Я оставляю тебя Лиде.

- А меня спросила?

- Алекс, я тебе нравилась тогда, прошлым летом?

- Да, очень.

- А теперь я тебе нравлюсь?

- Да, очень.

- А вот я себе - нет. Потому что стала думать прежде о тебе, а потом только о себе. О твоём удобстве. О твоём удовольствии. О твоём благополучии. А где я? Нет меня. Не стало. Это не правильно.

- Я приеду сейчас, и мы поговорим спокойно. Не по телефону. Ты у Сони?

- Усольцев, не приезжай.

Но его уже было не удержать. Он выключил плиту, в три минуты натянул на себя боксеры, майку, носки, джемпер, джинсы, кроссовки, куртку и с мокрыми волосами бросился вниз к своей заляпанной грязью машине. А и хрен с ней! Другие в такой дождь не чище! Всё его существо вопило, требовало незамедлительно вернуть Лару обратно. Извиниться, но вернуть. Он играет. Играет он в эти игры и хочет вернуть её себе. Потому что она - его женщина. А без неё его огромная квартира просто задушит его своей пустотой, и ему придётся спать в кабинете. Потому что его широкая постель была для них двоих. Должна же Лара это понять!

Он мчался по серым малолюдным улицам, с трудом сдерживая нетерпение и придумывая себе оправдания. Последний светофор. Он что? Неисправен? Сколько может гореть красный? Но другие авто стояли и тоже ждали. Алекс нервно отбивал пальцами по рулю ритм звучащей "love me like you do" ellie goulding , нога замерла на педали газа. Наконец-то зелёный! Пять минут, и он припарковался около Сониного дома и рванул под дождём к её подъезду. Изо всех сил надавил на кнопки домофона.

Лара встречала его в прихожей, одетая, как обычно: джинсы и белая любимая футболка с надписью "apple of discord", в знакомой позе: опираясь спиной и ладонями, расположенными чуть пониже поясницы, на стену. Предупреждающий норовистый взгляд зелёных глаз не остановил рванувшегося к ней парня.

- Заткнись,- выпалил он на всякий случай, хотя девчонка и так молчала. Впился в её рот, захватил в плен узкие ладошки и закинул их себе за шею, удерживая в таком положении до тех пор, пока она сама не обняла его и не начала поглаживать коротко стриженый затылок, ответив на жадный долгий поцелуй.

Соня обескураженно посмотрела на них и произнесла с иронией:

- Один дурак - проблема, а уж два-то...

Всё так же молча, Алекс надел на беглянку куртку, указал подбородком на стоящие в углу кеды, советуя прищуренным взглядом обуваться и не капризничать, а сам ринулся вглубь квартиры. Отыскал многострадальный чемодан, закинул на плечо рядом стоящую сумку.

- Остальное заберу завтра,- сцапал Ларку за руку и был таков.

Соня посмотрела им вслед, сокрушённо покрутила пальцем у виска и, махнув рукой в сторону захлопнушейся двери, добавила:

- Оба ушибленные.

5.

Лара.

- Вставай Усольцев, не слышишь, кто-то звонит,- я ласково толкнула парня кулачком в бок.

Домофон тренькал вот уже минуты три.

- Меня нет дома. Я сплю. Ушёл на фронт. Занимаюсь любовью со своей девушкой. Пусть выбирают любое из этого перечня,- Алекс пробормотал это с закрытыми глазами и ещё крепче прижал меня к себе.

Как будто в ответ на его недовольство, требовательно подал голос мобильник. Усольцев матюкнулся и протянул руку к тумбочке. Прислушался. Я получила свободу и выбралась из постели, в которой очутилась сразу после возвращения от Сони. Натянула на себя его брошенную на стуле с пятницы рубашку (халат искать в чемодане не хотелось) и, после ванной проследовала прямо на кухню, подкатывая на ходу рукава. Алекс наверняка минут через пять скажет:

- Я есть хочу.

- А другого времени для разговоров ты не нашла?- Усольцев был явно недоволен. Если бы мне таким тоном задали вопрос, то я бы быстренько свернула разговор.

По-видимому, собеседница упорствовала.

- Зачем ты мне это рассказываешь?- он появился на кухне следом, одетый только в домашние штаны, и произнёс:

- Я есть хочу.

Вот! Что и требовалось доказать! Я полезла в холодильник в надежде, что в поддоне должны остаться овощи, а в нулевом отделении - охлаждённая свинина. Всё было на месте. Вот что за мужик! Мясо наверняка бы проквасил.

- Нет. Это я не тебе, Лида. .... А какая разница с кем?... Кто тебе сказал, что мы поссорились? Ах, Юля! Юля додумала всё сама. Я ничего такого не говорил. Теперь успокоилась? Зря ты Сёме отказала. Хотя за него я рад. .... Обижайся, сколько хочешь,- Усольцев отключился и полез с поцелуями ко мне.

- Осторожно, руки тебе сейчас обрежу ножом. Ну, Алекс...- меня развернули на сто восемьдесят градусов и жарко поцеловали.

- Я соскучился,- настырные руки в три секунды оказались на моём теле под рубашкой. Поглаживали, сжимали, как будто не этим же самым занимались последние пару часов.

- Ты же есть хотел?- вздохнула, прижалась к его широкой голой груди, откинула голову назад, чтобы лучше видеть горящие любимые глаза, положила нож на стол, осторожно извернувшись, чтобы не задеть лезвием его обнажённую кожу. Подставила губы и шею для поцелуев. Пауза. Замер в раздумье и, по-видимому, сделал выбор в сторону ужина. Понятно. Мужика сначала кормят, а потом что-то с него спрашивают.

- Что Лиде надо было?

Алекс сел на стул и стал нарезать мясо ломтиками, в то время как я шинковала капусту, зелень и огурцы....

- Сёма ей предложение сделал, а она ему отказала.

- Дура,- сделала я вполне справедливое заключение.

- Сёме повезло. Сейчас переживёт, а потом найдёт себе получше,- Алекс замолчал.- Это я виноват, что привёл её к ребятам. Но, честно, Лида раньше казалась мне другой.- Алекс уже устроился около плиты и укладывал кусочки свинины на горячую сковороду.

- Оденься, живот пожалей: брызнет горячим маслом - мало не покажется,- я хлопнула его тыльной стороной ладони по крепкой ягодице.

Парень согласно кивнул, убрал сковороду в сторону и скрылся в глубине квартиры. Вернулся через пару минут в футболке и продолжил обжаривать мясо.

- Причина её отказа - наша ссора?- я не закончила разговор и была полна решимости выяснить все нюансы. Алекс снова был мой, и уступать его Лиде я передумала.

- Да,- кивнул он. Прикрыл крышкой сковороду и, прислонившись бедром к столу, смотрел на меня спокойно и выжидающе. Понял, что вопросы не закончены. Молодец.

Салат был заправлен оливковым маслом и соком лайма, выложен в керамическую миску, которая мне очень нравилась: в меру округлые расписанные стилизованными розами бока, идеальная форма и размер.

- "Да" - это всё, что ты хотел мне сказать?- я подошла к нему, обняла за талию и ткнулась носом в грудь.

- Лар, она мне не нравится, как женщина. Мы друзья. ... Были... Теперь даже не знаю.

- Она красивая,- нотки ревности отчётливо слышались в моём голосе.

Усольцев рассмеялся:

- Ты себя не видишь со стороны.

- Продолжай,- я снова подняла лицо вверх, в надежде услышать то, что он мне никогда не говорил. Например, что я самая лучшая и самая красивая для него. Что ему плохо было без меня эти два дня. Хоть что-то.

Но Алекс бережно убрал с себя мои руки и придвинулся к плите посмотреть на мясо. Воткнул вилку в сочный кусок, удовлетворённо кивнул светловолосой головой так, что тонкая прядка упала на лоб, и повернул ручку электроплиты. Поняв, что никаких приятных слов в свой адрес не услышу, я начала накрывать на стол: тарелки, вилки, ножи, хлеб, стаканы для воды, бокалы для вина. Вернулась в спальню, натянула трусики, причесала волосы, ободряюще подмигнула себе в зеркале. По крайней мере, меня предпочли ей.

- Это она звонила в домофон?

- Да. Хотела поговорить.

- Понятно,- протянула я, отпивая из бокала вино.

- Что тебе понятно?- он отодвинул пустую тарелку в сторону, вытер рот салфеткой и, сложив руки перед грудью, облокотился ими о край стола.

16
{"b":"586868","o":1}