ЛитМир - Электронная Библиотека

Я посмотрела в спокойно ожидающие моего ответа глаза и пожала плечами. Действительно, что понятно? Она влюблена в Усольцева давно, и это видно каждому, непонятно только: на что надеялся Сёма. Меня Лида невзлюбила с первого взгляда, и это я тоже понимаю. Узнав, что мы поссорились, решила проявить чуткость и "посочувствовать" парню, заодно признавшись, что отказала Сёме - всё, как по нотам и если бы повезло, то пришла бы и осталась на ночь.

Мы смотрели друг на друга. Я снова имела право любоваться Усольцевым и не только любоваться. Сейчас он был мой. Красивый, довольный, умиротворённый сытным ужином и дневным сексом. Он вернул меня после ссоры, но вряд ли поступит так ещё раз. Сегодня мне повезло.

-А вот что дальше? - эти мысли не в первый раз посетили меня.

6.

Строить планы на Усольцева было глупо. За те месяцы, что мы прожили вместе, я ни разу не услышала от него слов, которые уж точно за это время услышала бы от другого парня. Первые месяц-два я просто наслаждалась его обществом и им самим. Я влюбилась. По- настоящему. Приняла его со всеми его тараканами. Терпела его вспыльчивость, некоторую тиранию, скупость на нежные слова, которая отчасти компенсировалась его страстными ласками в постели, щедростью, искренним вниманием и мужской предупредительностью к моим (мелким!) интересам. Мы появлялись вместе в ресторанах, в узком кругу его друзей и в больших компаниях на праздниках или в чьих-то домах. Я подмечала восхищённые взгляды, какими на него смотрят другие женщины. Некоторые из них не упускали возможности подразнить меня, интригующе улыбаясь моему мужчине, задерживаясь приветственным поцелуем на его щеке или поглаживая его по предплечью.

Один раз мне привелось нечаянно услышать его разговор с бывшей подружкой. В этом году в начале мая тесная компания из шести пар выехала на открытие сезона к Максу на дачу. Кто-то из девушек был на кухне, а мы с Юлей застилали постели в гостевых комнатах, чтобы после бани не заниматься такими делами. Дверь в комнату, где я возилась с очередным пододеяльником (терпеть не могу заправлять одеяла в эти мешки) была открыта, и я услышала шаги и голоса людей, поднимающихся по лестнице снизу в холл второго этажа, в котором стоял биллиард и пара диванов.

- Не скучаешь обо мне?- узнала я голос Марины, высокой черноглазой красавицы с гривой тёмных волос, которые не могла удержать в порядке даже массивная заколка- краб со стразами.

- Мы расстались, значит, эта история закончена. Что ещё я могу добавить?- ответил с обычной ленцой Усольцев.- Ты ведь с Димой сейчас?

- Я вспоминаю тебя, Саша,- в голосе явно слышалось сожаление.

- Всё проходит, Марина.

- А с Ларисой ты давно?

- Как сказать,- ответил он уклончиво.

- Мне кажется, это не совсем твоё.

- А ты знаешь, что моё?- Алекс хмыкнул.

- Она простовата. Кто она?

- Тебе какая разница, а Марин? Сейчас я с ней.

Голоса постепенно стихали, удаляясь от меня в сторону кабинета Макса. А я потом долго крутила этот разговор в памяти и так, и эдак, но слова "сейчас я с ней", "эта история закончена" и "она простовата" засели в голове очень крепко и неприятно царапали моё самолюбие.

***

После закрытия летнего дачного сезона, мы часто проводили выходные в городе, ходили в кино, пару раз выбирались в ночной клуб, а на Новый год Усольцев повёз меня в Арабские Эмираты, где я ни разу не была.

Правда, в преддверии праздника мне пришлось проглотить очередную горькую пилюлю. К тому времени мы жили с Алексом уже больше года, но я ни разу не видела его родителей. Он ездил к ним один, даже на День рождения к отцу в ресторан ходил один, ничем не объясняя такое положение вещей, как будто для него это было нормально и правильно, а его позиция по этому вопросу проявилась ещё раньше при разговоре с Семёном:

- Я хочу познакомить родителей с Лидочкой,- сообщил, между прочим, Семён. Они снова встречались с Лидой, и парень рассчитывал, что на этот раз у них всё срастётся.

Я крутилась рядом, маячила между кухней и гостиной, выставляя на журнальный столик тарелки с нарезками и придумывая, чем занять свой вечер. Парни, определённо, устроились вести мужские разговоры, и моё присутствие в дальнейшем рядом с ними было неуместно.

- Ну, если ты действительно уверен, что хочешь жениться на Лиде, тогда это разумно. В противном случае, подумай. Своих девушек я родителям никогда не показываю. Незачем. Мать потом житья не даст и изведёт вопросами: а где? А почему? А как ты мог? А так, меньше знают - крепче спят. Ни к чему афишировать временные отношения,- Усольцев крутил пальцами стакан с виски, стоящий на столешнице, и его совершенно не смущало, что я всё слышу.

Я по-быстрому распрощалась с парочкой и услышала вслед:

- Ты там недолго.

Вот что я должна была думать? Мне ставили рамки? Предупреждали, что я в его жизни существую временно? Было до ужаса досадно, но я как-то проглотила это, оправдывая разумность такой позиции и обманывая себя, что со мной у него всё по-другому. Какая самонадеянность! Если бы я тогда сразу встряхнулась и заставила задуматься: а нужна ли ему по-настоящему, то возможно последствия наших "временных" отношений не стали бы такими тягостными для меня.

Так вот: был конец декабря, а Усольцев перед Новым годом поехал поздравлять с праздником родителей. Один. Я проглотила это и вслух не высказала ни единого протеста, хотя внутри что-то затосковало, осознавая, что меня в очередной раз задвинули, как что-то второстепенное и неважное.

Но впереди был роскошный Дубай и жаркое солнце среди зимы. Полёт около 5 часов я перенесла нормально. Подремала, прислонившись к плечу Алекса, перекусила, почитала электронную книгу. Вот и он- красавец аэропорт. Я была в Эмиратах в первый раз и белый зал прилёта с полом, отражающим свет и имитирующим голубой рисунок волны, произвёл на меня должное впечатление. Усольцев заранее заказал трансфер на такси до Шарджа, и путь мне показался коротким и комфортным. К долгому заселению я не то, что была готова, но перетерпела. Рядом был невозмутимый Усольцев, а впереди целых 10 дней отдыха на берегу Персидского залива.

В первый день на отдыхе я всегда наполняюсь самыми яркими впечатлениями: ноздри вдыхают незнакомые запахи, глаза впитывают новые краски, а кожа приноравливается к влажности воздуха. Вкусовые рецепторы вбирают вкус местной еды в ресторане, а слух улавливает разноголосую речь. Упав в конце первого дня без сил в белоснежную постель, я ощущала себя счастливой и обласканной судьбой. Следующий день мы провели на море. Местный песчаный пляж с палевым песком и тёплые солёные воды освободили мой мозг от всех заморочек, а моё тело от малейшего напряжения. Я стала, как пустой прозрачный сосуд, который готов был наполниться новыми волшебными впечатлениями, отбрасывая всё неприятное, серое и невзрачное в сторону. Усольцев смотрел на меня со снисходительностью взрослого, подарившего ребёнку долгожданную игрушку и теперь наслаждающегося непосредственной радостью малыша.

Были и экскурсии в Дубай и Абу-Даби. Остальные эмираты Усольцев обещал (!) мне показать в следующий (!) раз. Бетонные джунгли из небоскрёбов, огромные торговые центры, мечети, минимум зелени, женщины в чёрных абаях, дорогие автомобили, кондиционеры везде - вот то, что зацепил глаз. А душа запомнила впечатления от вечернего подсвеченного огнями города, тепло нагретого днём камня, которое стены нехотя отдают вечером; фонтан в центре площади среди зноя, зелень редких пышных пальм, причалы для белых яхт, удивление от единственного православного храма в Эмиратах со сливочно-белыми стенами и голубыми куполами, знаменитое здание "Парус", самое высокое здание в мире с его шпилем, устремлённым в небеса, и сам Персидский залив. Я нанизывала впечатления, как диковинные бусины ожерелья на нитку, чтобы потом, дома рассматривать их и ностальгировать: неужели я там была?

17
{"b":"586868","o":1}