ЛитМир - Электронная Библиотека

Сестрица вытаращила на меня глаза. Она верила произнесённым угрозам и правильно делала, потому что я никогда и ничего не обещала просто так.

- Оооооо! Я много чего могу придумать. Кстати, сейчас я говорила в пустую трубку,- закончила менторским тоном.

Лешка облегчённо вздохнула, но с собачьей преданностью заглядывая мне в глаза, простонала:

- А свидание?

Я офигела от потерявшей берега девки, не в силах вымолвить ни единого слова.

- Ларочка, пожалуйста, и я твоя прислуга на месяц.

- На два,- потребовала я с тайной надеждой, что мелочь одумается.- Уборка во всей квартире, магазин, глажка белья, мусор...и прочее. Всё, что обычно мы делаем вдвоём.

- На полтора,- попробовала поторговаться сестрица.

- Тогда на три, и в придачу ты отдашь мне свой расчудесный кожаный рюкзачок, который тебе подарили на последний день рождения, - я ждала, давая возможность этой беспринципной дурёхе одуматься.

- Идёт,- проворчала она и посмотрела с прищуром.- Свидание сегодня вечером в 9 вечера в "Комильфо"*. Ты просто посидишь в баре, а он подойдёт сам. Фотку я тебе покажу. Всё. Я буду в стороне, тоже присмотрюсь к нему издалека, а потом подойду, как бы случайно поздороваться. От тебя ведь не убудет?- попробовала она ввернуть мне последний шуруп в мозг, чтобы последнее слово осталось за ней.

2

Я появилась в клубе в коротком платье цвета хаки и в туфлях-лодочках на высоких каблуках ровно в девять вечера и устроилась у барной стойки на высоком стуле. Клуб был не из элитных, но вполне приличный. Народ начал потихоньку собираться в эту обитель греха, а моё настроение было.... сами понимаете.

Вполне здравые мысли раскаяния: "А не дура ли я?" - одолевали мою бедную головушку, но Ваша покорная слуга, давшая согласие участвовать в этой авантюре, уже не могла встать и уйти до 10 часов вечера. Время от времени в сознании вместо "я - дура", появлялась другая, не менее неприятная мысль: " Она меня провела",- но сути происходящего это не меняло.

Тем не менее, чувство спокойного комфорта не покидало меня, и я почти не притворялась, изображая праздную беспечность и потягивая безалкогольный коктейль через трубочку. Время от времени мои глаза обращались к входу, в ожидании появления Ромэо. Так прошло минут сорок , и я забеспокоилась, что идиотку разыграли, хотя присутствовало опасение не узнать не очень хорошо запомнившегося по фото сероглазого блондина. Сосед слева стал вполне недвусмысленно косить в мою сторону, а это было уже лишним. Время шло, а Ромэо не появлялся.

- Сижу ещё двадцать минут и ухожу,- решила я и лукаво подмигнула сидящей в стороне за столиком с Инесской (имечко, да?) сестрице. Что-то изменилось, потому что Лешка замерла и выставила в мою сторону глаза- блюдца. Я, в свою очередь, внутренне подобралась и медленно повернула голову направо. Светловолосый симпатичный парень в изрядно потёртых голубых джинсах и модной светлой рубашке, уютно пристроился рядом на барном стуле и окинул меня скучающим взглядом сверху вниз.

- Ага, Ромео. Вроде, похож, только на фотке выглядел моложе, - подумала я и, не теряя времени даром (скорее познакомишься - скорее свалишь из этого места), улыбнулась ему.

На наглой физиономии не дрогнул ни один мускул, однако оценивающий взгляд задержался на моих губах, а потом неторопливо проследовал вниз: грудь, бёдра, колени. Что-то во мне предостерегающе пискнуло, и в душе стало как-то неуютно. Однако я решила идти до конца: молчала и удерживала на лице свою фирменную улыбку, которую некоторые сравнивали с ангельской. Парень полез в бумажник и выложил передо мной пятитысячную купюру. Стало совсем не по себе и я ,на всякий случай, оглянулась по сторонам. Может быть, он положил деньги ещё перед кем-то? Перед барменом, например. Но я быстро сообразила, что виртуозно смешивающий коктейли черноволосый парень в белоснежной рубашке с красной галстуком-бабочкой перекидывался дежурными шутками с посетителями, находящимися от меня в паре метров левее.

А белобрысый сероглазый нахал уже схватил меня за руку:

- Пошли.

- Эй, ты чего, парень?- я вовремя выдернула руку и , присоединив к ней вторую, спрятала за спину, мимоходом бросив взгляд в сторону охраны.

Он удивлённо нахмурился:

- Мало? Ну, ты даёшь,- и выложил ещё одну купюру на поверхность полированной деревянной стойки.

До меня наконец-то стало доходить в чём дело: это не тот парень, и я ему выпалила:

- Извини, но ты не тот.

- А тебе какая разница?

Возмущение, замешанное на горьком осознании собственной дурости, окатило меня волной стыда, и я рефлекторно схватилась за свой массивный кулон, висевший на груди. Это сокровище подарил мне мой любимый папочка-военный офицер, бывший "афганец" в отставке, работающий сейчас в частной охранной фирме. Внешне эта интересная вещица выглядела как стилизованный волчий клык, а на самом деле являлась маленьким складным ножом с острым лезвием. Эта игрушка была скорее оберегом, чем настоящим оружием, но вполне могла пригодиться для самого крайнего случая.

Охрана при входе ещё как-то странно покосилась на это чудо художественной чеканки, но ничего не сказала, приняв во внимание мою очаровательную невинную улыбку и вид пай - девочки. Этот кулон был мне поддержкой в самые отчаянные минуты моей, полной приключений и опасностей, жизни.

Властная мужская рука уже приобняла меня за талию, стягивая со стула. Я же уцепилась за сиденье, наклонилась к парню поближе и в сумасшедшей импровизации произнесла ему в самое ухо первое, что пришло на ум:

- Извини парень, но я боюсь продешевить,- и решительно пододвинула купюры обратно к нему.

В этот момент подошла запаниковавшая сестрица. Всё пошло не по плану, и она спешила ко мне на помощь.

- Привет, ты как тут? Пойдём к нам за столик.

- Добрый вечер,- кивнула она совершенно обалдевшему искателю удовольствий, при этом обольстительно ему улыбаясь.

- Это не он,- шепнула Лешка мне на ухо.

Я немного неуклюже спустилась с высокого стула и пошла за ней, прихватив с барной стойки свою сумку. На моих часах было 21.55 - время вызывать такси. Обязательства перед сестрицей были выполнены, спектакль закончен, опускайте занавес. Кинув слегка насторожённый взгляд налево и, обнаружив, что пристававший ко мне парень, не отводит от меня хищных глаз, я поёжилась. Лешка же смотрела на меня встревоженно и в кои-то веки потеряла дар речи. Молчала и Инесса, уткнувшись взглядом в свой бокал, но на её красных губах играла улыбка человека, получавшего истинное удовольствие от разворачивающегося перед глазами представления.

Пришла СМСка о такси, и я направилась к выходу, вяло махнув рукой девчонкам на прощанье. Как назло, СМС пришла, а машина нет. Редко, но бывает. Я стояла на широком каменном крыльце, вглядываясь в дальний перекрёсток , и костеря про себя сегодняшний вечер. То, что меня хотели снять, было ясней ясного. Противно было другое: то, что любой жлоб считает себя вправе приехать в клуб и оценить в купюрах любую понравившуюся ему девушку. Моя улыбка совсем не значила, что я прямо таки мечтаю с ним переспать. Это было не ново, но до безобразия неприятно. Нас с Соней один раз попытались снять прямо на конечной автобусной остановке, недалеко от университета. Мы тогда даже не сразу поняли: о чём идёт речь, потому что были под впечатлением неудачно сданного экзамена по русской диалектологии. Уставшие, не выспавшиеся, без макияжа, злые и нахмуренные, мы стояли на холодном ветру в ожидании автобуса, когда к нам подвалили два ушлёпка и спросили:

- Сколько?

Соня округлила глаза в немом недоумении, предоставив мне возможность в очередной раз разгребать ситуацию, что при других обстоятельствах я бы сделала мастерски и с превеликим удовольствием. Но сегодня был не тот день. Мой обычно острый язык, высказывающий обидчикам то, о чём они даже не подозревали о самих себе, продолжал бастовать так же, как и на экзамене. И я просто с чувством произнесла:

2
{"b":"586868","o":1}