ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Знаю, - вампир приподнял мой подбородок и взглянул мне в глаза своими ярко- зелёными очами, - И это прекрасно.

Я, не скрывая слёз жалости и благодарности за откровенность, целовала его лицо, широкие скулы, высокий лоб, мягкие губы. Гладила его по щекам, зарывалась пальцами в волосы.

- Не жалей меня, милая, - в голосе звучала грустная усмешка. – Эта история произошла давно. Тебя ещё и на свете не было.

Мы стояли на холодном ветру, греясь теплом друг друга, наслаждаясь этим мгновением единения душ, ощущением доверия.

Обратный путь проделали в молчании. Каждый думал о чём- то своём. Вилмар, должно быть, отходил от страшных воспоминаний, я же пыталась разобраться в нахлынувших чувствах и отношении к этой истории. Какого было моей пра бабке, оторванной от детей, привычной жизни, в руках безумного вампира? Неужели она его совсем не любила? Но тогда зачем позволила пить свою кровь? А бедный Вилмар, как же ему было тяжело любить без ответа, ждать милости той, что тебя презирает. А что случилось бы со мной, если бы я повела себя так же, как прабабушка? Нет! Вилмар не допустил бы повторения той истории.

- Даю тебе неделю на адаптацию, а потом буду брать кровь, так и знай! Прими это как факт и не пытайся разжалобить меня слезами или закатить истерику. Держаться больше недели, живя под одной крышей с источником, я не намерен, – сказал он в наш первый день.

Тогда мне его слова показались жестокими, но теперь в свете рассказанной истории всё встало на свои места. Он не хотел потерять самоконтроль, не хотел моей гибели.

Глава 14

На многолюдных вечеринках я всегда чувствовала себя неуверенно. Народ веселился, делился на группки, я же оставалась в одиночестве. Переходя от одной кучки людей к другой, ощущая свою инородность, ненужность, я усаживалась в уголке, обречённо ожидая окончания праздника. Зато Наташка на подобных сборищах всегда оказывала сь в центре внимания. Она без труда могла поддержать любую беседу, о чём бы эта беседа не велась, лучше всех танцевала, и за вечер могла обзавестись как минимум двумя поклонниками. На праздновании дней рождения, нового года, свадьбах я теряла подругу и терялась сама. Я пыталась вступать в разговоры, участвовать в конкурсах, петь под гитару и танцевать, но не испытывала настоящего веселья, оно казалось мне фальшивым, притянутым за уши. Радость из под палки, по принуждению. Мне всегда казалось, что я одета хуже других, что мои высказывания звучат глупо и совсем не в тему, что веду себя нелепо. А ещё и звонки бабушки подливали масла в огонь моих комплексов. Приходилось, спрятавшись в туалете с телефонной трубкой в руках, вымаливать у бабули ещё часик, ещё минутку, ещё секундочку, и не потому, что хотелось веселиться, а от нежелания возвращаться одной по тёмной улице, где за каждым поворотом мне мерещились грабители и маньяки.

Но одиночество и ощущение собственного ничтожества в кругу знакомых оказалось ничем, по сравнению с тем, что я испытывала сей час среди вампиров. Безумно красивые, опасно сильные, невероятно надменные, они обратили свои божественные взоры в мою сторону лишь в тот единственный момент, когда мы с Вилмаром вошли во двор дома Арвида – министра поставок, отца Адамины, несостоявшегося зятя и очень, ну просто, чертовски злого на моего мужа, вампира.

Хозяева дома не просто любили огонь, они его почетали. Во дворе не росло ни одного деревца, ни одного кустика, ни единой травинки. Его пространство было голым и пустым, словно ладонь великана, И гладь этой ладони, покрытая мелкой чёрной глянцевой плиткой, отражала дикую пляску огня, который был повсюду. Бесновался запертый в плафонах фонарей, расположенных по всему периметру, подрагивал на прозрачных столбиках многочисленных свеч, украшающих стол, прыгал и метался в чашах, висевших под крышей широкой веранды, где и собрались гости.

Под руку с Вилмаром мы подошли к столу, за котором уже сидело несколько вампиров. Среди них была и малиновая- маг воздуха и чернявый маг земли и старуха Илва.

Синее вечернее небо, тающая полоска заката, стройные высокие женщины в лёгких платьях, широкоплечие мускулистые мужчины в светлых рубахах, расстёгнутых до середины груди и таких же светлых брюках. Все, как один повернули голову в нашу сторону, обжигая укоряющими взглядами.

Мне захотелось съёжиться, провалиться сквозь землю. Что я делаю здесь? Почему не осталась дома? Они меня не примут, никогда, если только в качестве закуски. Я для них человечка, которая должна валяться в специальной ванне. Быть равной им? Нет! Этого никогда не будет! Я могу тысячу раз говорить себе, что мы, люди – победители, что у этих напыщенных индюков нет никакого права смотреть на меня с высока, что без нашей крови они никто. Но факт остаётся фактом, я на их территории, их много, они опасны, и это мне предстоит вливаться в их общество. Только нужно ли мне всё это? Нет, не нужно, это необходимо Вилмару.

- Ты сошёл с ума, Давин? – первым своё недовольство решил проявить хозяин дома. – Какая наглость притащить в мой дом источника.

- Арвид, ты сам позвал всех со своими вторыми половинами, разве не так? – голос Вилмара был спокоен, но от чего – то от него по спине побежал неприятный холодок. – Я пришёл с той, с кем соединил свою ауру, но если тебе неприятно наше присутствие, мы уйдём.

Вампирши, сидящие за столом, ахнули, а вампиры нахмурились.

Повисло неприятное молчание. Министр поставок и его подчинённый смотрели друг на друга, прожигая взглядами.

Гадливость, вот что все они ко мне испытывают. Как же это унизительно! Неужели Вилмар не понимает, насколько это унизительно? Он же ощущает мои эмоции, почему же не плюнет на всё и не уйдёт, почему заставляет меня сгорать от стыда под насмешливыми брезгливыми взглядами?

- Вилмар, - пропела рыжеволосая Адамина, встав из за стола и направляясь к моему мужу. Её розовое платье длинное, пышное прошуршало по траве. – У нас есть ванна, ты можешь…

Нежная белая рука с тонкими пальчиками и острыми бежевыми ноготками коснулась его щеки, усмиряя, успокаивая. И взгляд Вилмара потеплел, мышцы лица расслабились под этой еле уловимой ненавязчивой лаской.

Я сейчас взвою! Не выносимо! Если бывшая пассия моего супруга хотела меня растоптать, унизить, причинить боль, то ей это удалось. Она указала мне на моё место, дала понять, кто я для них всех.

- Ванну я бы посоветовал принять тебе, Адамина, - с язвительной полуулыбкой ответил Вилмар. – Чтобы смыть с себя ничем не оправданную спесь.

Радость затопила, оглушила и ослепила на мгновение. Не поддался мой вампир чарам этой рыжей ведьмы, встал на мою защиту. Адамина же, капризно поджала губки и вновь уселась за стол, подле матери.

- Я бы попросил в моём доме… - вступился за дочь министр, но в спор вмешалась Илва.

- Давайте не будем забывать о правилах приличия, - проскрипела она. – Мы с Вилмаром работаем уже много лет, и я уверена, что в случаи опасности, он прикроет мою спину, он вытащил меня да и некоторых сидящих за этим столом тоже из застенков лабораторий СГБ. Так почему же мы сейчас проявляем своё неуважение к нему и его выбору? Кто дал нам право решать, с кем ему соединять ауру.

Я заметила, как Адамина посмотрела на мать, сколько обиды и злобы было в этом мимолётно брошенном взгляде. Меня же, она одарила широкой, белозубой улыбкой, не предвещающей мне ничего хорошего, улыбка заклятого врага, уверенного в своей силе, предвкушающего победу.

- Освободите место за столом для Вилмара и его спутницы, Брунгильда, Гуннар, вас это касается в первую очередь! – приказала старуха.

40
{"b":"586871","o":1}