ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Кам пи тен тность.

- Не правильно, уважаемая. Попробуем ещё раз.

Женщина согнулась пополам, жадно хватая ртом воздух. Из носа тоненькой ниточкой потекла кровь. Красная полоска на белой коже.

- Кам пе тен тность.

- И вновь ошиблись.

Губы Артомоновой посинели, на лбу выступили бисеринки пота, а тело тряслось в ознобе. Зубы отстукивали дробь. Я поймала себя на том, что мне совершенно не жаль эту женщину. Низко и подло наблюдать за тем, как человек корчится от боли, унижается, чтобы получить облегчение. Но как ещё достучаться до того, чьё сердце превратилось в кусок камня, чьи мысли сосредоточены на том, чтобы настрочить очередную кляузу. Не даром, некоторые мамаши шлёпают раскапризничавшихся детей, когда уговоры игнорируются, а строгий тон больше не действует. Как ещё показать, что терпение лопнуло, что ребёнок перешёл все возможные границы. Вот и воспитательная работа Ковалёва пусть послужит неким шлепком для Артамоновой.

- Пожалуйста.

По бледному лицу женщины катились крупные слёзы. Она оседала, вновь и вновь произнося слово, которое, скорее всего, успела возненавидеть. А в коридоре текла обычная жизнь, словно никто не замечал происходящего. Но, почему- то меня этот факт не удивил, наверное устала удивляться.

- Компетентность, - наконец проговорила обессиленная дама, и снежный барс милостиво разрешил ей отправится домой.

Воцарившаяся тишина в коридоре дала понять, что перемена закончилась, и с минуты на минуту в класс войдёт очередная толпа учеников.

- Пожалуйста, уходите, - устало прошептала я Ковалёву, стараясь не глядеть в его сторону.

- Когда мы встретимся?

Этот вопрос вызвал приступ головной боли. Нет, никаких встреч, никаких частных уроков. Если этот человек не уйдёт немедленно, я сорвусь, лягу на пол и начну царапать ногтями линолеум.

- Алексей, - постаралась я заговорить как можно мягче. – У меня из за вас будут проблемы. К инциденту на уроке ещё добавится и жалоба Артамоновой. Она не простит мне подобного унижения.

- Не простит, - согласился Ковалёв. – Да и проблемы из за того, что произошло сегодня на уроке вполне могут возникнуть.

Руки мужчины легли на мои плечи, обжигая через ткань свитера.

- Но только вам, Инга, больше не нужно об этом беспокоиться.

Алексей ушёл, оставляя после себя странный запах своей туалетной воды и ощущение перемен.

Глава 2

Ученики разошлись по домам, и мы с Наташей могли спокойно поговорить за чашечкой кофе. По кабинету разносился приятный кофейный аромат, за окном всё так же валил снег, клён покачивал голыми ветвями. В коридоре то и дело раздавались чьи то шаги, Наташа рассеяно болтала ложкой в своём стакане. Всё как всегда, привычная, мирная картина, но на душе моей было неспокойно. От волнения, от ожидания чего то плохого, слегка подташнивало, руки и колени мелко подрагивали. Нет, в таком состоянии домой мне было никак нельзя. От кофе я отказалась, и без того нервы напределе, и по этому пила уже четвёртую кружку мятного чая.

- Может быть всё обойдётся, - попыталась успокоить меня Наташа. – Мало ли что говорят дети, ведь доказательств никаких нет. А истеричке- Артамоновой вообще верить нельзя, у неё же с головой проблемы.

Она и сама не верила собственным словам.

- Я знала, что нельзя было приглашать в класс этого типа. Чёкнутый! Понимаю, что военных обучают всяким штучкам, виде гипноза, но зачем это испытывать на мирном населении?

Усталость накрыла с головой, захотелось просто забиться в самый дальний и тёмный угол, закрыть глаза и погрузиться в спасительный сон, желательно без сновидений.

- Да уж - невесело усмехнулась Наташа.- А ведь такой мужик классный. Вот уж я бы ему математику преподала!

Подруга мечтательно закатила глаза. Щёки её вспыхнули, а губы расползлись в предвкушающей улыбке.

Я рассмеялась. Кому чего, а Наташке мужика.

- Наташка, - включила я строгую учительницу.- Не забывай, что у тебя есть дети и муж.

Подруга пренебрежительно махнула рукой

- Муж объелся груш и обосрался. На его брюшко и лысенку смотреть уже невмоготу. А этот блондин – настоящий самец, пугающий, властный. Уж куда моему Костику и твоему Валерику. Кстати, что у тебя с ним?

Тема моей личной жизни была не самой приятной , но чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я была готова поговорить и о Валерке.

- Не отвечает, ни на мобильный, ни на домашний. Всё продолжает на меня злится.

С Валерием мы поссорились в прошлую субботу по телефону. Обозвав меня фригидной дурой, он бросил трубку. Я какое то время слушала короткие гудки, рассеянным взглядом окидывая собственную комнату, а потом всё же решилась набрать его номер. Но абонент был недоступен, каковым оставался и по сей день. Моя комната показалась мне тюрьмой, Мягкие игрушки, сидящие на полке, словно смеялись надо мной: « Ребёнок ты ещё, Инга, взрослые отношения тебе не по зубам». Несколько раз в комнату заглядывала бабушка, о чём то спрашивала, а я что то отвечала. Выходные были испорчены.

- Сама виновата, - заявила Наташа. – Довела мужика. Да дай ты ему в конце то концов, может быть и отношения ваши станут более стабильными. Ну чего ты теряешь?

- Себя, - ответила я.- Ну не могу я. Вот как представлю, что он ко мне прикасается, так прямо гусиной кожей покрываюсь. А пересиливать себя – значит лгать Валере.

- Ну и пошли его тогда. Не издевайся над парнем.

Я уже несколько раз задумывалась над этим. Порвать с Валерием окончательно, не изводить ни его, ни себя, но что -то останавливало. Я даже догадывалась, что именно не даёт мне поставить точку в этих детских, неровных, а в последнее время, тяготящих отношениях. Я боялась остаться одной. Все мои подруги уже вышли замуж, кто то, как Наташа, обзавёлся детьми, ведь они время не теряли. Уже с девятого класса девчонки интересовались парнями, бегали на дискотеки, заводили ни к чему не обязывающие романы. В студенчестве многие ставили перед собой задачи выйти замуж и выходили. Да, молодым парам приходилось нелегко, не хватало денег, н е хватало времени на учёбу, кто- то жил на съёмной квартире, кто- то с родителями жены или мужа, и в таких случаях, конфликты отцов и детей становились неотъемлемой частью семейной жизни. Я же потрясений не желала, хотя порой смотрела с завистью на очередную невесту в белом платье с счастливой улыбкой на лице, хотя и мечтала, что тоже когда не- будь буду приглашать гостей на приготовленные мной пирожки. У ног будет тереться кот, а рядом сидеть человек, самый важный, самый любимый. Но мне нужно было хорошо учиться и не отвлекаться на глупости, как говорила моя бабушка. В школе – чтобы получит ь золотую медаль, в институте – чтобы получить красный диплом. Не для себя, для бабушки, единственного родного человека, который у меня был. Отца я не знала никогда, а маменька, укатила на другой конец материка в след за каким то актёром. Обуза виде трёхлетней девчонки была ей не нужна. С начала маменька присылала мне подарки ко дню рождения и к празднику возрождения человечества, отправляла открытки, но, спустя несколько лет, мама замолчала окончательно. Мы жили вдвоём с бабушкой, и я, испытывая к ней глубокую благодарность и уважение, старалась не огорчать и всегда слушат ься. Если бабушка считала, что на дискотеки и всякие там вечеринки ходят только легкомысленные и пустоголовые особы, я отказывалась от приглашений на подобные мероприятия. Только не надо думать, что меня тянуло в море огней и танцующих тел, мне было хорошо с бабушкой, мы пекли булочки, разговаривали обо всём на свете, ходили в театр, в музеи, устраивали пикники за городом.

Любое моё действие, противоречащее бабушкиным убеждениям, расценивалось мной, как предательство. Может быть, и с Валерием у меня ничего не выходило, ведь секс до брака бабушка считала недопустимым. Но об этом я Наташке говорить не стала, засмеёт.

6
{"b":"586871","o":1}