ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лекции по русской литературе
Авиатор
Ничей ее монстр
Состояние свободы
Планета мужчин, или Пенсионерки на выданье
День непослушания
Все мы родом из родительского дома
Закон высоких девушек
Избушка на курьих ножках

На меже изменчивых времён

Фантастическая дилогия

Вячеслав Корнич

Дизайнер обложки Вячеслав Корнич

© Вячеслав Корнич, 2017

© Вячеслав Корнич, дизайн обложки, 2017

ISBN 978-5-4474-7504-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Неоконченная книга

У ветхих ворот

Уже больше нет

Ни слуг, ни двора,

Лишь ветер поёт

Унылый куплет

И шепчет: «пора…»

I

Мощный взрыв буквально разорвал головную БМД, ударная волна пронеслась по следующей за ней машине и мгновенно слизала с брони десантников. Максим катился по камням, не понимая, что произошло, от невообразимого гула его голова чуть ли не разлеталась на мелкие части и напрочь отказывалась подчиняться. В следующий момент мир вокруг него будто замер, превратился в застывшее немое кино и он даже не почувствовал, как из ушей и носа потекла кровь.

– К бою! Занять оборону! – где-то из другой реальности пронёсся в его сознании истошный крик командира роты. – Машины уводите в мёртвую зону! Твою мать, назад, за поворот!

Как только техника попала под обстрел гранатомётов, со склона горы тут же заговорили огневые точки боевиков и на разрозненные группы десантной роты обрушился настоящий пулевой шквал. Ещё плохо соображая, Максим увидел, как задымились две замешкавшиеся «бээмдешки». Он инстинктивно бросился под защиту застывшей брони и открыл огонь по окопавшемуся на той стороне реки противнику…

В холодном поту Скобелев вскочил с кровати, его руки дрожали, а сердце бешено колотилось, намереваясь вырваться из груди.

– Фу ты! – выдохнул он, усиленно протирая глаза. – Чертовщина какая-то… столько лет ведь прошло… Какого чёрта?!

Память о той злополучной войне никак не оставляла Максима в покое, сон вновь вернул его в один из «горячих» дней смутного девяносто пятого года. Сержант Скобелев тогда был в составе разведгруппы спецназа, приданной парашютно-десантной роте, и они спешно выдвигались на помощь мотострелковому батальону, завязшему в тяжёлом бою у небольшого населённого пункта. Но в Аргунском ущелье колонна попала в засаду. В тот день Максима спасло лишь чудо, и даже несмотря на сильную контузию, он считал, что отделался слишком легко. На гражданке его часто преследовали связанные с войной ночные кошмары особенно после возвращения из армии, но за последние три года такое случилось впервые.

В ванной комнате он не меньше минуты держал голову под струёй холодной воды, пока не почувствовал в ней полного прояснения. Потом интенсивно вытерся полотенцем и отправился на кухню варить кофе.

«Н-да, после этих „ужастиков“ уже точно не уснуть, попробую хотя бы поработать», – невесело подумал мужчина.

Всё ещё находясь под впечатлением сна, он включил компьютер и открыл электронный вариант своей новой книги «Уставшие от скорби».

После окончания факультета журналистики в МГУ Максим возвратился на родину. За несколько лет работы в редакции местной газеты он успел отметиться довольно неплохими статьями, но потом решил посвятить себя более глубокому литературному творчеству. Можно сказать, что первые три книги он сотворил на одном дыхании, ему даже казалось, что кто-то свыше направляет его мысли, позволяя писать в необъяснимом «гипнотическом запое». Заканчивая очередную главу, Максим уже знал, о чём станет повествовать завтра, сюжеты его произведений разворачивались сами собой, выливаясь в осмысленные картины жизни, при этом придуманные им персонажи наделялись живыми характерами и их судьбы обретали пути независимого существования. Со временем его произведения стали читаемыми, а позже обрели настоящую популярность литературных бестселлеров. И официальное признание не обошло его стороной, за свою вторую книгу он удостоился международной награды, а следующая была выдвинута на соискание премии имени Бунина. Максим стал узнаваемым даже в профессиональных кругах и его всё чаще стали приглашать на литературные мероприятия. Совсем недавно он создал собственный сайт, чтобы иметь возможность делиться с читателями творческими планами. Наконец, Максим почувствовал своё истинное призвание, увлекавшее его в мир вымышленных героев, которых уже невозможно было отделить от собственной жизни. Скобелев всё чаще ловил себя на мысли, что созданные им творения невольно на уровне подсознания влияют на его помыслы и даже мировоззрение. Своё очередное произведение он задумал, как продолжение предыдущего и поначалу творческий процесс разворачивался по обычному сценарию, в его сознании вырисовывались абстрактные образы, которые затем оживали в определённом сюжете. Но с недавних пор всё изменилось. То, что ему давалось без особого напряжения раньше теперь приходилось чуть ли не высасывать из пальца. В какой-то момент Скобелева охватило опасение, что вдохновение навсегда покинуло его, и он поддался невесёлым ассоциациям:

«Да уж, дела… не иначе, как кто-то шутки ради обрезал мне небесный канал, взял да и прикрыл невидимый краник».

А вскоре после этого Максим стал ощущать внутри себя необъяснимую тревогу, которая временами усиливалась, то немного отпускала, но упорно не желала оставлять его сердце. Он не помнил, когда именно появилось это неприятное ощущение и что же послужило тому причиной, но сердечный дискомфорт, несомненно, забирал его душевные силы.

Остановившись на незаконченной странице пятой главы, он глубоко вздохнул и ещё раз попытался осмыслить диалог героев:

– Ты считаешь, что можно вот так просто взять и уйти, перечеркнув лучшие годы нашей жизни?! – воскликнула в слезах Анна.

– Раньше была любовь, была… а теперь мы только делаем вид, что всё осталось, как и прежде. Но это же невыносимо!

– Но ведь так живёт большинство, любовь не может постоянно пылать… люди привыкают друг к другу и это важно для них…

– Важно для тех, кто довольствуется обыденностью и покоем! – пылко возразил Илья. – Но мне этого мало, я не хочу, чтобы моё сердце превратилось в послушные часики: тик-так-тик-так. Пойми, мне хочется большего!

«Какая-та сентиментальная мелодрама получается, столько терзаний и смятений чувств, – усмехнулся про себя Максим. – Может быть, переквалифицироваться в лирического романиста?»

– Тьфу ты! – вырвалось из него.

Скобелев вскочил со стула и зашагал по комнате.

Немного успокоившись, он припомнил вчерашний разговор с Главным редактором известного московского издательства Николаем Тороповым, с которым у него был заключён договор на издание очередной книги. После взаимных приветствий тот осведомился об успехах Максима, на что Скобелев ответил предельно честно, как и было на самом деле. Хотя отношения между ними уже переросли в приятельские, но всё равно совет Торопова несколько удивил его.

– Знаешь, Максим, ты просто «наелся», тебе нужна передышка и новые впечатления, – без обиняков сказал тогда Главный редактор. – Я бы посоветовал тебе съездить куда-нибудь на пару недель, желательно поближе к лону природы, она лечит и не такие недуги, поверь мне. Но о своих обязательствах перед нами тоже не забывай.

И сейчас Скобелев ухватился за эту идею:

«Может, действительно рвануть куда-нибудь подальше от городской суеты? Наверное, мои мозги уже не справляются с информацией, пора бы им расслабиться. Небось заслужили!»

Максим вновь устроился на стуле и решил просмотреть электронную почту. Пролистав несколько сообщений, он с определённым интересом остановился на одном:

«Уважаемый Максим! Уже несколько лет я являюсь почитателем вашего таланта и всегда с нетерпением ожидаю от вас новых произведений. Возможно, моё приглашение покажется вам не совсем обычным, но это всё, что я могу предложить в знак благодарности за ваше творчество. Ориентировочно через две недели я с группой единомышленников собираюсь в туристическое путешествие в район Телецкого озера (это на Алтае) и мне бы очень хотелось пригласить вас. Поверьте, вы не будете разочарованы! В случае вашего согласия сбросьте ответ на мой электронный адрес. С уважением, Родион Кальмерин».

1
{"b":"586872","o":1}