ЛитМир - Электронная Библиотека

На столе волшебным образом появилась многочисленная закуска, заботливо припасенная родственниками, и Виктор разлил по стаканам «горькую».

Когда в окне промелькнула очередная станция, Максим с удивлением отметил:

– Ты смотри – Ялуторовск уже, хорошо разогнались.

– А мы, кстати, были здесь, – с гордостью объявила Надежда. – На экскурсию ездили, очень уютный чистенький такой городок и столько интересного увидели.

– Мне тоже он понравился, – степенно согласился Виктор, прожёвывая бутерброд. – А такого острога я даже и не видел. Одним словом – памятник прошлому.

– Город декабристов, так его и называют у нас, – поддержал разговор Максим. – Говорят, что ссыльные дворяне и планировали Ялуторовск, создавали школы и даже посадили берёзовую рощу в черте города.

– Были же люди раньше, настоящие бессребреники, всё для других, а сейчас… – Виктор с досадой махнул рукой. – Давайте, ребята, выпьем за них!

Время пролетело как-то незаметно, за окном уже опустились сумерки, а купе тускло осветилось электрическими фонарями.

Максим отложил надоевший детектив и с улыбкой поглядел на сладко дремавших попутчиков:

«Н-да, сказываются последствия бурно проведённого отпуска. Неизвестно ещё от чего больше устаёт организм, от работы или от такого отдыха».

В Барнауле планировалось переформирование состава, после чего Скобелеву предстояло провести ещё несколько часов в пути до конечной станции Бийск, где и заканчивалась железнодорожная ветка.

Утром поезд по расписанию прибыл в Барнаул и Максим вышел на перрон проводить чету Гусевых. Несмотря на лёгкую прохладу, погода обещала быть солнечной, что не могло не радовать.

– Ну что, Максим, давай прощаться, – ещё заспанным голосом проговорил Виктор, пожимая руку Скобелеву. – Ты мужик, что надо, счастливо тебе отдохнуть!

– Удачи вам, Максим, – пожелала с улыбкой Надежда.

– Спасибо за компанию, всего вам хорошего, – тем же ответил Скобелев.

Через минуту временные попутчики уже растворились в шумном человеческом потоке, навсегда исчезая из его жизни.

«Да, пройдёт какое-то время, и глубины моей памяти поглотят эту встречу, стирая даже лица этих людей», – философски заметил Максим.

После высадки пассажиров два вагона перекочевали на запасной путь в ожидании переформировки состава. Согласно расписанию стоянка поезда должна была занять немногим более часа, но почему-то затягивалась. За ночь Максим успел выспаться и сейчас в нетерпеливом ожидании расхаживал возле двух одиноких вагонов, загнанных в глубинку железнодорожного хозяйства. Через полтора часа незапланированного простоя к вагонам подкатил электровоз, и проводница попросила уставших от ожидания людей занять свои места. Два вагона подцепили к другому уже сокращённому составу, который растянулся подле вокзала для посадки новых пассажиров. Максим расположился в опустевшем купе и стал с интересом рассматривать через окно спешивших к своим вагонам людей. Как и предсказывали Гусевы, желающих прокатиться в сторону Бийска оказалось не так много. Пассажирский ажиотаж наблюдался больше на других направлениях. Поставленным женским голосом громкоговоритель объявил о завершении посадки, но к своему удивлению Максим до сих пор оставался в гордом одиночестве.

«Ну и нормально, сам себе режиссёр», – обрадовался он.

Тем временем прозвучал гудок, и поезд неуверенными рывками тронулся в путь. И в этот момент двери отворились, пропуская в купе молодую особу.

– Здравствуйте, – поздоровалась девушка с еле уловимой смешинкой в глазах. – Не помешала?

– Добрый день, – озадаченно произнёс Скобелев. – Нет, не помешали, просто неожиданно как-то… Как вы успели?

– Можно сказать, заскочила на подножку уходящего поезда, – задорно ответила она. – Меня Дашей зовут.

– Максим. А вы до Бийска?

– Верно.

В первую минуту Скобелев не мог отвести взгляда от её необыкновенных глаз, ему даже почудилось, что в них умещается вся лазурная даль небес. И только придя в себя, Максим обратил внимание на роскошную золотистую косу девушки, словно полноводным ручейком струившуюся по её спине. В какой-то момент ему даже захотелось потрогать её рукой.

«Прямо девушка из русской сказки, коса, льняной сарафан, от неё даже пахнет цветами, и фигурка ничего… ладная», – мелькали мысли в его голове.

– Вы чем-то удивлены? – спросила Даша.

– Есть немного… необычно как-то, сейчас девушки больше предпочитают стрижки, а у вас коса.

– Вам не нравится? – трогательно смутилась она, поправляя тонкой рукой волосы.

– Что вы, Даша? Вам она очень идёт и даже придаёт столько очарования! – попытался успокоить её Максим.

– Я, наверное, старомодна, и никогда не гналась за всеми, а народный стиль мне всегда был по душе.

– Не меняйте его, он ваш, поверьте мне! – поспешил заверить девушку Скобелев.

– Спасибо, Максим.

– Даша, вы так легко одеты и вещей совсем нет…

– Я же туда и обратно, а с вещами одна морока. А вы зачем в наши края?

– Мы в поход собрались, в горы. Вообще-то, я ещё дальше еду к Телецкому озеру, там и собираемся.

– Значит, за туманом и за запахом тайги? – послышались нотки иронии в её голосе.

– Даша, вам не нравится такой отдых?

– Нет, я не против отдыха… а вот насчёт отношения людей к природе уже не могу спокойно говорить… В последнее время в тех местах от туристов одни проблемы, горы мусора и сожжённая тайга. Такое впечатление, что люди живут одним днём, получили удовольствие, а остальное уже не моё дело!

Скобелев с любопытством взглянул на Дашу и не узнал её, на него смотрели глаза умудренной и зрелой женщины. Такое превращение несколько смутило Максима.

– Не все же такие, – попытался оправдаться он, – я вот лично всегда убираю за собой, а что не горит, то закапываю.

– Я не о вас, Максим, я говорю о тех, кто не хочет думать… невежество ведь от бессознательности. Вы не удивляйтесь, я эколог по образованию и мне часто приходится сталкиваться с варварством в природе, но с этим нельзя мириться, иначе мы потеряем себя, как люди.

– Вы правы, но, к сожалению, цивилизация не спешит сближаться с культурой, а наоборот отталкивает её, культура для неё слишком неудобный свидетель, ведь мало кто захочет признаться себе в собственном невежестве, – загорелся разговором Скобелев.

– Да, если бы люди наконец-то поняли, что в безжизненной пустыне они обречены, возможно, тогда изменили бы своё мировоззрение, – с некоторой грустью сказала она. – А душевное увядание от невежества ещё страшнее…

– Об этом нужно чаще говорить, особенно с детьми, культура ведь не возникает на пустом месте, её нужно взращивать с малолетства.

– И вы, Максим, правильно делаете, что пишите об этом, люди должны знать для чего живут, в знаниях и есть зачатки культуры, – вдруг озадачила его Дарья.

– Даша, а вы сразу узнали меня?

– Я читала ваши книги и видела одно выступление по телевидению… а память у меня цепкая, так что смогла признать Максима Скобелева, хотя и не сразу.

За познавательным разговором три часа пути пролетели незаметно, и поезд стал вытягиваться вдоль железнодорожного вокзала. Скобелев успел заметить, что ему было удивительно легко и комфортно с этой молодой женщиной, будто их знакомство продолжалось уже много лет.

Когда они сошли с поезда, Дарья вызвалась проводить Максима до автовокзала.

– Будем прощаться, Максим, – произнесла она, – я очень рада нашему знакомству… мне было приятно с вами общаться.

– И мне, Даша. Неужели мы больше никогда не увидимся?

– Земля круглая, всё может быть, – загадочно улыбнулась она и неожиданно поцеловала его.

На какое-то мгновение Скобелев словно погрузился в аромат полевого разнотравья.

– Прощайте, Максим.

– Прощайте, Даша, – с нахлынувшей грустью произнёс он.

Изящной невесомой походкой Дарья устремилась к перекрёстку, удивляя прохожих своей чудо косой. Уже на той стороне дороги она вдруг обернулась и помахала Скобелеву рукой.

11
{"b":"586872","o":1}