ЛитМир - Электронная Библиотека

– Счастливо отдохнуть! – пожелала им вслед Виктория.

– Лодку не переверни, писатель! – ехидно вырвалось из уст Сергея.

– Хорошие они ребята, с ними так легко, – поспешила отметить Анастасия.

– А со мной, Настя, как вам?

– Сейчас просто замечательно.

– В ваших словах чувствуется какая-то недоговорённость. Вы знаете обо мне что-то ещё?

Пока Анастасия собиралась с мыслями, Скобелев успел развернуть лодку вдоль берега.

– Максим, я знакома с вашими книгами и поначалу судила о вас по ним…

– Ну и что же вы из них про меня вынесли?

– Что человек вы непростой, даже своеобразный… вы живёте в каком-то своём мире не совсем мне понятном. И если честно, то я не имела представления, как вести себя с вами… А сейчас вы мне стали ближе и понятнее. Смогла прояснить?

– В общем, да. Настя, вы умная женщина, но мне показалось, что вы часто обжигались в жизни. Я не прав?

– А что так заметно? – удивилась она.

– Ну, скажем так, эта наблюдательность у меня от природы, потому и пишу.

– Да, вы правы, обжигалась и не раз, ума то вроде и хватает, а вот мудрости… без неё и счастье куда-то ускользает.

– Самокритично. А что такое счастье в вашем понимании?

– Счастье? Я наверно не исключение и как любая нормальная женщина хочу видеть рядом с собой любящего и понимающего человека.

– И, разумеется, понимание должно быть взаимным?

– Какой вы догадливый, Максим, – улыбнулась Настя. – Конечно, загадочность партнёра интригует какое-то время, но потом всё это обычно оборачивается разочарованием.

– А-а, значит, и во мне вы усмотрели тот печальный итог? Уже представляю себя в образе отвергнутого мечтателя.

– Я вас не хотела обидеть, Максим. А всё о чём вы пишите, наверно, имеет глубокий смысл, но женские чувства хотят земной любви и постоянства.

– Какие обиды, Настя? Я прекрасно вас понимаю. Но в своих книгах я не занимаюсь нравоучениями и тем более не пытаюсь навязывать свою точку зрения… я просто хочу немного расшатать сознание людей, увести его от устоявшихся стереотипов и между делом подбрасываю «пищу» для размышления. Ведь любую истину губит не сомнение, а только косность мышления.

– А вы действительно считаете, что настоящая жизнь это следствие прошлых воплощений?

– Вам это так интересно? – спросил Скобелев.

– Ну-у… да, я задавалась этим вопросом, – не сразу ответила Анастасия.

– Настя, вот вы подумайте сами, есть ли смысл в одной человеческой жизни, если у неё нет продолжения? Да, я согласен, в ней хватает приятных моментов, но всё же тревог и страданий в ней больше. Разве не так? И даже успешным и относительно счастливым людям рано или поздно придётся уйти из жизни. Почему так происходит, отчего такое неравенство и нелогичный результат человеческих усилий? Ведь это противоречит здравому смыслу. За короткую жизнь невозможно понять себя – это абсурд!

– Но люди же ради чего-то живут и не просто живут, а чуть ли не зубами пытаются держаться за жизнь… Неужели они все не правы?

– А может, это просто привычка ежедневно видеть себя в зеркале?

– Максим, вы шутите? – не поверила Настя.

– Да, со мной бывает такое. Но если серьёзно, то, конечно, жизнь имеет огромный смысл, но он в чём-то большем, я уверен в этом. В обыденности ответов не найти, можно даже не пытаться. Тогда в чём же, где? В глубинах себя, на границе жизни и смерти? Вы не задавали себе вопрос: куда мы уходим и зачем возвращаемся обратно? В этом и есть тайна о нас и её нужно разгадать.

– Мы так привыкаем к обычной человеческой жизни, что трудно просто взять и перечеркнуть всё это, – попыталась возразить Анастасия. – И как представить то, что не укладывается в голове?

– И не нужно ничего перечёркивать. Вы же не можете отвергать себя, просто допустите и другие возможности существования. Взгляните хотя бы на детей… у каждого свой характер, способности… посмотрите, насколько одни отличаются друг от друга даже в раннем возрасте. Похоже, что и учёные затрудняются объяснить эти феноменальные отличия одной лишь наследственностью. Настя, я склоняюсь к тому, что само зерно натуры человека уже сформировано прошлым. А вот чем оно будет обрастать в настоящей жизни – это уже другое дело.

– Мне иногда страшно становиться от таких рассуждений, и даже не хочется думать о необъяснимых закономерностях своей судьбы.

– А вам не кажется, что страшнее, когда человек не понимает ответственности за свои мысли и поступки.

– Возможно, вы и правы, – нехотя согласилась Анастасия и тут же сменила тему разговора:

– Максим, а можно я погребу?

– Пожалуйста, только аккуратно перебирайтесь, а то лодку перевернём.

Они поменялись местами, и Анастасия неуверенно сделала первый гребок.

– Ровнее гребите, не опускайте вёсла слишком глубоко, – посоветовал Скобелев. – Ничего, всё у вас получиться.

– Ура, плывём, у меня получается! – радостно воскликнула женщина.

Какое-то время Анастасия приноравливалась к лодке, но быстро освоилась и довольно сносно научилась ею управлять.

– Максим, извините, но мне показалось что и вас не оставляют некоторые противоречия… да и скрытые страсти тоже, – раздался вкрадчивый голос Насти.

– А я и не отрицаю этого, от влияния Плутона и Марса трудно избавиться.

– Ах, вы ещё и Скорпион! – засмеялась она. – Таинственная натура и неистовый любовник в одном лице?

– Ну, насчёт любовных качеств не мне судить, наверное.

– Мне кажется, я не ошиблась, – женщина с затаённым интересом поглядела в глаза Скобелеву.

– Насчёт чего?

– Время покажет, Максим. Поплыли обратно, а то нас уже заждались на берегу.

На дачный посёлок опускалась ночь, появились первые ещё не очень яркие звёзды. Уставшая от дневных впечатлений компания расположилась в беседке за чаем.

– Шикарный был денёк сегодня, – с ленцой коснулся приятного Сергей. – Почаще бы нам так встречаться… даже экспромтом.

– А я тебе не раз об этом говорила, а ты всё работа, да работа, – поддела его жена. – Пойдём, милый, спать, а то глазки твои уже слипаются.

– Да, пожалуй. Не в обиде, ребята?

– Отдыхайте, а мы ещё немного посидим, если Настя не возражает, – проговорил Максим.

– Настя не возражает, – подмигнула ему женщина.

– Максим, ты будешь спать в гостиной на диване, а тебе, Настя, я тебе постелю на втором этаже в комнате. А там сами уж решайте, – загадочно улыбнулась Вика. – Ну ладно, спокойной ночи… хотя, как знать…

– И вам того же, друзья мои, – в том же духе ответил Скобелев.

Когда Глазины ушли, Анастасия задумчиво поглядела на Максима:

– Вы знаете, Максим, наверно из таких дней и складывается счастье.

– Возможно, Настя… из таких дней и неповторимых звёздных ночей.

– Прохладно уже становится, – с дрожью в голосе произнесла она.

– Возьмите мою куртку.

Анастасия покачала головой и с чувственным вызовом поглядела на него:

– Обними меня.

Максим подсел ближе и прижал её к себе. Дрожь её тела передалась ему, но, видимо, не только вечерняя прохлада была тому виной.

– Пойдём ко мне, – прошептала она.

– Ты иди, я загоню машину и подойду.

Анастасия направилась в дом, а Скобелев пошёл открывать ворота. При въезде во двор ему показалось, что возле кустов малины мелькнула тень. Максим заглушил двигатель и не поленился проверить все насаждения в дальнем углу двора, но ничего подозрительного не обнаружил.

«Хм, странно… Может, показалось? Но на зрение-то я не жалуюсь. И это знакомое ощущение от чужого взгляда… прямо как на войне под прицелом снайпера».

Скобелев вышел на безлюдную улицу и несколько минут всматривался в окружающую темноту. Дачный посёлок уже погрузился в ночную тишину и лишь где-то время от времени раздавались далёкие голоса да звуки проезжающих по шоссе автомобилей. Он вернулся во двор и закрыл дверь на засов. В доме Глазиных свет горел лишь в одной из комнат, где Максима с нетерпением ждала обворожительная женщина с редким именем Анастасия.

4
{"b":"586872","o":1}