ЛитМир - Электронная Библиотека

- Прошу вас, - мистер Ральфус подал ей руку, когда она поднималась внутрь вагона. - Железнодорожные линии "Ральфус и компания" к вашим услугам. Первый класс, леди.

- Слышал, в Скотшире хотят построить железную дорогу от Гревбриджа к городкам вдоль побережья, - спросил он у Генри, когда все уже сидели в купе, а поезд набирал скорость.

- Да. Должен признаться, ездить домой станет намного удобнее и быстрее. Но местные жители сопротивляются до последнего.

- Чего они боятся? Железная дорога даст им новые рабочие места. Неужели ловить рыбу интереснее? - вступил в разговор Стефан.

- Их пугают перемены и скорость, с которой они вторгаются в нашу жизнь.

- К тому же они всегда на руку простым рабочим. Вспомни, что получилось, когда на фабрики завезли машины. Сколько их оказалось на улице, - поддержал друга Ричард. - Не удивительно, что они боятся всех новшеств.

- Но, согласитесь, сколько бы несчастных не громило машин, они все равно утвердились. Прогресс не остановить.

- А сколько народа до сих пор работает в шахтах на примитивном оборудовании? - возразил Стефану Генри. - Прогресс избирателен.

- Говорят, в шахтах работают и женщины, в ужасающих условиях. Мы, конечно же, не допустим такого на железной дороге, - Виктор говорил о поездах с гордым видом, словно они были и его детищем тоже. Впрочем, он с раннего возраста помогал отцу в делах и являлся наследником дела не только на словах.

- Женщины вообще не должны работать.

- Но у многих нет другого выхода, мистер Кроссман, - вступила в разговор Кэтрин. - Зарплата рабочих мала, и их женам приходится работать, чтобы прокормить семью. И в деревнях женщины никогда не сидели без дела.

- Вы правы, мисс Уэлшберри, - Генри посмотрел на нее с интересом.

- Это ужасно, - подала голос Анабелла.

- Если бы у меня было вино, я бы выпил за то, чтобы присутствующие здесь дамы никогда не столкнулись с этой стороной нашего мира, - Ричард попытался перевести разговор в другую сторону. - Я слышал, вы никогда не были в Альверсоне, мисс Ральфус.

- Увы.

- Сестра еще не выходит в свет, разве что, наносит визиты соседям, но в следующем сезоне мы намерены исправить это упущение.

- Вы станете украшением столицы, - улыбнулся Ричард.

Кэтрин про себя усмехнулась: кузен умудрялся даже банальные комплименты говорить очень искренне. Впрочем, Анабелла достаточно мила и достаточно богата, чтобы ее приняли благосклонно.

- Благодарю. А вы, мисс Уэлшберри, уже представлены ко двору?

- О, нет. Я избежала этой участи.

- Моя сестра затворница, но, я надеюсь, поездка пойдет ей на пользу.

- А я, в свою очередь, надеюсь, что мисс Уэлшберри понравится пребывание в Везер-холле. Мы выкупили его не так давно, и не все еще привели в должный вид. Поместье несколько лет стояло заброшенным, - пояснил Виктор.

- Ричард рассказывал, что у вас большая библиотека?

- Да, часть книг досталась от предыдущего владельца, часть собрал отец. Она полностью в вашем распоряжении.

- Спасибо, мистер Ральфус.

- Обратите внимание, мы уже подъезжаем. На станции нас уже ждет экипаж.

Везер-холл - Кэтрин не раз слышала о нем - поместье довольно старое, но с владельцами ему не везло. После падения дома Демрингов, король пожаловал земли графу Везеру. Тот построил новый дом, подальше от замка на холме. Во время крестьянских бунтов после огораживания, замок был сожжен, а граф убит. Новый хозяин получил и титул, и поместье, правда, в несколько усеченном виде - Стаффорд отошел новому владельцу - отстроил дом - традиционная для тех лет построй ка в форме буквы "Е". А его потомок лет десять назад продал дом за долги.

Мистер Ральфус действительно старался восстановить усадьбу.

- Парк - гордость папеньки, - рассказывала Анабелла, когда вечером после ужина они вдвоем решили прогуляться, оставив молодых людей пить виски. - Он лично проверял работы здесь. Ему кажется, что у меня слабое здоровье и что мне нужно чаще гулять. Эту аллею целиком засадили розовыми кустами. Мне кажется, здесь собраны все виды роз. Там, дальше, растут вишневые деревья.

- Здесь действительно очень красиво. Никогда не видела столько цветов одновременно за пределами Ботанического сада.

- Папенька очень любит сад. Он говорит, что нам нужно быть ближе к природе, а сам строит эти железные дороги и огромные машины, от которых столько дыма, - с детской непосредственностью заявила Анабелла, и Кэтрин подумала, что хищные рыбы из высшего общества будут рады такому корму. - Там моя любимая беседка.

Выкрашенная белым кованная ограда, где сплетались листья, распускались цветы и парили птицы была верхом мастерства. Изящные резные скамьи, столик и вид на сад. Кэтрин решила, что непременно придет сюда еще и сделает пару набросков. Может быть, даже попробует нарисовать портрет новой приятельницы, хотя люди ей удавались хуже пейзажей и домов.

- Когда папенька приезжает, мы часто пьем здесь чай, или просто разговариваем, или читаем. Он говорит, что здесь он отдыхает душой.

- И я его понимаю.

- Я рада, что Вы приехали. К Виктору часто приезжают друзья, но я с ними почти не разговариваю, мы встречаемся только за едой. Конечно, мы наносим визиты, но мы не слишком близки с соседями. Все живут здесь не один десяток лет, вы представляете. Они никуда не переезжают и живут там, где жили их деды. Временами я чувствую себя здесь чужой.

- Откуда вы приехали?

- Отец родился в графстве Гевердж.

- Моя мать родом оттуда.

- Правда? Вы часто там бываете?

- Мы не ездили на туда больше десяти лет, - покачала головой Кэтрин. - Матушка плохо переносила дорогу.

- Переносила? Простите, мисс Уэлшберри, я не хотела Вас расстроить.

- О, нет, матушка умерла, когда мне было двенадцать. Но временами мне ее не хватает.

- Мне было одиннадцать, когда... - она запнулась.

- Сочувствую, мисс Ральфус, - Кэтрин постаралась, чтобы голос прозвучал теплее - она действительно хотела ее поддержать.

- Называйте меня Анабеллой.

- Тогда для вас я просто Кэтрин.

Они сидели молча, любуясь аккуратными статуями, статуями и цветами. Сумерки медленно опускались на Везер-холл, ветерок становился прохладнее.

- Кажется, пора домой. Позвольте, я покажу вам вашу комнату.

Кэтрин с радостью согласилась.

Комната, которую ей отвели, оказалась довольно просторной для гостевой спальни - размером с ее комнату дома. Но и сам особняк значительно превосходил скромное жилище профессора истории. Гостевые комнаты находились в том же крыле, что и хозяйские - вторая половина дома все еще находилась на ремонте, а в центральном крыле располагались гостиные, столовая, кабинет и библиотека. Выдержанная в спокойных бежевых и коричневых оттенках, спальня выглядела уютной, без лишней пышности, призванной пустить пыль в глаза. На обоях распускались цветы. Шторы с золотыми кистями, закрывавшие высокое окно, напротив, однотонные. Легкий белый балдахин над кроватью. Комод цвета ореха. Зеркало в резной раме. Туалетный столик и тренога для умывальной чаши рядом - Анабелла говорила, они начали проводить водопровод, но работы еще не окончены. Окна выходили в сад, и Кэтрин отыскала глазами розовую аллею и беседку. Уснула она быстро.

На следующий день Кэтрин проснулась довольно рано. В кувшине на туалетном столике уже стояла вода. Массивный чемодан с ее вещами стоял у стены, а вещи висели в шкафу - их разобрали еще вчера, но она даже не заметила. Она умылась и переоделась в любимое домашнее платье из темно-зеленого хлопка. Памятуя о своем желании порисовать, она достала карандаши, краски и кисти и среди листов бумаги обнаружила так и не отправленное письмо отцу и решила добавить в него пару строк.

"Дорогой отец! Это письмо должно было отправиться к вам еще вчера, но, увы, я не успела. И, хотя информация здесь представляет для Вас крайний интерес, я рада возможности рассказать вам о своих впечатлениях о Везер-холле. Это поистине огромное поместье, и недавно оно обрело рачительных и заботливых хозяев. Мисс Ральфус показала мне сад, и он привел меня в восторг. Пожалуй, я займусь нашим домашним садом, хотя он никогда не превзойдет местный хотя бы масштабом.

5
{"b":"586874","o":1}