ЛитМир - Электронная Библиотека

- Сейчас ты предложишь поехать к этому знакомому твоего отца и под угрозой расстрела выпытать у него всю правду?

Я смутился, что-то вроде этого я и хотел предложить.

- По-твоему, это плохая идея?

- По-моему, это самоубийство. Наверняка твой Петрович уже в курсе того, что ты жив, а значит, подготовился к твоему приходу. Но, судя по всему, других зацепок в этом деле не предвидится. В любом случае мы приговорены, так что нам терять нечего. Есть только одна проблема. У меня закончились деньги. Я, собственно, и заходила к Владимиру по этому вопросу. Меня, как и тебя, повсюду ищут, но делают это две противоборствующие группировки. Компания во главе Зубра еще не знает о твоем существовании, если им, конечно, никто не подсказал, а вот я у них - первый претендент на тот свет. Поэтому в ближайшее время все мои знакомые в этом городе мне помочь не смогут. А как у тебя с финансами?

- На сегодня хватит, но дальше будет туго. Денег в квартире не оказалось. У меня есть счет в банке, там отложена небольшая сумма на черный день, но мне кажется, что банк - это западня.

- Как любила повторять моя мама: "Верь сердцу своему!" Значит, что мы решили? Навестим твоего Петровича. Возможно, он пока не в курсе, что ты не один, поэтому у нас есть шанс не умереть сегодня. Шансик, конечно, маленький, но чем черт не шутит? Я надеюсь, ты одолжишь мне один пистолет? Я, конечно, стрелять не умею, но испугать могу кого угодно. А сейчас я на пару минут заскочу в дамскую комнату.

Глава 3

Экономя деньги, мы шли по городу пешком. Дом, в котором жил Петрович, был недалеко. Со стороны мы, наверное, представляли собой довольно странную пару. Дорогая шуба Оксаны смотрелась вместе с моей курткой, как породистая собачонка рядом с растрепанной дворнягой. Но на нас не обращали внимания. Город жил своей жизнью. Пешеходы куда-то спешили, перебегая дорогу не всегда в положенном месте, автомобили пытались пробиться сквозь постоянно возникающие пробки, рекламные щиты советовали покупать разную всячину. В последнее время я уже не удивлялся обилию рекламы в нашем городе. В связи с приближающимися выборами мэра, на каждом шагу попадались лозунги: "Голосуй за Белова!" Щитов с надписью: "Зубрилов о тебе позаботится!" было не меньше. Мало, видать, Зубру теневой власти, он теперь хочет захватить пост мэра законным путем.

- А может все дело в выборах? - Спросила Ксю, как будто прочитав мои мысли.

- Я тоже об этом подумал.

- Если бы тебя нашли мертвым в квартире Зубра, а потом доказали, что ты убил сына хозяина квартиры, то положение кандидата стало бы неустойчивым. А когда подбросить такую сенсацию в газеты, то Белова можно будет поздравить с победой на выборах досрочно.

- Ни одна газета в городе не напечатает эту сенсацию! Если, конечно, главный редактор газеты не самоубийца. Тем более что вся местная пресса куплена Зубром с потрохами.

- А милиция? Неужели все продажны?

- Может не все, но связываться с Зубром, мне кажется, не будут. А сейчас и подавно! Я ведь пока еще не умер.

- Еще не вечер, Рус. Как говорила моя мама: "Не поминай смерть - живее будешь!"

- Кстати, мы пришли.

В одноэтажном доме из белого кирпича, я был несколько раз, в основном при жизни моего отца.

- Ворота открыты. Какой будет план действий?

Я посмотрел в сторону дома. Мне показалось, что в одном из окон мелькнул чей-то силуэт.

- Давай я войду первым, а ты - минуты через две.

- Согласна.

Входная дверь, тихо скрипнув, открылась, и я попал в прихожую. Первое впечатление - здесь пронесся ураган. Кто-то очень постарался: разбил и рассыпал в доме все, что можно разбить и рассыпать. Весь пол был в ковре из мусора: мелкие осколки стекла, газеты, разорванные клочки каких-то бумаг, попадались даже небольшие куски штукатурки. В спальню Петровича я входил настороженно, держа в правой руке пистолет. Я ожидал увидеть там такую же картину, как и в прихожей. И не ошибся. Но кое-что в обстановке спальни было иным. На полу, поверх всего мусора, лежал связанный по рукам и ногам Петрович. Я даже не стал проверять его пульс. Во лбу Иванова появился третий глаз - кровь медленно стекала по лицу хозяина дома.

Вой милицейской сирены отвлек меня от созерцания этой картины. В комнату вбежала Оксана. Оценив ситуацию, она сделала вывод:

- Нужно сматываться!

- Через запасную дверь! На кухне есть еще один выход. Беги за мной!

Этот запасной выход редко использовался, да и дверь находилась за кухонным шкафом, поэтому я потерял несколько драгоценных секунд, отодвигая шкаф, а затем открывая старый врезной замок. Но я все-таки успел увидеть молодого парня, перемахнувшего через забор и скрывшегося за ближайшим поворотом.

- Ты видела? - спросил я у Оксаны, которая появилась на улице, чуть не сбив меня с ног.

- Ничего я не видела! Но, если мы будем сейчас мирно беседовать, то скоро оба увидим небо через решетчатое окно. Бежим!

Позади нас, в доме, уже были слышны чьи-то голоса, поэтому нам с Оксаной не оставалось ничего другого, как повторить подвиг неизвестного, и перебраться через довольно высокий забор. Для меня это было нетрудно. Впрочем, шуба Оксаны тоже выдержала нелегкое испытание и не зацепилась за острые части железной конструкции забора.

Наш забег продолжался еще некоторое время. Когда очередной поворот был позади, я остановился и задержал Оксану, которая, казалось, даже не запыхалась.

- Стоп! Дальше пойдем спокойно. Иначе на нас будут обращать внимание.

Вдалеке еще были слышны звуки сирены, но уже не так отчетливо. Прохожие заинтересованно поглядывали на нас. Я взял девушку под руку и быстро повел к стоянке такси.

- На железнодорожный вокзал, пожалуйста, - сказал я водителю.

Прибыв на место и расплатившись с таксистом, мы направились к зданию вокзала.

- Мы куда-то едем? - спросила Ксю.

- Нет, всего лишь запутываем следы!

Через пять минут мы уже были в другом такси, которое я направил к тому самому кафе, где мы с Оксаной уже сегодня сидели.

Глава 4

За окном быстро наступали сумерки. Снегопад закончился. Приближающийся новый год наложил свой отпечаток на витрины магазинов, разукрасив их новогодними игрушками и огнями. В кафе, которое приютило нас в этот вечер, цены были невысокими, поэтому нам с Оксаной удалось неплохо и сравнительно дешево поужинать. Когда принесли десерт - кофе с пирожными, я рассказал Ксю о неизвестном посетителе дома Петровича.

- Он был с короткой стрижкой, почти лысый, в спортивном костюме синего цвета. На вид - лет тридцать, не больше. Рост - намного выше среднего, что-то около двух метров. Мне показалось, что он или неудачно спрыгнул с забора и теперь прихрамывает, или хромал уже до этого. Но за последнее утверждение не ручаюсь, хромота могла также внезапно пропасть, как и появиться.

- Ого! Я выбежала сразу за тобой и уже никого не видела. Когда ты все успел заметить?

- У меня очень хорошее зрение, Ксюшенька.

- Ксюшенькой меня любила называть в детстве мама. Особенно, когда я чем-то отличусь, неважно - хорошим или плохим. Обычно она говорила: "Ксюшенька, видел бы тебя сейчас папа". Я росла в семье без отца. Папа утонул вместе со всем экипажем недалеко от берегов Японии. Это был его первый рейс, где он пошел капитаном. До этого он восемь лет ходил в старших помощниках. Был ужасный шторм, груз в трюме уложили неправильно, и судно затонуло всего в нескольких километрах от берега.

3
{"b":"586880","o":1}