ЛитМир - Электронная Библиотека

- А мы с Анютой росли без матери. Мама умерла во время родов моей сестры. А через двадцать лет в автокатастрофе погиб и наш отец.

- Как любила повторять моя мама: "Жизнь - это очередь, и чем очередь длиннее, тем дольше живешь".

- Философией твоя мама не увлекалась?

- И не только философией, еще историей и литературой. Она была учительницей в школе.

- Почему была?

- Потому что умерла три года назад. Раковая опухоль.

- Прости...

- Не извиняйся, скоро и наша очередь.

- А кто за кем стоит или мы вместе?

- О! Молодой человек изволит шутить. Значит, еще не все потеряно. Кстати, оба мы сироты. Вот только, что нам теперь делать? Есть мысли на этот счет?

Я, не спеша, доел свое пирожное и только после этого сказал:

- Судя по всему, хозяина дома убили за несколько минут до нашего прихода.

- Это как ты определил?

- Тело лежало поверх мусора, который покрывал весь пол. Значит, убийство было совершено после появления в доме такого беспорядка. И самое главное, когда я увидел тело Петровича, кровь из раны еще не свернулась и вытекала.

- Предположительно, убийца - хромающий баскетболист, который любит на досуге штурмовать железные заборы и ограды. Осталось только найти убийцу среди всех хромающих баскетболистов!

- Тебе смешно? - не удержался я от вопроса.

- Немножко, но если серьезно, то страшно.

- Ты веришь в совпадения?

- Если только эти совпадения происходят не слишком часто.

- Мы пришли в дом в момент убийства Петровича, и тут же приехала милиция. Если бы нас застали на месте преступления, то какой вывод из этого можно сделать?

- Что убийца - один из нас.

- Правильно. Меня сегодня уже пытались подставить, правда, в качестве трупа. Вторая подстава выглядит уже неслучайным совпадением. Тем более о запасном выходе из дома мало кто знал. Через окна выбраться на улицу нельзя, на них - решетки. Можно, конечно пролезть через чердачное окно, но это большая потеря во времени. Нас точно схватили бы раньше. А вот убийца, скорее всего, выбрался через это окошко на чердаке, к нему с улицы приставлена лестница. Я уверен, баскетболист закрыл задвижку на чердачном окне со стороны улицы, чтобы гарантировать нашу сдачу властям.

- Но зачем подставлять тебя?

- Не знаю. Не хотелось мне обращаться за помощью к Ивану, но думаю, придется.

- Что за Иван?

- Иван Веселов, детская кличка - Веселый. Мой школьный друг. Работает в данный момент старшим следователем прокуратуры.

- Ого! Что ж ты молчал? Надо было сразу к нему идти!

- Ага, и рассказать о том, что я только что пристрелил двух человек. Тут даже дружба детства вряд ли помогла бы.

- А сейчас поможет?

- А я ему о тех двух трупах ничего не скажу. Петрович был другом моего отца, это Ванька знает. Я аккуратно поспрашиваю именно о смерти Иванова, кто ведет следствие, кого подозревают и все такое. Глядишь, чего-нибудь новенькое узнаю. А то мы сейчас в положении слепых кур на дороге, по которой несется тяжелый грузовик. Противник играет с нами по своим правилам, а нужно заставить его играть по нашим.

Звонок моего мобильного телефона не отличался изысканностью и тонким вкусом. Играла "Мурка". Извлекая телефон из кармана, я подумал, что мне редко звонят.

- Ало! Это Иван, - услышал я голос Веселова. Убили Петровича. Подъезжай ко мне на дачу через пару часиков, разговор есть.

- Через два часа буду. - Сказал я.

- Кто звонил? - спросила Ксю.

- Ванька Веселов. Мы едем к нему на дачу. Вот и не верь после этого в совпадения. Только как нам убить два часа? Есть идеи?

- Мне нужно переодеться! Я больше не могу разгуливать по городу в таком парадном виде. Заедем ко мне домой.

- Но тебя же там могут ждать?

- Могут... но ты же меня подстрахуешь?

- А что мне остается делать?

- Вот и замечательно. Я сейчас приведу себя в порядок, и мы пойдем.

Ксю плавно удалилась в сторону дамского туалета. Я проводил ее взглядом, а затем расплатился по счету и направился в мужскую уборную. Наверное, стены были тонкими, потому что я услышал голос Оксаны. Девушка с кем-то разговаривала. Собеседника не было слышно, сама Ксю говорила приглушенно, поэтому из всего разговора я не разобрал ни одного слова. Но по интонациям я понял, что девушка с кем-то спорила.

Глава 5

Оксана жила на окраине города, в однокомнатной квартире, расположенной на первом этаже. Почти полное отсутствие мебели в квартире меня удивило. Ксю объяснила, что она недавно переехала, поэтому живет пока в спартанских условиях, спит на полу.

- Будешь чай или кофе?

- Нет, спасибо. Давай, не будем задерживаться у тебя, переодевайся, и поехали.

- Как скажешь, начальник.

Ксю изобразила на лице недовольство, сняла шубу, небрежно повесила ее на вешалку, всем своим видом показывая, что я мог бы и помочь в переодевании. Но я смотрел в окно, наблюдая за прохожими. Когда Оксана скрылась в ванной, я даже не оглянулся. Девушка переодевалась в ванной комнате недолго, минут пять, но за это время Ксю преобразилась. Теперь на ней вместо вечернего платья были потертые синие джинсы и серый свитер с высоким воротом.

Звонок над входной дверью прозвенел три раза. Я мог поспорить на миллион долларов, что в подъезд после нас никто не входил.

- Кто там? - спросила Ксю.

- Оксана Николаевна, мне нужно поговорить с вами о Владимире Реброве.

- Извините, я не одета, вы бы не могли зайти минут через пятнадцать?

- Ничего, я подожду.

Я на цыпочках подошел к двери и посмотрел в глазок. На площадке стояло трое мужчин.

Я ругнулся про себя матом, извлекая пистолет.

- Что будем делать? - шепотом спросила Оксана.

- Попробуем прорваться через окно.

Я, стараясь не шуметь, открыл окно в комнате и сказал:

- Давай, Ксю, ты первая!

Оксана с моей помощью забралась на подоконник, перед этим надев на себя теплый пуховик, и спрыгнула во двор. Я последовал за ней. Первый этаж оказался сравнительно высоким, до земли было метра два.

- Ой, не хорошо, прыгать в окна, молодые люди. Для удобства выхода из квартиры существует дверь.

В каждом слове незнакомца звучала насмешка. Выглядел он неброско: серое пальто и меховая шапка явно искусственного происхождения. Два его товарища заняли оборону вокруг меня и Ксю. Эти мордовороты смотрелись более внушительно, но были одеты не по сезону. Спортивные костюмы и тонкие плащевые куртки ребятам были явно малы, фигуры атлетов каким-то чудом не разрывали одежду на себе.

- Зайдем в дом? - предложил все тот же мужчина, судя по всему, из всей троицы он был главарем.

- А нам и здесь хорошо, - сказал я, потянувшись за пистолетом.

Внезапно один из атлетов показал удивительную сноровку, он молниеносно приблизился к Оксане и схватил девушку за руку. В следующую секунду шея Ксю была зажата в тяжелых тисках незнакомца.

- Мы - профессионалы, молодой человек, поэтому уберите руку из кармана, пистолет в нашем разговоре будет лишним. Я повторю свой вопрос. Зайдем в дом?

- А почему бы и нет!

В квартиру мы попали уже через дверь. Главарь закрыл окно и огляделся. Сесть можно было только на единственный стул.

- Присаживайтесь, Оксана Николаевна.

Ксю молча присела на стул, а один из бандитов подошел ко мне и помог избавиться от моего пистолета.

- Немецкая машинка, - в его басовитом голосе отсутствовали эмоции. Мой "вальтер" исчез во внутреннем кармане куртки бандита. Когда атлет нашел мой бумажник и ампулу с "Ампицилином", то вернул все на свои места и отошел в сторону.

Главарь подошел ко мне. Ему было уже лет пятьдесят, седые волосы аккуратно подстрижены, на морщинистом лице красовалась снисходительная улыбка.

4
{"b":"586880","o":1}