ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вы как сюда добрались, девочки? На попутках? - спросил я.

- На электричке. Здесь станция в двух километрах.

- Последняя когда уходит?

- Полчаса как уже ушла. И другого транспорта до утра не будет. Первая электричка только в восемь часов.

- Отлично! - мои мысли забуксовали. - Вы же не хотите заночевать в этом доме?

- А почему бы и нет? - произнесла Аня. - Не на вокзале же спать, тем более что никакого вокзала нет, обычная станция с окошком для продажи билетов на электрички, поезда здесь не останавливаются.

- Замечательно! Есть еще предложения? Нет? Но и как вы представляете нашу ночевку?

- Все очень просто, в доме девять комнат, Наташа... заняла одну из них, мы поселимся в других, а гостиная останется свободной. Или кто-то желает спать сегодня не один?

Вопрос Анюты был провокационным, все женщины как по команде посмотрели на меня.

- А чего вы на меня уставились? Я вас сюда не звал, и вообще сегодня не ваш день.

- Ага, значит, сегодня день Наташи и ты будешь спать с ней, - Аня била все рекорды по язвительности.

Меня передернуло от этой мысли и столь наглого предложения, но я тут же попытался взять инициативу в свои руки.

- Не капайте мне на мозги, девочки, - сказал я твердым голосом.

Возможно, случайно, моя правая рука сделала резкое движение на уровне пояса в сторону земли. Этой оплошностью тут же воспользовалась следователь Даша.

- Это ты показал, откуда капает, или где у тебя находятся мозги?

- Там, там у него все, и мозги и все чувства к нам, - послышался ропот девчат.

- Неправда! Я вас всех любил, вернее и сейчас люблю. Просто все вы замечательные и по-своему дополняете друг друга.

- Где-то я уже это слышала, - сказала красавица Ирина.

- В пьесе одного современного автора, мы с тобой, любимый, ходили в театр на прошлой неделе. Там главный герой говорит примерно такими же словами.

Актриса Оля мило улыбнулась. Ее поддержала домохозяйка Люба.

- Я в какой-то книжке читала, там похожая ситуация была. Он - подлец, она - святая...

- Стоп! Девушки мои любимые, давайте вернемся к столу и обсудим все спокойно.

Предложение было воспринято положительно. Когда все вернулись на свои места, я покосился на пустой стул, где раньше сидела Наташа, и сказал:

- Прежде чем нам разойтись по комнатам, я бы хотел выяснить, как так получилось, что вы сегодня все здесь собрались?

- Милый, ты же не считаешь нас полными дурами? - спросила Даша. - Когда ты прыгал из кровати одной в кровать другой, ты называл нас солнышками и зайчиками, рыбками и девочками, по именам очень редко, в основном во сне. Ты знаешь, что иногда говоришь во сне? Когда ты впервые назвал меня Ксюшей, я сразу все поняла. Я - юрист, милый, работаю в прокуратуре, и уж организовать за тобой слежку было как два пальца... Дальше все просто. С девчонками мы выбрали мой день - четверг, я сказала тебе тогда, что очень занята, и у тебя, милый, был выходной. Мы выяснили все, выпили и решили тебя проучить. Наташа должна была уговорить тебя приехать сюда, где бы ты нам все объяснил и рассказал, кто мы в твоей жизни, случайные попутчицы или немножко больше.

- Конечно, больше...

- Но сейчас это уже не самое главное, - перебила меня Даша, - на повестке другой вопрос. Кто убил Наташу? До утра времени много, я бы могла провести предварительное расследование.

- Согласен, - вставил я свое веское мужское слово. А пока предлагаю выпить по рюмочке за упокой души Натальи.

- Мысль хорошая, только я пойду, сполосну рюмочки, так, на всякий случай, - сказала Любаша, собирая посуду.

Через минуту из кухни послышался звон разбитого стекла.

Первой в кухню влетела Анюта. Люба лежала на полу в стеклянных осколках.

- Мертва, - тихо произнесла Аня, но в гробовой тишине ее голос прозвучал, словно раскат грома, - не могу понять, от чего она умерла. По всем признаком остановка сердца, хотя, постойте.

Женщина склонилась над Любашей, тщательно осмотрела ее руки.

- Ожег большой площади, скорее всего кислота.

- Посмотрим, - сказала Даша, - отойди-ка в сторонку, Нюра.

Следователь надела перчатки и взяла в руки пластмассовую бутылку с моющим средством. Капнула немного на раковину. Кислота зашипела, разъедая железо.

- У нее было слабое сердце, - произнес я.

- Да, не выдержало сердечко, болевой шок, - подтвердила Анюта, - кто-то знал об этом и подстроил убийство.

Даша обернулась и подозрительно посмотрела в мои честные глаза.

- Да вы что? Зачем мне ее убивать?

- А Наташу? По той же причине. Ты устраняешь свидетелей своего блуда.

- Позвольте!

- Не позволим! Наталья сидела рядом с тобой, ты незаметно сыпнул ей в рюмку яд. А за те двадцать минут, которые тебе понадобились на поход в туалет, можно было наполнить кислотой целую канистру.

- Девчата! Я мог это сделать, но этого не делал. Поверьте мне.

Поверить было сложно, я это понимал. Кто кроме меня знал, что у Любы больное сердце?

- А может это не он, - встала на мою защиту Ирина. Длинные белокурые волосы, слегка прикрывали левую щечку девушки и прятали от меня выражение ее лица.

- Может быть и не он, но мы не можем рисковать. Придется изолировать нашего всеми любимого мужчину. Комната рядом с Наташей еще не занята...

- Нет, только не там.

- Хорошо, тогда в конце коридора, есть спальня, я хотела там сама поселиться, но уступлю тебе. Пошли, проведу. - Даша взяла меня за руку и потащила за собой.

Комната была спартанской, кроме кровати и шкафчика для вещей, в ней находился маленький журнальный столик и единственный стул. На окнах со стороны улицы стояли решетки.

- Располагайся, чувствуй себя как дома. Кстати, я так ни разу у тебя дома не была.

Даша закрыла за собой дверь, в замочной скважине повернулся ключ. Сбежать отсюда я не мог, если только вышибить дверь или сломать решетки. Удивительно, но я не чувствовал запаха плесени, каким обычно пахнет в доме, где никто не живет. Пыль везде была аккуратно вытерта, кровать застелена чистыми простынями. К моему приезду тщательно подготовились. Я разделся, лег и попытался заснуть. Какой к черту сон! Закрывал глаза, и передо мной вставали лица Наташи и Любы. Около часа я провалялся, но так и не смог заснуть. Внезапно из глубины дома раздался сдавленный крик. Кто кричал, не понял, но я тут же оделся и подошел к двери. Прислушавшись, я различил тихую речь, но о чем говорилось, не разобрал. Я толкнул дверь, и она открылась. Кто-то очень тихо, пока я боролся со сном, отпер мою комнату.

В коридоре, у одной из дверей я столкнулся с Оксаной и Олей. Увидев меня, женщины замолчали.

- А разве тебя Даша не закрыла? - с удивлением спросила Ольга.

- Когда я выходил, дверь была незапертая. Что случилось?

Из комнаты вышла Даша и спросила:

- Значит, дверь открылась сама, и ты Ирину не убивал?

- Дверь была... как Ирину? Она мертва?

- Задушена подушкой. Хочешь взглянуть?

Мои ноги подкосились, я присел, отрицательно качнув головой. Если бы не подхватившие меня Оля и Ксюша, то упал бы на пол.

- Сыграно отлично. Оля, а ты говорила, что он плохой актер. Сейчас проверим. Подержите его девочки.

Даша прошмыгнула в мою комнату, ее не было минут десять.

- Это что? - спросила следователь, показывая всем ключ.

- Ключ, - глупо ответил я.

- Этот я нашла под кроватью, а этим я тебя заперла. Оба ключа одинаковы. Как ты это объяснишь?

- Ничего не понимаю.

Мои мысли путались, но до одного правильного вывода я все же додумался.

- Меня кто-то подставляет!

- И кто бы это мог быть? Кто так тебя ненавидит? Мы ведь все тебя любим, иначе убивать начали бы с тебя. Может, это ты сам?

Возникшая в коридоре Аня сказала:

- В медицине нередки случаи раздвоения личности. Когда пациент считает себя Наполеоном, например, и забывает, кем он есть на самом деле. Здесь мы могли столкнуться с чем-то подобным. Одна часть его личности думает, что он никого не убивал, хотя другая могла совершить все преступления.

2
{"b":"586882","o":1}