ЛитМир - Электронная Библиотека

Надежда совсем расплакалась, но сквозь слезы светилась счастливая улыбка. Она поверила каждому слову Елены. Ей хотелось поверить, и она поверила.

- Почему же он ко мне не пришел?

- Не знаю, Надя. Наверно, потому, что он жил здесь со мной все это время, я чувствовала это, но увидела только тогда, когда он собрался уходить. Видно он сам решил показаться, чтоб поговорить со мной.

Надежда смотрела на нее широко открытыми глазами и кивала, а потом утерла слезы и с сомнением спросила:

- А ты не испугалась?

Елена улыбнулась, вспомнив свой ужас при появлении Андрея, но этого ужаса в душе уже не было, осталось умиротворение от его слов, и еще, последний взгляд его пронзительных синих глаз, ласковое прикосновение руки к волосам и нежный поцелуй.

- Кого, Андрея? Почему я должна его пугаться? Я знаю, что он никогда не причинял и не причинит мне зла.

- Какой он был?

- Красивый... поиграл с Машенькой, она его за палец держала, а потом меня по волосам погладил, я почувствовала, рука его, я узнала, мягкая, нежная, теплая, а совсем не холодная.

Надежда порывисто вздохнула.

- Он не говорил, не придет больше?

- Не говорил, не знаю. Может когда-нибудь и придет. Бабуся моя, скоро уже пять лет, как умерла, а редко, но приходит.

Надежда уже совсем успокоилась.

- Ну, а тебе что сказал? - голос ее окреп и приобрел обычные металлические нотки.

"Так я тебе и сказала... Что б ты снова заорала..."

- Что просил тебе передать, я передала, а то, что лично мне сказал, со мной и останется, - в тон ей ответила Елена.

Надежда промолчала, сдерживая уже рвавшееся из нее возмущение, затем со скорбной миной сказала:

- Что ж, если решила идти - иди, но я не пойду, посижу с Машенькой. Когда у них свадьба?

- В субботу, тридцатого.

- Ну вот, а я думала после праздников, - с каким-то сожалением сказала Надежда и задумалась.

- А что такое? - спросила Елена.

- Да Олегу двойную путевку выделили на десять дней в дом отдыха на Иссык-Куль. Он хотел, чтоб мы вместе поехали, а путевка до третьего мая. Значит, один поедет, я останусь.

- Зачем, Надя? Конечно, поезжай. А с Машей Евгения Семеновна посидит, я не долго, часа на три-четыре, мне же ее кормить. А тебе из-за трех часов десять дней такого чудесного отдыха терять...

- Да что - отдых! Я не ради отдыха, его одного нельзя отпускать, он же, как ребенок. Это в науке он "дока", а в быту сущее дитя, - "пожаловалась" Надежда.

- Тем более, поезжай. А за Машеньку не переживай, ты же Евгению Семеновну знаешь, она с ней справится.

Надежда еще помолчала. Подумала, повздыхала и согласилась. А у Елены, как камень с души свалился.

Перед свадьбой Татьяны с Александром, Вильдам спросил у Ирины Васильевны:

- И где ж твои молодые жить будут?

- У меня, где же еще? У Саши негде, у них квартира двухкомнатная, а их четверо: мать с сожителем, он и младшая сестренка-школьница. А у нас все же трехкомнатная, у Тани своя комната. А мала станет, гостиную им отдам.

Вильдам ничего ей не сказал, а дома решил поговорить с матерью. Дело в том, что в последнее время Евгения Семеновна постоянно жила с ним, а ее однокомнатная квартира, обмененная из Ташкента, пустовала, Катерину ждала, как говорила мать. Но Катя еще училась в девятом классе и отдельно жить пока не собиралась.

- Мам, давай, дадим молодым пожить самостоятельно, и за квартирой присмотр будет.

- Пусть живут, я не против. Все равно, ты, поди, к Елене скоро переселишься, а мы тут с Катенькой поживем. Глядишь, всем хорошо будет.

В тот же день Вильдам рассказал Елене о своей идее.

- Виля, какой же ты у меня, молодец! Да они и мечтать не смеют о таком подарке. А мы с Катей устроим им там уютное гнездышко. Ты не против?

Зная любовь Елены к разного рода обустройству, он рассмеялся:

- Давайте, давайте, только не перестарайтесь, фантазерки.

Три дня Елена с Катей занимались подготовкой квартиры Евгении Семеновны к встрече с молодоженами. Благо ее квартира в соседнем доме с домом Вильдама. Елена с утра привозила Машеньку к Евгении Семеновне, и между кормлениями они с Катей бегали по магазинам, покупали необходимые ткани и другие вещи для осуществления задуманного Еленой интерьера, переставляли мебель, украшали квартиру. Комнату Елена разделила на две зоны: спальная зона и зона отдыха. На старой, но еще крепкой, полуторке они сменили матрац и убрали нижнюю спинку, саму кровать развернули. И хотя она стала занимать больше места, но зато никому не придется спать у стенки. Застелили новое красивое белье и сшитое Еленой по этому случаю покрывало. Над кроватью повесили бра. Старую ширмочку Евгении Семеновны Вильдам перетянул плотным холстом, на котором Катерина нарисовала восход солнца в горах. Она училась в художественной школе и очень неплохо рисовала. А с другой стороны Елена задрапировала ее тканью в тон шторам. Диван и старое кресло-качалку развернули спинкой к ширме, закрывавшей кровать, и лицом к окну. Между ними поставили купленный специально маленький столик. Возле кресла поставили старый, но с новым абажуром, торшер. Телевизор оставили в углу у окна, а вдоль другой стены - книжный шкаф и ближе к спальной зоне шифоньер. Раскладывающийся обеденный стол они вынесли в кухню. Квартира у Евгении Семеновны здесь, в Самарканде, была улучшенной планировки с большой кухней, которую Елена тоже разделила на две зоны: рабочую и обеденную. Везде повесили новые шторы и занавески. В день регистрации Катерина купила большой букет красных роз и расставила их в разных местах: в изголовье кровати, на столике в гостиной, на столе в кухне и положила по цветку на каждую подушку на кровати.

На свадьбу приехал отец Татьяны, Дмитрий Дмитриевич, он жил на севере в Норильске. Отец сделал молодым шикарный подарок - пригнал новую "Ниву". Радости Александра не было предела! У него были права, но старенький "Запорожец", оставшийся после смерти отца, забрал старший брат, живший сейчас в Душанбе. А вот теперь у него будет не старый разбитый "Запорожец", а новенький "советский джип" "Нива"! Пусть брат завидует!

На свадьбе Вильдам в качестве подарка преподнес Татьяне ключи от квартиры Евгении Семеновны.

- Подарить эту квартиру я не могу, она государственная, а не кооперативная, но жить можете сколько хотите. Мама свои вещи забрала, там осталась кое-какая мебель и посуда на первое время, - говорил он посмеиваясь. - Потом обживетесь, сами обзаведетесь.

Для молодых супругов это было полной неожиданностью: Таня прослезилась, а Александр долго тряс руку Вильдама, повторяя:

- Спасибо! Вот уж спасибо, так спасибо!..

Елена шепнула на ухо Татьяне:

- Можете сразу после свадьбы ехать туда, мы с Катей для вас сюрприз сделали.

- Какой? - тоже шепотом спросила Таня.

- Если скажу, сюрприза не будет. Не переживай, хороший. Думаю, вам понравится.

Уже в конце гулянья Саша предложил Вильдаму:

- Махнем завтра в горы на два дня двумя машинами?

- С огромным бы удовольствием, целый год в горах не был. Но у нас Машенька маленькая, Елена ее кормит, надолго оставлять не может. У нее и сейчас сердце болит, уже дважды бегала звонить. А брать ее с собой - в горах ночью холодно.

Подошли Таня с Еленой.

- Вы о горах? - услышала Таня последние слова Вильдама.

- Вот, зову Вильдама в горы с ночевкой, а он не хочет.

- Я хочу, но не могу.

- Это ты о Машеньке? - спросила Елена, прижавшись щекой к его плечу.

- Конечно. Куда ее тащить? Да и ночи в горах холодные.

- А в машине тепло, - возразила Татьяна. - Я, конечно, не знаю, это вам с Леной решать, но мне кажется, что чистый горный воздух Машеньке не повредит.

И все посмотрели на Елену, понимая, что последнее слово будет за ней.

59
{"b":"586885","o":1}