ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо, – немного успокоилась Ленка. – Тут Николай с тобой хотел поговорить, в смысле мой муж. Ты так неожиданно ушел, что он не успел что-то с тобой обсудить.

– Я попозже выйду с ним на связь. Кстати, посмотришь на своем столе – я там оставил терминал болталки без привязки к человеку. Это УНИК, переделанный для связи со мной. В нем есть небольшой контактный список. Можешь отдать мужу, пусть попробует позвонить. Я отвечу, как освобожусь.

– Ну что ж, не теряйся! – Ленка улыбнулась и отключилась.

Блин, все-таки обозначила, что она тут типа главная! Я в ответ тоже улыбнулся, хотя никто и не видел.

И вот наконец все получилось. Небольшой телепорт располагается вплотную к нужной части спутника. С той стороны – камеры, транслирующие визуальную обстановку. Спутники небольшие по размерам, но их много. Воздух, кстати, не вытекает из открытого окна, как можно было бы предположить. Просто потому, что, как оказалось, наши с Умником настройки телепортационного инфосервера (вернее, первоначальные, которые делал именно он) просто не реагируют на молекулы воздуха и воды! Вот жук! Все продумал! Правда, там были еще какие-то настройки, но я не смог понять, на что. Я и эти-то экспериментальным путем определил. То есть воздух и вода спокойно протекают сквозь телепортационную рамку, не телепортируясь. Правда, не трогаются молекулы, которые находятся внутри организма, то есть сервак считает их одним целым с организмом, а то ведь и без крови можно остаться. Но это все в программной модели инфосервера. Нормально. Крутой сепаратор получился, надо сказать.

Отдохнув немного и погоняв птиц в небе воздушными потоками, вернулся к работе.

Достал из пространственного кармана чемодан суперкомпа. Отметил у себя чувство легкого возбуждения и открыл замки. В центре, в выемке материала, похожего на поролон, лежал кубик Рубика. Ну почти, уж очень похож. Множество разноцветных квадратиков на каждой стороне и придавали сходство с игрушкой. Впрочем, в памяти всплывали усвоенные знания, и я был очень доволен тем, что Я ЗНАЮ!

Вытащив довольно тяжелый куб из чемодана, я (ха-ха! кубик Рубика!) повернул верхнюю его часть, после чего он, собственно, и включился. Некоторые квадратики слегка засветились, на некоторых появились небольшие надписи. Я нажал сразу три квадратика, и над компом вырос объемный экран с (снова ха-ха) обычной консолью, правда, не на темном фоне, а на красивом голубом, с какой-то эмблемой позади. Ничто в этом мире не меняется. Впрочем, я не удивлен, этот режим как раз и служит для отладки-настройки и прочих дел. В этот раз экран был, кажется, голографический.

Немножко посидел, наслаждаясь видом монитора над столом, на фоне реки и природы. Посмотрел на облака и улыбнулся.

Нажал на кубе еще пару комбинаций клавиш, и на экране появились символы, обозначающие включение голосового командного модуля и клавиатурного – перед кубом появилась клавиатура. Я потрогал ее, так как моя заимствованная память говорила, что должна быть тактильная связь, и о, чудо! Действительно, ощущение, будто трогаешь что-то вроде легкого пенопласта, наличествовало.

Кстати, еще была связь через УНИК, но я по понятным причинам ее проигнорировал.

Я размял пальцы и положил их на клавиатуру. Ну-с… Проверим, как знания уложились в памяти… И пальчики забегали по клавишам. В консоли все тот же английский язык как наиболее лаконичный. Хотя в наличии для интерфейса и русский, и китайский, и английский. Хм… больше не предлагает, в мое время можно было выбрать из сотни.

В какие-то моменты можно еще ускорить действие словами:

– Комм! Показать внутреннюю разводку интерфейсов.

На экране тут же разворачивается запрос. Вообще максимальная производительность работы с компом достигается через коммутацию с личным УНИКом. Тогда порой можно достичь реакции компа, сравнимой со скоростью мысли. Собственно, цель данного этапа – как раз скоммутировать этот БУНИК (то есть большой универсальный информационный комплекс с пока неактивным искином) с моим биокомпом, дабы быть хотя бы не слабее и не хуже обычного среднестатистического современного программиста.

Все нужное для разработки находилось в самом БУНИКе. Я запустил среду разработки и пробежался взглядом по интерфейсу. Внезапно появилась надпись: «Проверить наличие обновлений на сервере производителя?» Э, нет! Не зря я сразу отключил коммуникации, на фиг мне надо, чтобы кто-то отследил коннект.

Вдруг поймал себя на том, что улыбаюсь. Нравится мне это дело.

Задача, по сути, была несложной – всего лишь нарисовать как со стороны БУНИКа, так и с моей, программный протокол обмена данными. Создал магическую заглушку, которую прилепил к оптическому выходу БУНИКа. Данные с нее поступали мне в биокомп, и обратно также уходила порция данных. Вскоре все заработало (легкота! Даже на коррекцию ошибок можно было забить!), и я получил возможность управлять БУНИКом мысленно, через свой биокомп.

С грустью погладив клавиатуру, я вздохнул и убрал ее, как и дисплей. Все, что надо, появится у меня в виртуальном пространстве, скорострельности оптического канала хватало.

Служба безопасности России

– Капитан Баширов? – Патрушев с интересом посмотрел на посетителя.

– Так точно! – непроизвольно вытянулся молодой человек, в котором четко прослеживались татарские корни. – Разрешите войти?

– Да, конечно. Располагайтесь.

Баширов мельком глянул на странного лысого здоровяка, что-то делающего за большим сенсорным экраном-столом, и миловидную девушку, с отрешенным видом сидящую в углу комнаты за зеленой стеной из растений и цветов, и присел на предложенное место.

– Вы простите, капитан, что оторвали вас от дел, – начал Патрушев. – Ваш рапорт за номером сто сорок пять мы читали, но хотели бы услышать об операции из ваших уст. Сразу предлагаю перейти на «ты», мы с вами в одном звании, да и вызов, так сказать, полуофициальный. Принимается?

– Принимается, – расслабился гость. – Как мне к тебе обращаться?

– Можно просто Сергей.

– Я – Тимур, – кивнул Баширов и с любопытством огляделся. – Так что вас интересует?

– Просто расскажи своими словами, что произошло.

Баширов ненадолго замер, проверяя допуски присутствующих людей из другого отдела службы безопасности, так называемого «мозгового», в отличие от их – «силового», чтобы определить, насколько он может быть откровенным.

– Собственно, перед нашей группой ставилась простая задача – взять под плотный контроль, в том числе инструментальный и информационный, человека, который у нас по документам операции проходил под именем «Вой». Вели мы его от самого дома его сестры, как я понимаю, до центрального торгово-развлекательного комплекса в Новосибирске. – Баширов на мгновение замолчал и благодарно кивнул Вере, принесшей ему стакан с водой. – Предполагалось, что возникнет необходимость в защите объекта, поэтому все было серьезно. Группа прикрытия, захвата, силовой поддержки, информационной. В общем, по высшему разряду. – Баширов ухмыльнулся.

– Да уж. Тем не менее что-то пошло не так? – поддержал разговор Патрушев.

Баширов пожал плечами:

– Группа информационной поддержки сразу обозначила несколько потенциально опасных целей. Правда, одну быстро переквалифицировали как наблюдателей, вернее наблюдателя, а вторую – как боевика. По наблюдателю пришла команда ничего не делать…

– Это была китаянка Шу Ци?

– Да, – кивнул капитан. – Ничего не делать, но держать под контролем. А вот боевика приказали брать, если он проявит агрессивность по отношению к защищаемому объекту. Наша группа инструментальной и информационной поддержки сумела определить, что боевик использовал стационарные микрокамеры для объемного съема видеоинформации и миниатюрный дрон для медикаментозного незаметного нападения на цель. Поэтому пришлось повозиться, чтобы нас не засекли. Техника нам была знакома, и мы решили документально зафиксировать все этапы нападения на защищаемый объект. Управление дроном кратковременно было перехвачено, он на несколько мгновений изменил свою траекторию и в одном месте подхватил наши боевые наниты, которые на физическом уровне заблокировали систему впрыска. Кстати, там оказался смертельный яд. На информационном уровне также заблокировали команды использования механизма нападения, а вот управление самим дроном потом вернули боевику, чтобы зафиксировать непосредственно его действия.

6
{"b":"586890","o":1}