ЛитМир - Электронная Библиотека

– Зачем это делалось? – спросил Патрушев.

– Могу предположить, что этот расчехлятор планировалось использовать потом, но это уже не наше дело. – Баширов вздохнул и отпил воды. – Да и не вышло ничего. Вернее, с нашей стороны все было сделано практически идеально, это и проверочная комиссия признала, а вот дальше… Дрон каким-то образом был уничтожен, его просто размазало в лепешку, а сам диверсант умер по неизвестным причинам.

– Он зачем-то подходил к объекту защиты, почему вы его тогда не перехватили?

– Оружия у диверсанта не было, наши наниты уже прицепились к нему и не обнаружили никаких скрытых или миниатюрных систем нападения. Да и просветили его, удостоверившись, что у него нет системы отслеживания подобных действий, он был чист. Даже ядов на руках не было, как ни странно. Решили рискнуть, тем более что реанмобил был под рукой, мы могли бы вытащить пострадавшего и с того света. По крайней мере, если бы что-то случилось, через пару секунд он уже лежал бы в капсуле. Опасность нападения на объект защиты в этот момент и нами, и тактическим искином была признана довольно низкой, поэтому решили брать диверсанта на выходе. Ну и сама операция подразумевала не полную защиту объекта, а с допустимым уровнем опасности для него, зато акцент делался на получении полной информации по нападению и нападающим с полной фиксацией всех их действий.

– Отчет врачей мы видели. – Патрушев изучающе посмотрел на Баширова. – А каково ваше мнение, почему умер диверсант?

Баширов вновь вздохнул:

– Я не знаю, но интуиция мне просто кричит, что никакие это не антенны биополевого излучения были. – Он немного помолчал. – Мне кажется, это объект охраны каким-то образом убил диверсанта.

– И все же почему вы так думаете?

Баширов смерил Патрушева долгим взглядом и наконец ответил:

– Когда диверсант поздравлял объект с победой, тот посмотрел на него с заметным удивлением, а потом уже в спину ему эдак презрительно усмехнулся. Мол, идиот, куда полез? Ну, – смутился капитан, – мне так показалось.

Ник

Последний этап – коммутация БУНИКа со спутником. Здесь особых сложностей при наличии знаний тоже не предвиделось. Такая же оптическая нашлепка в нужные порты, в обычном режиме служащие для отладки на Земле, а протокол обмена данными стандартный. Вторую нашлепку – на еще один оптический порт БУНИКа. Единственное, чем от стандартной связи отличалась текущая, – отсутствием необходимости в личной идентификации и идентификации подключаемого аппарата, которую я и отключил у БУНИКа. Эти порты использовались только один раз на заводе для контроля и отладки связи, и все. Потом спутники уходили на орбиту, и, видимо, никому и в голову не приходило, что кто-то будет использовать эту возможность. В принципе не должно такого быть, но, может, мне просто повезло. Эту возможность я сам нашел, как системный баг она в моих знаниях не присутствовала. И нет у меня никаких данных, что кто-то, например, из других стран, запускает в космос свои спутники-диверсанты, чтобы подключиться таким образом. Видимо, профита особого нет. Кроме того, порты находятся не снаружи, и добраться до них, не разобрав спутник, довольно сложно, если вообще реально. Это я «появился» своими инструментами прямо внутри, а сможет ли кто-то другой из местных?

И вот он, радостный момент! Чик, и дело сделано!

Я погонял в виртуале запросы. Такое ощущение, что даже работает быстрее, но это скорее психологический эффект.

Теперь сделать нашлепки на максимальное количество спутников, желательно на все, а в программной части прописать периодическую смену спутника связи, как какого-то прокси. А еще проверить, будет ли работать, если БУНИК отправить в пространственный карман. Теоретически должен, ведь связь БУНИК-спутник действует на инфомагическом слое, лишь на концах преобразовываясь в световые сигналы.

Попробовал – все получилось. Вообще круто выходит!

Осталось включить искин и посмотреть, что он умеет и пригодится ли мне.

Потом, кстати, надо будет сделать что-то подобное и для подключения к другому сегменту сети – англо-австралийскому.

На реке Ангаре

В мутных водах сибирской реки скользила тень, стараясь быть как можно менее заметной. Иногда ей приходилось подниматься чуть ли не к поверхности, и тогда ее можно было бы увидеть, доведись кому-то из людей смотреть в это время на слегка колышущуюся массу воды. И ведь нашлось кому смотреть! Только не человеческим глазам.

После анализа недавнего инцидента с похищением детей, проживающих в этой местности, и последующих событий тактический БУНИК службы безопасности посчитал весьма вероятным появление здесь очередного пришельца. Из-под тины, стряхивая с себя муть, выбрался аппарат, который был в несколько раз меньше вторженца, но такой же шустрый и быстрый. Он мгновенно домчался до проплывающей над ним тени и присосался к брюху врага. Последовательные мощные электромагнитные импульсы, способные вывести из строя любую земную технику, стали неспешно биться в пузо иноземного аппарата. Впрочем, как и ожидалось, эти импульсы лишь частично повлияли на вторженца, слегка дезориентировав. Наверное, его электроника была построена по другим принципам. Но и создатели «прилипалы» были в курсе этого, поэтому мощные импульсы перемежались прочими электромагнитными излучениями, нащупывающими резонансные частоты, способные негативно повлиять на живучесть врага.

Однако вторженец не собирался просто так поддаваться насилию. По его поверхности забегали разноцветные пятна, появление которых сигнализировало о том, что аппарат переходит из режима мимикрии в боевой режим. Но и об этом знали земные военные, множество раз сталкивавшиеся с подобными аппаратами и сумевшие накопить большую статистику. Если бы имелась необходимость, то сейчас вполне возможно было бы уничтожить аппарат, но цель стояла иная – захватить его в плен.

Над аппаратом, все еще продолжавшим двигаться по реке, хоть и снизившим скорость, появилось земное военное бронированное устройство, которое в строго определенное время, вычисленное тактическими искинами по световой индикации пришельца, открыло ураганный огонь вниз из множества скорострельных стволов с рассчитанной энергетической емкостью. Силовое поле вторженца не включалось мгновенно, а накачивалось в течение около трех секунд, и именно в этот промежуток времени нагрузка на поле не давала ему выходить на рабочий цикл и в то же время заставляла энергетические системы полностью переключаться на попытки поднять силовой щит, оставляя остальные части менее защищенными, куда и вклинивался своими электромагнитными системами подавления и перехвата управления «прилипала».

Над рекой стоял ужасный шум, в месте попадания снарядов поднялась стена воды, вниз по реке растянулся длинный язык мути, перемежающийся оглушенными рыбами. Стаи птиц с громкими и резкими криками разлетались в стороны.

Наконец архисложная в плане синхронизации совместная работа БРОКОМов сказалась. Система РЭБ – радиоэлектронной борьбы – нащупала индивидуальный электромагнитный ключ подавления, и вторженец резко потух. Но еще за мгновение до отключения так и не развернувшейся в полную силу защиты верхний аппарат остановил стрельбу и быстро умчался в сторону, а его место занял транспортный модуль, который притянул к себе пойманную дичь и ринулся на базу, где его уже ждали.

Центр противокосмической обороны

– Отлично сработали! – Майор в специальной комнате слегка улыбнулся и повернулся к присутствующим здесь операторам БРОКОМов, контролерам, аналитикам и тактикам.

Все радостно загомонили – нечасто, очень нечасто удается поймать инопланетный модуль. По сути, до сих пор люди только испытывали и пробовали разные экспериментальные системы для борьбы с ними. Земляне, несмотря на свою прагматичность, так и не простили инопланетянам утилитарного подхода к их цивилизации. Впрочем, у всех государств было лишь несколько вариантов дальнейшего развития межпланетарных отношений. Англо-Австралия решила втайне от своего населения, во избежание разных вопросов, сотрудничать с инопланетянами и даже кое-что выиграла от этого. В основном некие технологии, очевидно устаревшие или некритичные для самих инопланетян, но прорывные для землян. В России же решили, что негативные стратегические последствия подобного сотрудничества довольно неприглядны, и старались держаться в стороне. Пришлось тяжело, но пока каким-то образом удавалось сохранять паритет, особенно в технологической части. То ли технологии выкрадывались у англов и оптимизировались, то ли были свои источники. В целом в обществе довлела мысль, что ученые всех стран, объединенных вокруг стержневых государств (Россия, Китай, Индия, Иран и ряд других) справляются своими силами.

7
{"b":"586890","o":1}