ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что было в прошлом, пусть останется в прошлом, – тихо прошептала Мира, вспомнив картины из прежней жизни. – Пора учиться жить по-новому…

Она тяжело вздохнула и, обращаясь уже к преподавателю, пообещала:

– Я постараюсь.

Когда Мира вышла из аудитории, то обнаружила, что у дверей ее дожидается Каин. Он вальяжно расселся прямо на подоконнике и, прикусив кончик карандаша, увлеченно что-то читал.

– Мира! – увидев ее, он спрыгнул на пол и ослепительно улыбнулся. – Что-то Котик тебя надолго задержал.

– Котик? – недоуменно переспросила Мира, не поняв, о ком идет речь.

– Ну, профессор Като, – пояснил Каин, перехватывая ее битком набитую сумку. – Пока здесь сидел, слышал, как ваши девчонки называли его Котиком. Так мило. – Он фыркнул и без перехода предложил: – Пойдем погуляем?

Мира бросила взгляд на окно, за которым уже смеркалось, и неуверенно протянула:

– Даже не знаю, мне на завтра столько всего учить надо…

Каин отмахнулся от этого лепета, схватил ошарашенную Миру под руку и, потащив ее вперед по коридору, заверил:

– Учеба от тебя не убежит! А мы в город не поедем, просто пройдемся по окрестностям академии и освежим в памяти родные достопримечательности!

Они вышли из корпуса и неспешно двинулись вдоль академии, направляясь к полю. Снег к этому времени успел покрыть землю ровным белым полотном, он же лежал на крыше, придавая зданию свежий и немного сказочный вид.

– Любишь зиму? – с интересом спросил Каин, поправляя воротник куртки. Снежинки так и норовили забраться за шиворот.

– Да, это мое любимое время года. – Мира протянула руку, и на ладонь упало несколько белых хлопьев, в следующую секунду обратившихся каплями воды. – Вернее, раньше было любимым. До того, как зима стала сниться мне каждую ночь.

– Ты о видениях, да? – участливо спросил Каин и на ее немой вопрос пояснил: – Ника говорила, что у тебя как-то необычно проявляется дар. Знаешь… – он на секунду замолк, а после хитро ухмыльнулся, – знаешь, что еще она мне рассказывала?

В глазах Миры блеснул интерес.

– Что в мире, откуда она родом, принято поздравлять друг друга с первым снегом. Сказать как?

– Как?

– А вот так! – внезапно Каин сгреб с земли охапку снега и бросил ее в Миру.

Та завизжала, и уже через секунду в рыжика летел ответный снежок. Мира даже не заметила, как они устремились к полю, а их возня превратилась в догонялки. Прорицательница не помнила, когда в последний раз чувствовала себя так свободно и беззаботно. С Каином было легко, он умел развеселить, и в его присутствии она раскрывалась. Рыжик был действительно солнечным, и казалось, что рядом с ним всегда находится лето, способное растопить даже холодную зиму.

Добежав до поля, Мира рухнула в снег и, не переставая смеяться, раскинула руки.

– Вставай, а то заболеешь! – назидательно велел Каин, но уже через несколько мгновений сам повалился рядом с ней. – Вот попадешь в лазарет, поймешь, что это такое! Ты не представляешь, как за последнюю неделю я возненавидел овсянку и куриный бульон!

– Терпеть не могу овсянку, – согласилась Мира, смотря на высокое темно-синее небо, уже тронутое покровом ночи.

Каин приподнялся на локте и, задумчиво глядя на нее, неожиданно произнес:

– Ты красивая.

Мира сделала вид, что не расслышала. Мысленно она порадовалась, что сумерки скрывают ее покрасневшее лицо. Она не воспринимала сказанное всерьез и не верила, что кто-то в самом деле может считать ее красивой. После этих слов на душе внезапно стало тоскливо, и все очарование момента исчезло.

– Я тебя чем-то обидел? – удивился Каин, заметив перемены в ее настроении.

– Конечно нет. – Поднявшись с земли, Мира вымученно улыбнулась. – Все в порядке. Правда.

Она отряхнула одежду от прилипшего снега, подняла брошенную неподалеку сумку и пошла в сторону академии. Вскоре Каин ее нагнал и проводил до общежития.

В этот момент в памяти Миры всплывали картинки безоблачного детства. Тогда у нее был друг, которого сейчас ей сильно напоминал Каин. Такой же веселый и открытый, готовый приободрить в трудную минуту. Он тоже говорил, что она красивая, и в то время Мира верила. Верила вплоть до того момента, пока… Впрочем, об этом лучше не вспоминать.

Глава 6

– Меня просили передать, что пары по эмпатии у вас сегодня не будет, – сообщило милейшее создание и гений по совместительству. – Профессор Нордан уехал по каким-то срочным делам, так что можете радоваться!

Квинтов не требовалось просить дважды, и аудиторию сотрясло победное «ура!». Магистр Твиль наблюдала за ними с очаровательной улыбкой, а после с такой же очаровательной, по-детски невинной улыбкой добавила:

– И поскольку эмпатия отменяется, вместо нее у вас будет менталистика. Так что активно достаем тетрадки и готовимся записывать!

Адепты замерли в тех же позах, в каких находились, а отмерев, раздосадованно вздохнули. Не успели обрадоваться отмене эмпатии, как вдруг объявляют о замене на менталистику. И ведь еще неизвестно, кто хуже – суровый профессор Нордан или милая магистр Твиль.

– Сегодня будем разбирать тему телепатии, – сообщила магистр, не обратив внимания на всеобщее недовольство. – Раньше мы об этом не говорили, поэтому пара у нас будет сугубо лекционной. Но дискуссии никто не отменял, так что вот вам мой первый вопрос: что вы знаете о телепатии?

Общее представление об этом имели все, даже Ника, но руку поднимать никто не спешил. А все потому, что Миали Твиль просто обожала вести беседы со студентами, и если вдруг кто-то изъявлял желание ответить на ее вопрос, мучила несчастного до самого конца пары.

Не увидев ответной реакции, магистр тяжело вздохнула и понуро поплелась к доске. Встав на невысокий табурет, она стала чертить какую-то схему. Вначале изобразила двух людей, затем провела между ними линию, над которой кривым детским почерком написала заумную формулу. Причем в этой формуле имелась куча непонятных знаков и обозначений, а надпись заняла чуть ли не половину доски.

Отряхнув руки от мела, магистр Твиль ткнула указательным пальчиком на схему и с гордостью объявила:

– Вот это и есть телепатия! Вопросы?

На эту извечную уловку попадаться никто не собирался, и все адепты снова промолчали, зная, что преподавательница в любом случае все объяснит.

Магистр насупилась, обиженно на них покосилась, но уже в следующую минуту радостно продолжила:

– Раз уж вы решили играть в молчанку, открывайте тетради и записывайте! И да, к экзамену нужно выучить эту лекцию наизусть, буду спрашивать у всех, вне зависимости от доставшегося билета!

Всю оставшуюся пару в аудитории был слышен лишь скрежет пишущих ручек, бодрый голос магистра Твиль и жужжание мухи, непонятно как дожившей до поздней осени.

Экзамены стремительно приближались, времени на подготовку оставалось все меньше, а получать «неудовлетворительно» не хотел никто. По правилам академии, два неуда по экзамену равнялись автоматическому отчислению. Такая же математика была применима и к трем проваленным зачетам, так что поводов нервничать у адептов было более чем достаточно. Особенно учитывая то, что спрашивали в академии строго.

Слушать лекцию Нике было интересно. Телепатия являлась способностью передавать мысли на расстоянии. Это была одна из сложнейших областей менталистики, и, чтобы достичь в ней каких-то результатов, требовались постоянные тренировки. Если бы Нику попросили объяснить, что значит телепатия, она бы сравнила ее с высшей математикой. Базу этой науки составляло множество сложных формул и уравнений, без знания которых невозможно было переходить к практике. Именно поэтому первокурсники изучали только теоретическую часть, и лишь с середины второго курса начинались занятия практические.

– Записываем итоговое определение, – сказала магистр, извлекая из кармашка сладкий леденец.

К слову, это действие означало, что лимит строгого преподавателя исчерпан и Миали Твиль входит в фазу «ребенок капризный, обыкновенный».

14
{"b":"586898","o":1}