ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дракон… да это просто немыслимо! – запальчиво проговорил Грэм, когда за секретаршей захлопнулась дверь. – Да и о каком из четырех идет речь? Их же истребили дарх знает сколько лет назад!

– Одиннадцать тысяч, если быть точнее, – поправил Лосгар и тут же предположил: – А если это – дракон-прародитель?

Грэм опустился в кресло и, скептически заломив бровь, произнес:

– Ты хоть понимаешь, насколько абсурдно это звучит?

– Это вполне вероятно, – вмешалась в их диалог Джолетта. – Согласна, звучит абсурдно, но вполне вписывается в рамки пророчества и происходящих событий. Кому еще может понадобиться столько магии? Кто еще может желать возродиться? И у кого, в конце концов, может быть такая сила, какая способна поставить на сознание столь мощный блок?

Последним вопросом Грэм и сам задавался все последнее время, поэтому на такой аргумент возразить ему было нечего. Когда он попытался взломать ментальный блок Айрин Трайвол, то не сумел к нему даже подступиться. От него фонило чужеродной и невероятно мощной энергией, с какой прежде лорду сталкиваться не приходилось. Вначале он подумал, что это снова дело рук феи, но вскоре понял, что магия в корне отличается от той, что когда-то была применена к Нике с Джолеттой.

– Допустим, – кивнул лорд, признавая реальность такого предположения. – Но как вы себе это представляете? Древний дракон-прародитель внезапно решил проснуться, каким-то непостижимым образом набрал кучу помощников и велел им иссушать магов?

– Примерно так и представляю, – вполне серьезно отозвался Лосгар.

Ника, до этого молча слушающая их разговор, все-таки не выдержала:

– Может, вы объясните, о чем идет речь? Кто такой этот дракон-прародитель?

Грэм прикрыл глаза рукой и покачал головой, всем своим видом показывая, что лекции читать не собирается. Джолетта знала об этом лишь в общих чертах, поэтому рассказывать пришлось магистру Лосгару.

– Первокурсники еще не проходили эту тему по истории магии, поэтому вы не знаете. С начала рождения мира существовали пять невидимых сил, сейчас именуемых стихиями или первородными элементалями. Огонь, вода, земля, воздух и квинтэссенция – душа мира, пронизывающая все сущее. Наравне с ними существовал дракон – первый и единственный в своем роде. В отличие от элементалей он имел материальную форму и кроме того мог принимать облик человека. Стихии и дракон уравновешивали друг друга. Равно как сейчас любая магия порождает темные прорывы, так в то время баланс соблюдался с помощью их сил. Когда элементали подарили людям частицу стихийной магии, дракон тоже избрал четверых последователей, наделив их своей силой. Как гласит история, он дал им древние знания и научил пользоваться даром. Когда настало время, дракон ушел в так называемое небытие. Сейчас нам сложно понять, что это значит, и еще труднее объяснить. Иными словами, он исчез, но его душа продолжала жить и наблюдать за миром. Доподлинно неизвестно, что случилось, но после его ухода четыре молодых дракона утратили контроль над силой. Они жаждали разрушений и власти – сжигали города, убивали ради развлечения. Люди в панике искали укрытия, но спасения нигде не было. Горели леса, выходили из берегов реки, земля была красной от проливаемой крови.

Ника прерывисто вздохнула. Ей живо представились картины, описываемые магистром Лосгаром, и от этого по спине пробежал мороз. История была подобна легенде, но от осознания того, что все происходило на самом деле, в жилах стыла кровь.

– Тогда все государства Дагории заключили союз, – продолжил ректор. – Лучшие стихийные маги объединили силы и направили их на создание мощного заклинания, способного противостоять драконам. Многие отдали свои жизни, но их гибель была ненапрасной. Драконов уничтожили. После этого началась охота и на полукровок – оставленных ими детей. Некоторые из них выжили, но со временем эта раса вырождалась, в конце концов приняв такую форму, какую мы видим сейчас.

Магистр Лосгар замолчал, и Ника попыталась осмыслить все вышесказанное.

Если их предположения верны, то выходит, этот мифический дракон сейчас желает возродиться? Это же глобальная катастрофа! Люди тоже не ангелы, раз стали убивать полукровок, но в то время их можно было понять. Драконы уничтожили все и всех, и, естественно, охваченные горем и жаждой мести люди хотели истребить любое напоминание об этой расе. А теперь, вероятно, за свой род хочет отомстить древнее существо.

– В общем, так, – подвел итог ректор, бросив в сторону Грэма выразительный взгляд. – Если существует хотя бы малейшая вероятность того, что за иссушениями стоит это древнее создание, необходимо донести наши соображения до вышестоящих органов. Нужно передать собранную информацию Королевской службе безопасности.

Грэм показательно отвернулся в другую сторону и сделал вид, что не расслышал. После нескольких минут он все-таки не выдержал:

– Что?

Ректор не ответил, но его глаза выражали все лучше слов.

– Даже не смей говорить, что этим должен заняться я! – возмутился лорд. – Ноги моей не будет в департаменте, пока глава службы лично не попросит меня вернуться! И то я еще подумаю, принимать его предложение или нет.

Лосгар тяжело вздохнул и помассировал гудящие виски.

– Хорошо, съезжу сам. Поговорю с Ноланом, и пусть он решает, что делать дальше.

– Нолан ничего не решает, – резко оборвал Грэм. – За него думают маги из совета, так что и решение будут принимать они. Кстати, это еще одна причина, по которой в департамент лучше ехать тебе.

– Боитесь встречи с советом? – хмыкнула Джолетта.

– Боюсь того, что станет с советом после этой встречи, – вкрадчиво произнес Грэм, и радужка его глаз опасно засияла.

Глава 7

На первой паре Джолетта засыпала. Теория водной магии проходила мимо нее, и леди, положив голову прямо на тетрадь, уже перестала обращать внимание на нудное бормотание преподавателя. Вчера они с Никой легли спать далеко за полночь, допоздна обсуждая драконов и пророчество Миры. Теперь Джолетта об этом сильно жалела, но ничего не могла с собой поделать – глаза против воли слипались.

Внезапно прозвучавший резкий звук заставил ее оторвать голову от стола и принять вертикальное положение. Дверь в аудиторию распахнулась, и в нее вошла миссис Рудольф, а следом – трое магов, облаченных в длинные светлые балахоны. В академию все же нагрянула проверка из совета. Джолетта с тоской подумала, что все вчерашние планы летят дарху под хвост, потому как теперь магистру Лосгару будет явно не до поездки в департамент.

– Добрый день! – несколько нервно приветствовала вошедших преподавательница теории магии.

– Добрый, – лаконично отозвались маги, величественно кивнув.

Джолетта никогда не питала большой любви к совету и в этом отношении разделяла точку зрения лорда Грэма. Большинство из этих магов были ужасными снобами, считающими себя чуть ли не выше королевской семьи.

Сейчас они стояли с постными унылыми физиономиями и скользили по замершим адептам ничего не выражающими взглядами. Джолетта едва не фыркнула, подумав, что в этот момент они больше походили на элементалей, чем на людей. Среди них были двое мужчин и одна женщина – вернее сказать, старушка. Джолетта припомнила, что, кажется, ее прозвали Розой. В молодости она была очень привлекательной и вполне соответствовала своему прозвищу, а сейчас окончательно увяла, утратив былую красоту.

– Будьте добры, предоставьте нам всю документацию, какая сейчас имеется у вас на руках, – обратилась к преподавательнице эта самая старушка, придирчиво осматривая аудиторию.

Бледная как полотно профессор принялась лихорадочно рыться в бумагах и через некоторое время протянула Розе журнал и немного помятую папку. На изучение бумаг ушло не менее получаса, и все это время адепты были вынуждены сидеть молча и практически не шевелясь. Поскольку совет магов курировал академию, все относились к ним настороженно и с долей опасения.

Джолетта по-прежнему хотела спать и старательно подавляла зевки. И почему с проверкой нужно было нагрянуть именно сегодня? Не вчера, не завтра, а именно сегодня? Как назло!

17
{"b":"586898","o":1}