ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Аритайя сбавила шаг, раздумывая, не зайти ли на чашечку чего-нибудь лёгкого, и бодрящего, эдакого, аромагического. Увязавшиеся за ней от самого дома щенки тумана проскочили мимо, забежали вперёд. Завертелись, играя, привлекая к себе её внимание.

- Мне надо сходить на рынок, - сообщила им Аритайя, - и уж на этот раз я обязательно дойду!

Она сказала скорее себе самой, чем игривым щенкам тумана или раскрытым окнам кофейни, откуда доносился тонкий манящий аромат с нотками чего-то мятного. Сказала, и взглянула на Праздное Мерцало. Оно уже заняло треть неба - огромный диск, переливающийся невероятными цветными сполохами, слегка затуманенный атмосферой.

Праздное Мерцало - это почти выгоревшая карликовая звезда. Сейчас она медленно сжимается, и будет сжиматься ещё миллиарды лет. Из-за этого сжатия на поверхности звезды постоянно что-тот лопается и взрывается, словно кто-то насыпал туда бенгальских огней. Ни жара, ни света, так - праздничная иллюминация одна. Одно хорошо - близко, так что на планете тепло. И кислорода тут много. Местами даже слишком много, поэтому Город расположился неподалёку от гейзеров, регулярно фонтанирующих не только горячей газированной минеральной водой, но и углекислым газом. А то известное дело: избыток кислорода действует на нервную систему возбуждающе. В Городе и так карнавалы и фиесты, считай, не прекращаются - только затихают иногда, дух перевести.

Сейчас Мерцало заняло уже полнеба, значит, скоро хрустальные горы Звёздного Рога начнут петь. Аритайя слышала, будто бывают поющие пески. Слышала, но..., ну, понимаете, сомневалась немножко: откуда у песков музыкальный слух? Да и диапазон, надо полагать, бедноват должен быть. То ли дело - горы хребта Звёздного Рога! Состоящие больше чем на треть из горного хрусталя, в нежарких лучах Праздного Мерцала горы согреваются, и горный хрусталь начинает звенеть на диво мелодично и просто невероятно разнообразно! Скоро начнётся! В честь этого чуда природы и вся планета называется планетой Поющих Гор.

Аритайя улыбнулась проказам щенков тумана, и пошла себе не спеша к рыночной площади. А куда ей спешить? Если говорить совсем честно, на рынок ей идти нет нужды. Это просто повод прогуляться.

Щенки тумана тоже почуяли, что Мерцало поднимается, вильнули хвостиками обиженно - дескать, мало с нами поиграла, тряхнули развесистыми своими ушами расстроенно, и потекли в тенёк. И правильно - им пора бы убираться в Пропасть, а то, не ровен час, растают. Пропасть сразу за домом Аритайи, вернее, это дом Аритайи стоит на самой окраине Города, на краю Пропасти. И там внизу, в Пропасти - живёт туман. Вечерами туман поднимается к самому краю, и тогда из него в сад, что вокруг дома, приходят щенки тумана. Они не опасны, только могут мокрые следы по дому наследить. Зато пока те следы высыхают - в доме пахнет так чудесно, сразу и не поймёшь, чем: немножко кислицей, немножко сырой травой, немножко морем - которого на этой планете и вовсе нет.

А вот и Городской рынок - место где всегда можно встретить старого друга или интересного незнакомца. Можно услышать новости с далёких звёзд, и песни соотечественников, что доносит сюда дальняя межзвёздная связь, или привозят нечастые караваны.

Вот и Городской рынок. А навстречу ей идёт капитан Абуксигун! Увидел - улыбнулся радостно, широко, и чуточку даже облегчённо.

- Аритайя! Как хорошо, что ты меня слышишь! Я уж, ты прости, почти потерял надежду. Фиане умирают, Аритайя. Рядом хищники...

...

Аритайя проснулась резко, рывком, с колотящимся от испуга сердцем, и не сразу поняла, где находится. А находилась она в своей капсуле на борту космического корабля 'Песнь-о-доме'. В капсуле было темно и тихо.

Ой! Аритайя вдруг поняла, что ей уже снился сон о Планете Поющих Гор! И это чувство тревоги - опять оно! Но на этот раз девушке удалось запомнить голос капитана Абуксигуна, и сердце её тревожно заныло: а что если 'Смелый свистун' действительно подбит, и там сейчас - вот прямо в эту минуту - умирают фиане? Это ужасно!

Решившись, девушка открыла люк капсулы, и поплыла к рубке управления.

В рубке её встретил капитан. Он что-то обсуждал с главным инженером, оба выглядели уставшими. Как только Аритайя вплыла в рубку, капитан обернулся к ней, смерил взглядом с головы до кончика хвоста - хвост девушки нервно дёрнулся, а капитан осмотром остался не доволен, нахмурился.

- Второй офицер наблюдения! Выспалась? - спросил строго.

- Э... да. Наверное, - ответила Аритайя, ясно ощущая и переживая недовольство капитана, как своё собственное.

- Вижу, что не выспалась, - кивнул капитан Нелнишнош. - У нас на корабле всего два офицера наблюдения. А нас сейчас выслеживают хищники. Как ты думаешь, Аритайя, можем мы себе позволить усталого и не выспавшегося наблюдателя на вахте? Ты зачем на обшивку выходила? Без тебя найдется, кому на обшивке работать. Ты нужна на посту! Не сонная, а отдохнувшая!

- Виновата, капитан, - девушка смутилась, закусила губу, и не знала, куда девать руки и глаза от стыда. Капитан ведь прав. Да, когда вчера все с таким энтузиазмом взялись за работу, ей было сложно остаться в стороне, но она должна была прежде всего помнить о своих прямых обязанностях и ответственности.

- То-то! Займи своё место, - кивнул ей капитан.

Но Аритайя пошла не к своему месту, а к месту первого наблюдателя.

- Всё пока тихо, отметок нет, - сообщил было ей Ахутехоут, то встрепенулся, почувствовав её тревогу и озабоченность: - Слушаю, рассказывай.

- Во сне я слышала голос капитана Абуксигуна, он говорил, что их корабль подбили, и они умирают, - сбиваясь, принялась рассказывать ему девушка.

- А что ещё было в том сне? Что-нибудь пугающее, гнетущее? Плохое место, может быть? Опасность?

- Нет, ничего такого, - Аритайя помотала головой, - в том сне всё было хорошо. Даже очень хорошо. Мне снилось, будто я живу на планете Поющих Гор.

Ахутехоут задумался.

- А ты жила там? Встречалась, быть может, с капитаном Абуксигуном? - спросил задумчиво.

- Нет, что Вы. Я была там в гостях, не долго.

- Что ж, - Ахутехоут закрыл глаза, взял Аритайю за руку, и надолго задумался, прислушиваясь к чему-то. Девушка постаралась расслабиться, открыть разум, и вспомнить свой давишный сон. Наконец опытный сенсорик отпустил её руку, заговорил мягко, осторожно подбирая слова:

- Способности сенсорика во сне, случается, усиливаются. Ты талантливый сенсорик, Аритайя, и если 'Смелый свистун' действительно терпит бедствие где-то за пределами чувствительности наших с тобой способностей, ты вполне могла услышать капитана Абуксигуна во сне. Но вот что меня смущает: будь это так, твой сон был бы наполнен тревогой, печалью, мрачными образами. А ты говоришь, что этого не было.

- Я не знаю..., - Аритайя расстроилась.

- И я заподозрил, что это может быть не попытка Абуксигуна позвать тебя, а твоя тревога за того, кто тебе дорог. Понимаешь?

- Нет, что Вы! Я же..., - девушка растерялась и не нашла слов. Опытный сенсорик явно намекал на влюблённость. Она готова согласиться - влюблённые бывают такими глупыми! Влюблённой девушке вполне может почудиться любая чертовщина. Но ведь она не влюблена! Она же не... или? Ну, раньше было, но ведь...

- Не стоит так смущаться и расстраиваться, - мягко заговорил Ахутехоут. - Он видный молодой человек, с яркой харизмой. Ты красивая молодая девушка. Всё естественно.

- Я не... он же... Вы..., - Аритайя запуталась.

- Смотри сама, - Ахутехоут жестом пригласил её взглянуть на экраны приборов обнаружения. - Никаких подозрительных объектов в наших окрестностях нет. И не подозрительных нет.

- Но если разбитый корабль сейчас возле звезды, - рассудила девушка, - и он не хочет быть обнаруженным хищниками, то наши приборы его не увидят, ослеплённые излучением звезды.

- Если бы 'Смелый свистун' был повреждён, и оказался бы так близко к звезде, он бы был в опасности, понимаешь?

- Он сказал, что они умирают, - вспомнила Аритайя.

25
{"b":"586911","o":1}