ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Здравия желаю, Сергей Филиппович, - поздоровался капитан первого ранга.

- Взаимно, Андрей Егорович, - отозвался генерал-майор. - Поймали, значит, диверсанта?

- Не поверите, товарищ генерал! Он сам пришёл.

- В смысле? Сдался?

- Никак нет. Представился по прибытию к месту несения службы!

- Эк! И кем же? Что, неужто в должности этого вашего молодого, у которого направление выкрали?

- Точно так!

- Ох! Наглые нынче диверсанты пошли, ты посмотри! В наше-то время, Андрей Егорович, такого безобразия не было!

- Да уж!

- И что, и что? Допросили?

- В самой мягкой форме. Со скрытым применением спецаппаратуры. Гнёт своё на голубом глазу! И ведь ни словом не соврал, зараза! Специальную подготовку не скрывал! Математическая подготовка, аналитический склад ума. Находчив. Психологически устойчив.

- О-очень интересно! Эх, мне бы взглянуть на голубчика!

- Представился как Вацлав Бокс... э... Бон-д-с-ки . Предъявил, не краснея, направление на совершенно чужое имя. Поинтересовался, куда мы его служить направим. Дескать, он готов на дальние астероиды.

- Ох, ты ж!

- Так точно!

- Ваши предположения, Сергей Филиппович?

- Версия с диверсией, полагаю, представляется маловероятной. Возможно, конечно, что парня используют вслепую...

- Это, конечно, хорошо, что диверсии не будет, но, знали бы Вы, Сергей Филиппович, какую замечательную информационную компанию на случай диверсии подготовили наши специалисты! Ночь не спали, вкалывали как алиены! Замечательно получилось! Эх, ладно - в следующий раз.

- Тфу, тфу, тфу!

- Личное дело смотрели?

- Так точно. Чистое дело. Но есть пара тёмных моментов.

- Так-так?

- Во-первых, взгляните-ка на его медицинскую карточку. Он вначале под своим настоящим именем завалил медицинскую комиссию на Топураге, а потом уж к нам пробрался по чужому документу...

- Завалил-то, дай угадаю, по линии психиатрии?

- Так точно. Да Вы взгляните, я переслал документ...

- Пути отхода подготовил, значит. Чуть что - он психически больной, и за себя не отвечает...

- При этом этот якобы дебил демонстрирует нам хорошую математическую подготовку.

- Где учился?

- Нигде. Я личное дело Вам переслал.

- Минуту. Вот так так! Да этот ваш 'диверсант'... сирота! Сирота с Ханаямы! Усыновлён сразу после инцидента...

- Вы на личное дело его приёмного отца взгляните, товарищ генерал-майор контрразведки, - предложил начальник разведки четвёртого флота. Через долгих три минуты от генерала донеслось:

- Что за алиенщина!

- Тарабарщина из несуществующих иероглифов, - уточнил разведчик, - такое бывает, когда в несекретном документе попадается отсылка к какому-нибудь секретному делу. Тогда, что бы не секретить целиком весь несекретный документ, секретят отдельное слово или фразу.

- Это называется 'вымарать', - отозвался крайне недовольным тоном генерал. - Я не первый день на службе, господин капитан первого ранга! - впрочем, генерал тут же сменил настроение на деланно добродушное: - Подколол, Андрей Егорович! Подколка засчитана! В этом личном деле кто-то не поленился 'вымарать' каждое слово отдельно. Изменение уровня доступа к документу целиком требует явной модерации, и остаётся в логах. А тут не хотели привлекать внимания к делу. Потому отдельно вымарали каждое слово в личном деле фермера. И проделать такой фокус мог только кто-то из наших.

- Из бывших ваших, полагаю, - уточнил разведчик.

- Похоже на то. Похоже, кто-то перед уходом из конторы подчищал следы. Андрей Егорович, Вы не думали сменить ведомство?

- Благодарю, Сергей Филиппович, мне в разведке хорошо. Тут интереснее.

- Вот что, товарищ начальник разведки четвёртого флота! Доложите-ка мне свои соображения по вот такому вопросу: какова на данный момент наибольшая уязвимость нашего объединённого космического флота человечества вообще?

- Товарищ генерал! Вы в курсе: я считаю опасной уязвимостью современного человеческого общества свободу словоблудия! Любой шизофреник может высказывать любой бред, а толпа, прости Господи, блогеров - радостно раздувают слонов из мух! Наибольшей уязвимостью флота же считаю условия Центаврианского перемирия, и конкретно пакт об условиях создания объединённого космического флота! В частности, космофлот не имеет права вмешиваться в полит... ох, мать моя!

- Так точно! И желаю здравия вашей матушке!

- Предполагаете провокацию, и информационную атаку?

- В открывшихся обстоятельствах это естественное предположение, не находите? Если сепаратисты не могут противостоять нам в бою, для них естественно попытаться сыграть на наших внутренних противоречиях.

- К сожалению, у меня нет никаких предположений о целях противника, товарищ генерал.

- Так точно. Возможно, кто-то затеял большую игру...

- Полагаю, сейчас наш ход?

- Вот только мы понятия не имеем, чего от нас ждёт противник. Как вы тогда сказали, Андрей Егорович? Это должна быть какая-то краткосрочная акция? Значит, попытаемся затянуть время, и спутать противнику карты. Ваша задача: присмотрите пока за этим типчиком. Чего бы от нас не ожидал противник, он вряд ли ждёт, что мы ему подыграем, как считаете?

- Примем 'диверсанта' к себе на службу? Как ни в чём не бывало?

- Ваша задача: присмотреть за этим молодым 'фермером'. А мои люди будут 'копать'.

- Присмотрю, Сергей Филиппович! Может, раз уж он сам на службу просится, отослать его на какой-нибудь далёкий астероид?

- Отставить! Слишком далеко. Кто там за ним присмотрит? Надо держать его не далеко, но и не близко.

- Фрегат?

- Слишком малочисленная команда. Все привыкли всё знать про каждого.

- Тогда броненосец. Оформим практикантом. И я, совершенно случайно, без всякого умысла, опечатаюсь в его фамилии.

- Не корите себя, Андрей Егорович! Фамилия сложная, не мудрено ошибиться. А имя...

- А от имени и отчества оставим только заглавные буквы.

- Годно! Компьютерный поиск не сможет отыскать в списках личного состава Вацлава Бондски. Тогда, до связи, Андрей Егорович!

- Конец связи, товарищ генерал!

...

- Ну что, развлекаетесь? - хмуро спросил довольно улыбающихся офицеров седой капитан первого ранга, когда крышка его ложемента убралась.

- Точно так! - доложил усатый. - Молодой выбирает место службы!

- И что выбрал?

- Так точно, - доложил Вацлав, - наблюдательный пост номер двенадцать-двадцать три!

- Полевой позывной 'Затычка', - дополнил ответ ухмыляющийся лысый.

- Зато это в системе Топурага, - буркнул Вацлав.

- Ну и замечательно! - объявил начальник отдела разведки. - Значит, приписан ты будешь к броненосцу 'Ярость отчаянных'. В должности стажёра. Твой начальник - старшина Староев Ватуга Оглы. Смотри, сынок: ты старше в звании, значит, твой наставник будет первым здороваться, но он - старше в должности, как что ты будешь его слушаться во всём, что он скажет. Это понятно?

- Ага, - вздохнул Вацлав, расстроенный, что тихая служба на астероиде в родной системе отменяется.

- Я не понял, - очень тихо и очень холодно проговорил седой капитан первого ранга.

- Так точно! - быстро исправился Вацлав.

- Подойди-ка поближе, сынок, - по-отечески попросил седой. Вацлав осторожно оттолкнулся от ручки, на которой висел, и плавно подплыл к ложементу старшего офицера.

- Господа офицеры, вам всем есть чем заняться? - спросил седой, не сводя тяжёлого взгляда с Вацлава. Все молча закрылись в своих ложементах, только лысый буркнул: - Так точно!

- Вот что, сынок, - проникновенно начал седой, заглядывая Вацлаву в глаза, - я знаю, что офицер ты - не настоящий. Но мундир на тебе будет самый настоящий, офицерский. И если ты, сынок, честь мундира запятнаешь,... я тебя убью. Убью, сынок, и в космос выкину. Никто твоего тела никогда не найдёт, понимаешь? А по бумагам проведём как потерю в ближайших учениях. Ты меня хорошо понял, сынок?

28
{"b":"586911","o":1}