ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А пятым был несовершеннолетний мальчишка. Рожица наглая, взгляд острый, руки постоянно что-то теребят. Рот то и дело расползается в кривой щербатой улыбке.

Вор-социопат, злобный хорёк, не красивая стерва (что явно хуже предыдущих вариантов), красавчик (что, возможно, ещё хуже), и малолетка (что вообще плохо). Не иначе, какой-то алиенский шаман проклял командора Волка!

'Мелкого надо бы как-то высадить тут же', - подумал Волк, - 'У пацана вся жизнь впереди, не понимает же, куда лезет. А нас наверняка обвинят в киднеппинге!'

- Это ты тут, типа, самый главный? - нагло поинтересовался у него малолетка, напрочь игнорируя двух мордоворотов, выставленных командором по флангам. - Типа, ты у них самый крутой, да? Мелковат!

- Малой, вали отсюда! Возрастной ценз! - приказал командор наглому пацану.

- Я не Малой! Зови меня RealPirate! Это моя кликуха.

- Это боевой корабль, подразделение добровольческой освободительной армии! - громко и чётко объяснил командор. - Если мы станем брать на борт несовершеннолетних, наймиды метрополии тут же обвинят нас в кинднеппинге.

- Бу-бу-бу, смотрите, какой я крутой ваяка, бу-бу-бу! - передразнил его мелкий и наглый. - Да моя мамаша больше похожа на космического пирата, чем ты!

- Я ведь могу и сократить твоё 'RealPirate' до RIP! - рыкнул командор и подумал: - 'А я его, пожалуй, сейчас убью! Пожалуй, это будет хорошо для поддержания репутации жестокого космического пирата!'

В это время вредный пацан резво подскочил к командору и неожиданно больно пнул по ноге! Пнул, и тут же отскочил обратно. Командор скрипнул зубами, сжал пальцы на рукояти бластера добела, но сдержался, и не дрогнул.

Тут красавчик, стоявший в шеренге добровольцев рядом с мальчишкой ловко ухватил того за ухо, и отвесил звонкую затрещину!

- Ты чего?! - удивлённо вскрикнула на красавчика стоявшая рядом с ним женщина.

- Честно сказать, всегда мечтал это сделать! - отозвался довольный красавчик. - У меня на родине оголтелая толерантность! Вот таких вот засранцев пальцем тронуть нельзя! Он будет в тебя при всех плевать, а ты толерантно стой, и толерантно утирайся! Иначе - ювенальная юстиция! А давайте, я ему ещё и пинка дам?! В целях разъяснения приказа капитана про возрастной ценз! А то до бедного умом недоростка трудно слова доходят!

- Мне нравится Ваша мысль..., - хмыкнул Командор.

- Да пошли вы! - перебил его малолетка, спрыгивая с аппарели, - Да моя мамка одна круче бывает, чем вы все! То же мне! И катитесь!

- ... мысль про то, что слова капитана должны доходить быстро, - всё же закончил свою фразу командор. - Сейчас я задам каждому из вас один вопрос, и если ответ мне не понравится - выкину за борт! Даю вам пять секунд, что бы спрыгнуть самим! Пять!

Загудели турбины, и корпус десантного шаттла дрогнул

- Четыре! - продолжал считать командор, перекрикивая шум, - Три! Два! Один!

Десантный шаттл дёрнулся, и рывком пошёл вверх. Аппарель осталась открытой. Новобранцы присели на её краю, боясь потерять равновесие. Пройти вперёд им мешали два крупных мордоворота и капитан - все трое угрожающе направили на новобранцев оружие. Испуганные люди на кормовой аппарели нервно озирались, пытаясь найти что-нибудь, за что можно ухватиться. Но ухватиться тут было не за что.

- Я спрошу один раз! - крикнул командор. - Зачем. Ты. Здесь?

- Эй! - крикнул ему первый из новобранцев. - Я по жизни фортовый бродяга, век свободы не видать!

- И?

- Я пойду с вами!

- Зачем?

- За фартом! С вами буду грабить!

- Я верно понял тебя, бродяга, ты идёшь с нами за ради удачных грабежей?

- Ну, так мы фартовые! - выкрикнул второй новобранец, - И это... как... а! Грабь награбленное! Пощипать толстосумов!

Уголовники в добровольческой освободительной армии были. Официально освободительная армия именовала их братьями анархистами, приглашала вместе бороться за свободу. Но капитаны к себе в команду воров брали не охотно.

У воров, у настоящих воров - испокон веков есть свой закон, своя идеология, называемая ими 'понятия'. Основная идея 'понятий' в том, что любая власть есть насилие, и уже потому не может быть законна. А законы придумывают и насаждают 'хозяева' - наглые, жадные, беспринципные и злобные выродки рода человеческого. А служат им вооружённые 'псы'. Но самое зло не от 'хозяев' и их 'псов', а от так называемых 'обычных людей', или 'лохов', если по понятиям. Ибо власть 'хозяев' держится не столько на оружии их 'псов' - сколько там тех псов-то! - сколько на равнодушии 'лохов'. Лохи - суть, рабы в душе. Лохам нужен хозяин, своим умом им жить страшно.

А есть свободные люди. Люди вольные, достаточно смелые и сильные, что бы не бояться 'хозяев' и их 'псов', но слишком благородные духом, что бы самим рваться в хозяева. Нет вольному человеку места в устроенном по 'хозяйским' законам обществе, оттого вынужден вольный человек жить бродягой. Но пусть бродягой, зато вольным! А вольный бродяга больше всего ценит свободу и фарт. И презирает богатство, ибо в нём зло. По 'понятиям', богатеть вору 'западло'.

Вор не гнёт спину на хозяев в их хозяйстве - это 'западло'. Вор берёт то, что плохо лежит, и столько, сколько ему нужно. Обворовать хозяев - дело благое, ибо их богатство - не праведно нажито. Обворовать лохов - не предосудительно, ибо лохи сами выбрали себе рабское ярмо. В то же время, вору 'западло' наворовать много и жить в роскоши.

В общем, типичный анархизм. Только с той разницей, что вор - не революционер. Не видит вор смысла революцию затевать за освобождение от власти 'хозяев'. Лохов освобождать бесполезно, ибо их рабское ярмо - в их душах - его с лохов не снять никому, кроме, разве что, самого лоха. А воров освобождать - тоже смысла нет - воры и так свободны, ибо свободны их души, и не отнять ту свободу никакому прокурору.

Так и получается, что с одной стороны воры - как истинные анархисты - за свободу от всего того, что объявляет своим врагом освободительная армия: против власти метрополии, против власти жадных банков с их подлыми кредитами, и против власти лживой пропаганды.

А с другой стороны воевать-то воры не собираются.

Капитаны боевых кораблей освободительной армии брать воров в свою команду всё же берут: и людей не хватает, и воры, как правило, это сильные духом люди - слабый просто не выдержит жизни 'по понятиям'. Но берут капитаны в команду воров крайне неохотно: команда боевого корабля должна действовать как единый организм, чётко отрабатывать приказы, - а это не то дело, к которому подходит воровской менталитет.

Командор Волк положил себе простой критерий для выбора, брать человека в свою команду, или не брать.

- Зачем ты здесь? - прокричал командор снова, обращаясь уже к стерве и красавчику.

- Ради свободы! - ответила женщина.

- А я... - начал что-то говорить красавчик, но поперхнулся от её тычка локтем в рёбра, и закончил, повторив слова своей спутницы: - тоже! Я свободу ищу!

Командор и оба его бойца отступили, сразу же скрывшись в темноте недр шаттла, а перед женщиной и красавчиком откуда-то сверху свесились две верёвочные петли. В то же мгновение десантный шаттл начал быстро задирать тангаж. Женщина сразу же продела руку в веревочную петлю, а второй цепко ухватила красавчика под локоть.

Оба же вора с накренившейся аппарели свалились, и мгновенно скрылись в клубах пара и дыма за бортом. Командор Волк придумал простой тест, и выбери 'фортовые' другое слово для ответа,... но в истории сослагательного наклонения нет.

В следующую минуту десантная аппарель закрылась. А внутри шаттла зажегся электрический свет. Стерва с красавчиком прошли внутрь и снова оказались перед командором Волком.

- Мне в команде нужны те, кто быстро соображает, - сказал командор красавчику, - потому что в следующий раз ценой твоей растерянности будет не только твоя жизнь, но и жизнь всего корабля и команды!

- Под твою ответственность! - заявил командор женщине, и наконец, объявил им обоим: - Вы приняты, бойцы!

42
{"b":"586911","o":1}