ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Ор-рудие тов! - докладывает Константин.

- Есть цель! - откликается Виктор.

- Работаем! - командует, наконец, старшина. Палуба рывком уходит из-под ног, и через мгновение возвращается, мягко хлопает по подошвам форменных ботинок.

- Беглым! По готовности!

- Затвор!

- Боекомплект сто!

- Ор-рудие! Тов!

- Огонь!

- Затвор!

- Огонь!

- Боекомплект сто!

И вдруг слаженная песнь рапортов орудийных расчётов сбилась:

- Не вижу цель!

- Наблюдатели! Вашу маму!

- Прекратить огонь! К маневру держаться! - перекрывает прочих внушительный бас старшины. Отработав намеченные цели, корабль уходит из-под ответного огня. Небо качнулось в прицелах, снизу выплыл край корабельного тяжёлого щита, прикрывая орудийную палубу от врага, и в самый последний момент Виктор вдруг орёт благим матом:

- Ска, цель, на...!

Но поздно: отметку от засветки вражеского корабля закрывает щит - тяжёлый, многослойный. Слой 'холодного пота', слой 'квантовой рубашки', слой несущей ячеистой конструкции, умеющей перераспределять механические напряжения и отводить высокие температуры. Снаружи щит ещё и кумулятивными ячейками увешен - боеголовки встречным выбросом плазмы сжигать.

В следующий момент наваливается перегрузка - корабль начал маневр уклонения. Вектор тяги, вначале ударив в ноги, ушёл вбок, и полом стала боковая перегородка. На мониторах систем целеуказания полыхали сполохи помех - ответный огонь жёг наши 'семечки', рвались боеголовки, разряжались импульсные разрядники, расцветали вспышки плазмы, когда лазерный удар приходился в защитную газовую линзу.

Однако Виктор упрямо 'вёл' цель на приборах. Крестик целеуказания от засветки вражеского борта мигнул в прицельном устройстве перед глазами - жаль, но цель вот-вот будет утеряна. И в этот момент оптические окуляры заливает сияние - вспышка от прямого попадания в щит броненосца! Прямо перед орудием! Витёк бросил взгляд на друга - Костя смотрел на Виктора. Без слов, оба поняли друг друга. Витя припал к оптическому окуляру - есть! Дыра в щите точно напротив их орудия, и отметка засветки цели ещё раз мигнула точно в перекрестии прицела.

- Огонь! - рявкнул Виктор, азартно нажимая гашетку.

- Затвор! - поддержал друга Константин, и запустил зарядный механизм - подготивить орудие к новому выстрелу.

- Вы чего, на?! - взревел старшина, одним прыжком (несмотря на перегрузку) подпрыгнул к Виктору, и вытаращился красными от напряжения глазами на сияющую оплавленными краями дыру в щите прямо напротив орудия. - Собственный щит! Урррою, твари!

В следующий момент корабль ощутимо содрогнулся, затем ещё и ещё раз. По общей связи пронеслось:

- В отсеках! Осмотреться!

- Наводчик два: ослеп!

- Пожар торпедный носовой! Дайте три минуты - управимся!

- Фиксирую пробоину в щите! - гаркнул их старшина в общий канал.

- Наводчик один: цель вижу!

- Живём! - отозвался капитанский мостик. - Левым бортом ракетный залп! Орудийная товсь!

- Оррррудие к бою! - прорычал старшина.

И ещё один глухой удар, и вектор тяги повело, а затем вдруг наступила невесомость.

- Прекратить огонь! - раздалось по общей связи. - Отбой боевой тревоги! Дуэль окончена! Повторяю!

- Ну, я вас двоих! - рыкнул старшина, и Виктор с Константином инстинктивно сжались.

- Оно уже так и было! - предпринял робкую попытку оправдаться Виктор.

Старшина скрипнул зубами, но так и не придумал сходу подходящей к случаю кары - развернулся, и ушёл, мрачно громыхая магнитными подошвами по настилу.

- Не дефь, Витёк! - попытался подбодрить Константин друга, - Всё правильно сделал!

- Слушать в отсеках, - раздался спокойный голос командира корабля, - Предварительные итоги: нам, как и ожидалось, не хватило противоракетной защиты. Мы получили ракету в двигатель. Но наши артиллеристы, что тоже было ожидаемо, отработали лучше, чем их! Один из последних выстрелов был в точку. Не знаю пока, как там рассудят наблюдатели Ставки, но я считаю, победа наша! Все молодцы! Всем спасибо! Затушить пожар, восстановить герметичность, доложить! Разбор полётов завтра! На ремонт идём в Кольцо Сатириуса. Личному составу будут предоставлены увольнительные.

...

Командор Волков: новый курс!

[на борту крейсера "Титаниус"]

- Значит так, повторим ещё раз! - Волков хмурился, какое-то непонятное предчувствие едва заметно, но тревожило его, и оттого хмурый командор нервно мерил шагами капитанский мостик. - Наш искомый беглый фермер обнаружил себя. Ожидаемо. Прячется он в Космофлоте, на борту броненосца, что уже неожиданно. Два момента: от кого он так лихо удрал с фермы? Мог ли он ожидать наш к нему интерес?

- Нам не известно, какие отношения были у него с приёмным отцом, - заметила Лия.

- Принято, - Вилков кивнул. - Второй момент: почему Космофлот?

- Просто подвернулась возможность. На Топураге с возможностями вообще туго, - предположила Лия, но тут же добавила: - Или парень мог давно мечтать сменить скучную фермерскую возню в навозе на военный мундир, и ждал случая.

- Принято, - проворчал командор. Вроде бы всё сходится, но откуда странное сосущее чувство подставы?

- Ну, или с нами играет контрразведка флота, - проворчал он. - Ту визитку, что мы нашли в доме на ферме нельзя сбрасывать со счетов...

- Как и ожидалось, фермерский парнишка, узнав о пожаре на ферме, обратился в страховую, - заговорила Лия, видя, что командор замолчал. - В ту самую, где наш Громила интеллигентно оставил мой жучок. Благо на Топураге всего одна страховая компания.

- И тут мы из новостей узнаём, что броненосец 'Стойкость отчаянных' вступил в дуэль чести, получил повреждения, и временно выведен из состава эскадры, - задумчиво продолжил излагать факты Волков.

- Так точно, - кивнула Лия. - Кольцо Сатириуса. Удобный случай!

- Риск приемлемый, - подумав, кивнул капитан.

- Среди местных есть сочувствующие делу Добровольческой Армии, - продолжила анализ Лия. - Там у нас даже есть подпольная группа. Наш план предусматривает: основную базу, запасную, пути отхода, отвлекающий маневр, акцию захвата, запасной план захвата, экстренную эвакуацию, и, на крайний случай, возможность надолго залечь на дно. Прогноз по операции благоприятный.

Командор Волков ещё колебался.

- Корабль можно спрятать в кратере на планетоиде-спутнике, - предложила Лия, видя колебания командора.

- Нет уж! Предпочитаю держать свой корабль под рукой! - возразил Волков. - Если вдруг что-то пойдёт не так, как мы доберёмся до того планетоида?

- Мы? Я пойду одна! - возразила Лия. - Местное подполье обладает боевой группой! Ребята там проверенные в деле! Они помогут! В крайнем случае, я могу одна отработать запасной план, используя подпольщиков в отвлекающем маневре! Вам незачем рисковать лично, командор!

- Есть зачем, - со вздохом возразил Волков. - К тому же, нам очень вовремя подвернулись коды грузовоза. 'Титаниус' уже прикидывался грузовиком - ему не привыкать! Да, придётся кое-какие игрушки временно демонтировать, но главный калибр у нас удачно прячется в корпус!

- Демонтируем ракетные - потеряем в огневой мощи! - возразила Лия.

- В таком деле огневая мощь нас не спасёт! - возразил Волков. - Только неожиданность, скорость, и маневр!

- Что ж, - он ещё раз вздохнул, и, наконец, решился: - Да будет так! Приступаем немедленно! Новый курс!

...

Вацлав: Отец?!

[гиперпространственная крепость]

Вацлав стоял совершенно потрясённый, обескураженный, растерянный, и во все глаза, открыв рот, смотрел на своего отца.

Скудно освещённый зал этот назывался 'шлюз осевой, первый', что бы это ни значило. Можно предположить, однако, что эта цилиндрическая полость в теле крепости при строительстве нужна была, что бы перемещать нечто весьма габаритное и массивное через несколько палуб сразу. Отсюда исходил тоннель 'к нижнему первому реакторному' - судя по указателю. Здесь же пересекались переходы 'технической палубы сверхфазораторов', и 'крыло лабораторное 2' - опять же, по указателям судя. Мощные перекрытия, рельсы по потолкам тоннелей, бронированные заслоны аварийной герметизации - сейчас открытые, и внушительная кран-балка под высоким потолком зала.

57
{"b":"586911","o":1}