ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Тьма! - рыкнула Виктория, - Вечно вы, мужики, такие! 'Сам'! 'Не хотел тебя втягивать'! А меня ты спросил? И письма твоего я не получала!

- Я не смог бы тебя потерять, дура! - вспылил Волков. - Ещё раз держать на руках твоё бессознательное тело, залитое кровью, как тогда - да я лучше просто сдохну! А ты вот лезешь вечно в пекло! Назло мне! Вот, надо оно тебе, а?!

- Эй, голубки! - начал было Вацлав, но его прервала сирена тревоги. Замигали кнопки на пульте, на которых сидел Волков.

- Это что? - поинтересовалась Виктория.

- Это нас пытаются арестовать, я полагаю, - отмахнулся Волков, спрыгивая с пульта. Он быстро пробежался пальцами по кнопкам... и снова уселся прямо на пульт. Сирена смолкла.

- Не волнуйтесь, они нам не помешают договорить, - заявил командор. - Так вот, Вацлав, я искал тебя, потому что...

- Ты что же, сидишь на работающем пульте управления? - прервала его Виктория.

- Не ведись, - буркнула ей Лия. - Это у него имидж такой. Типа он такой разгильдяй, склонный к эффектным импульсивным поступкам.

- А на деле? - поинтересовалась Виктория.

- А на деле я заблокировал пульт, прежде чем на него садиться, - откликнулся командор. - Теперь я могу продолжить?

- Ну, а тебя, Малыш, мы искали, ради координат этой тайной планеты, - объявил Волков Вацлаву. - Я уверен, что шпион алиенов не мог обойтись без тайного логова. Ну, а уж учёный - так и подавно не мог обойтись без тайной лаборатории! У твоего приёмного отца должно быть что-то такое! Должно быть что-то, что приведёт нас к планете Свободы! #

Алугомайя: падение

[неизвестная планета]

Медленно, даже степенно проплывают мимо осколки. Такие прозрачные, холодные, такие блестящие, такие бессмысленные. Осколки жизни - мирной, безмятежной. Осколки прошлого. Сверкают сколами в острых, колючих лучах близкой звезды. И капли крови - тоже проплывают перед лицом. Капли крови и осколки бронестекла. Корабль издырявлен, как решето, воздух давно вышел. И хорошо - так хоть пожара нет.

Сначала торпеды пробили двигатель, и они не смогли прыгнуть. Торпеды разнесли двигатель в клочья. Они ещё пытались что-то делать, как-то лететь, работали маневровыми, но хищники пробили рубку. Накрыли залпом. Издырявили. Все офицеры корабля погибли. В клочья. В осколки. Но Алугомайя была на стартовой палубе. А поднялась наверх, что бы проверить - и стартовой палубы не стало. А рубки управления к тому времени уже не было. И вот, Алугомайя тихо парит в невесомости в коридоре, среди осколков и капель крови, и ждёт смерти. Мысли вязнут... тягучие... слипаются. Слипаются глаза. Проверить же. А дети плачут. Навзрыд. Быстрее бы всем умереть.

Воздуха нет, электроника вся вырубилась. Электромагнитные импульсные разрядники. Сдетонировали. А дети всё равно плачут. Надрывно. Им страшно. Они в своих капсулах на жилой палубе, в темноте. Связи тоже нет. Но дети плачут в голове у Сатаритайи - она же сенсорик. Фиане все телепаты, вопрос только в силе дара. Но на таком расстоянии, степень одарённости уже не так важна. Нужно бы проверить.

Алугомайя хотела решительно тряхнуть головой, что бы разогнать звон в ней и серые хлопья перед глазами, но получился только плавный неуверенный кивок. Её контузило.

Точно! Она же поднялась со стартовой палубы, что бы проверить. О! Проклятье! Проверить гидравлику! Если та ещё не перебита, можно попробовать вручную запустить маневровые. Дать импульс, что бы сбить траекторию. Уохатанон сказал. Хищники перестали стрелять. Хотят взять трафеи. Зачем разбивать то, что может стать трофеем, правда? Надеются взять несколько фиан живыми.

Алугомайя извернулась, перевернулась, и смогла дотянуться до куска оторванной ударом фальшпанели. Осторожно потянулась..., подплыла к стенке - дальше проще. Фиане хорошо летают в невесомости. Вперёд по коридору, до люка в инженерную нишу номер семнадцать.

После нескольких лет затишья, хищные кохи возобновили налёты на планету Минос. Торговля с миносцами стала рискованным делом, решено было эвакуировать торговую миссию.

Хищники перехватили их караван. Они приняли Песнь Тревоги, узнали, что у хищников теперь есть фианская технология сокрытия космических кораблей в пространстве, но было уже поздно: они уже попались. Хищники их настигли. Корабль разведчик сбили сразу. Сожгли, превратили во вспышку плазмы. Остальные фиане попытались удрать, кинулись врассыпную. Караван был небольшой. Транспортники уйти шансов не имели. А вот у их шхуны шансы были. Как им казалось. Да, шансы определённо были. Но им не повезло.

Алугомайя старалась думать о чём угодно, только не о том, что происходит вот прямо сейчас. Получалось так себе. Но иначе липких холодный страх начинал сковывать движения, и становилось сложно отгонять желание скорчиться и выть, в ожидании скорой смерти.

Вентили легко поддались, удалось сбросить давление в гидравлической системе, но аварийную гермопереборку открыть так и не удалось - деформация. Зато Алугомайя придумала, как открыть грузовую аппарель. С помощью всё тех же вентилей гидравлической системы. Но не сейчас. Она подождёт.

Выбор был сложный: если сбросить персональные капсулы с детьми повыше, в стратосфере, то их раскидает подальше, и хищным кохи будет труднее их все найти. Но как дети смогут выжить на неизвестной планете в одиночку? Алугомайя выбрала другой вариант: на высоте она сбросит грузовые контейнеры. Кохи не смогут отличить контейнеры от капсул. Тварям придётся отслеживать траекторию каждого, и обыскивать огромную территорию. А капсулы с детьми Алугомайя сбросит совсем низко.

Сперва дождаться огня. Начнутся плотные слои атмосферы планеты, корабль окутает пламя, и она откроет грузовую аппарель. Затем нужно быстро добраться до жилой палубы. Как только убитый звездолёт упадёт в облака - дёрнуть рычаг ручной катапульты.

А пока Алугомайя будет думать о родителях, например. Будет сердиться на них, за то, что те расстались так глупо. Будет вспоминать последние торги с миносцами, и мысленно сочинять отчёт торговой миссии для Запределья.

...

#

Аритайя: кто такие человеки?

[планета Раксла-Кслаим, Серая Тундра, звездолёт "Песнь о доме"]

- Всё не так просто, девочка моя...

Аритайя сидела в своём кресле в ставшей уже родной рубке управления звездолёта 'Песнь о доме'. Она давно ждала этого момента, и вот, едва инженерам и механикам удалось починить систему дальней связи, девушка отправила запрос в 'Запределье'.

Весь долгий день она была страшно занята важными неотложными делами, и потому почти не виновата, что выбрала время для сеанса связи после отбоя, когда уже все фиане спят.

В руках Аритайя сжимала ракушку космического моллюска - артефакт квантовой связи, и запрос в 'Запределье' бал связан с ним. Вернее, с тем, что она услышала из этого прибора. Все услышали.

И вот теперь Аритайя желала узнать: чей это голос, и о чём он поёт.

- Всё не так просто, - голографическая старейшина покачала головой. - Будь на твоём месте кто-то другой, мы бы ответили однозначно: это закрытая информация! Но ты, девочка, имеешь право знать.

Аритайю накрыло волной дурных предчувствий. Вообще, она подозревала, что 'Запределье' - всего лишь вычислительная машина. Квантовый компьютер, запущенный навечно куда-нибудь в гиперпространство. По крайней мере, отец не упоминал ни о чём подобном. Отец говорил, что 'Запределье' присылает сообщение, принимает отчёты, выдаёт справочную информацию - словно обычный компьютер. Впрочем, голограмма ничего не доказывает - это может быть компьютерная модель. Однако одно то, что для неё неведомое 'Запределье' сделало явное исключение, настраивало на дурные предчувствия.

- Давным-давно, жили два замечательных парня, два верных друга, - начала рассказ голограмма. - И случилось так, что влюбились они оба в одну девушку. Первый подарил девушке редкий артефакт квантовой связи. Но девушка выбрала второго. И стала твоей матерью. А отвергнутый друг твоего отца посвятил свою жизнь научному исследованию в глубине одной из запретных для навигации зон. Он отправился изучать новый вид разумных, под названием 'человеки'.

74
{"b":"586911","o":1}