ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Венецианский призрак
Жизнь по своим правилам
Несвобода
Машина пространства
Одна маленькая вещь
Психоанализ по Фрейду в комиксах
Четыре соглашения. Тольтекская книга мудрости
Белые зубы
Фаворитка проклятого отбора
Содержание  
A
A

Занавес закрывается и начинают подавать еду на столы. Блюда безумно вкусные, но я всего лишь перегоняю вилкой еду по тарелке, делая вид, что наслаждаюсь едой. У меня не уходят мысли из головы — неужели у меня такая и будет жизнь после того, как я выйду замуж за Оливера. Бесконечная вереница однотипных действий с этими людьми, с которыми у меня нет ничего общего. Я притворяюсь, что с неимоверной радостью ожидаю десерт, и в этот момент начинается последняя часть благотворительного вечера.

Аукцион драгоценностей, гости снимают свои украшения и отдают свои личные вещи — часы, серьги, украшения или бумажники на аукцион. Заранее эти предметы никто не собирал, их кладут на поднос вместе с маленькой бумажкой, которые были оставлены на каждом столе, где полностью подробно описывается выставляемый предмет для аукциониста вместе с рекомендованной стартовой ценой.

Одна из женщин за нашим столом снимает свое жемчужное ожерелье, другая отдает браслет из розового золота, я же снимаю с себя серьги из платины с изумрудами, положив их на поднос.

Аукционист начинает с часов Lady Schloss’s Cartier одной дамы. На экране позади подиума, крутится изображение часов, показывая их со всех сторон. Стартовая цена £2,000.00. После оживленных торгов часы покупает ее муж за $ 5,700.00. Тот же самый процесс повторяется почти с каждой женщиной, которая выставила свои украшения на аукцион. Ее муж или бойфренд выкупают их для нее. Атмосфера царит добродушная и веселая, и сама суть благотворительности как бы уходит на второй план, словно это игра.

Сейчас доходит очередь до моих серег.

— Эти серьги нам любезно пожертвовала мисс Таша Эванофф, — объявляет аукционист. — Прекрасно смотрятся, безупречные бразильские изумруды в платиновой оправе. Каждый изумруд 4,5 карата.

Он поднимает руку.

— Давайте начнем торги с £5,000. Что-то не слышу покупателей? Да, вот и один. Джентльмен в конце зала. На этой стороне. £5,500. Я слышу £6,000. Да, у нас есть цена £6,000. £6,500. £7000 джентльмен из конца зала. £7,500 джентльмен в красном галстуке с этой стороны. £8,000. Итак, цена уже £8,500. Это редкая возможность приобрести настоящие изысканные серьги. £9,000. £9,500. £10,000. £10,500. Хорошо, дамы и господа. Мы собрались здесь для благого дела. Отлично, у нас уже £11,000 в первых рядах. Еще есть желающие?

Он с надеждой оглядывает зал.

— Итак, раз. Итак, два, — он кивает Оливеру, который только что поднял руку. — Благодарю вас, сэр. Уже £11,500.

Я мило улыбаюсь Оливеру. Все глаза устремлены на нас, и мы оба изображаем влюбленную пару.

— Больше не будет никаких заявок на эти редкие и великолепные серьги? — Аукционист поднимает свой молоток. — О, похоже новый участник вступил в бой. £12,000.

Оливер и я поворачиваемся одновременно, чтобы взглянуть на нового участника, я цепенею. У меня желудок падает вниз. Я не могу поверить своим глазам. За столом Александра Маленкова сидит Ной.

Господи Иисусе. Именно он купил последний билет сегодня утром!

Но он должен был сидеть за другим столом, видно кто-то обменялся с ним местами. Наши глаза встречаются. И я не могу отвести от него глаз. Я настолько растворяюсь в его взгляде, что даже не слышу происходящего вокруг.

Потом я вижу, как Ной ударяет палец о палец и слышу, как Оливер резко втягивает дыхание. Я перевожу взгляд с Ноя и невидящим взглядом поворачиваюсь к сцене.

— £13,500 становится £15,000. £15,000 становится £20,000. £20,000 становится £25,000.

Я чувствую Оливер с раздражением елозит на стуле. Он не хочет потерять лицо перед всеми, но цена становится для него слишком высокой. С натянутой улыбкой он кивает, и еще раз кивает, пока молоток аукциониста с грохотом не ударяет на цене в £75,000!

Ной купил серьги.

Оливер с притворством приветливо улыбается, но на самом деле, чуть ли не трясется от ярости. Он поворачивается и целует меня в губы, медленно и не спеша. От него пахнет апельсиновым ликером, которым был смочен его шоколадный десерт. Когда он отстраняется, я беспомощно заторможено, перевожу взгляд на Ноя. Его глаза сверкают, подбородок сжат с такой силой, что вокруг рта залегла белая линия.

Я опускаю глаза. Аукционист переходит к следующему предмету. Мой желудок ухает вниз, я ничего не видя вокруг перевожу взгляд на сцену.

Аукцион закончился раздачей предметов собравшимся, которые очень обрадовались их возвращению, все юпитеры плавно передвигаются на танцпол, появляется диджей.

Я быстро поднимаюсь, извиняясь, сказав, что мне стоит отлучиться в дамскую комнату. Выбравшись в коридор, я замечаю Ноя, прислонившегося к стене. Рядом с ним стоит красивая рыжеволосая женщина. Мне хочется сказать какую-нибудь колкость, но я не могу. Я не могу даже видеть их вместе. И одна мысль, что он может с ней делать все тоже самое, что и со мной, становится для меня невыносимой. У меня внутри все горит, словно мне влили лаву. О Боже. Я сама сплела паутину похоти, и сама же уселась в нее, находясь в ловушке, словно добыча, поджидающая своего паука в его шелковой паутине. Я останавливаюсь, как вкопанная, хотя внутри все горит, он замечает меня и направляется в мою сторону. Его движения раскованные, словно он подкрадывается.

У меня подкашиваются колени.

15.

Ной Абрамович

Я сразу же замечаю у нее на пальце обручальное кольцо. Невероятное. Большое, показушное, охренеть какое. Вчера прошлой ночью, когда она пришла ко мне, она не надела его. Я борюсь с желанием сорвать его с пальца.

— Удивительно встретить тебя здесь, — говорю я.

— Я думала, ты хотел сегодня поспать, — со смехом произносит она, хотя ее голос дрожит.

— А я думал, что ты хотела докучать слугам.

Она прикусывает нижнюю губу.

— Ты знал, что я буду здесь?

— А как ты думаешь?

— Как ты узнал, что я буду здесь?

— Скажем так, я друг Александра, поэтому знал, что ты подготавливала это мероприятие.

Ее глаза становятся огромными.

— Ты знаешь Александра Маленкова?

— Конечно. Я уже давно работаю с ним.

Она не может представить, откуда я могу знать и тем более работать со всемирно известным пианистом, поэтому хмурится.

— В самом деле? Как такое возможно?

— Это не важно, слишком давняя история.

— Ох. Зачем ты купил мои сережки?

— А почему не я? — у меня не получается выкинуть из головы поцелуй этого идиота, который целовал ее так, словно она принадлежит ему полностью.

— Ты купил их, чтобы сделать мою жизнь еще более проблемной?

— Нет, — резко отвечаю я. — Я купил их, потому что ты принадлежишь мне. Каждый мужчина в этом зале готов был выкупить драгоценности своей женщины. Я тоже обладал таким правом. Я твой мужчина.

Она смотрит на меня с широко раскрытыми глазами, при этом ее взгляд выглядит несчастным.

Вопрос появляется сам по себе, я даже не задумываюсь, что спрашиваю:

— Ты спишь с ним?

Она отрицательно качает головой.

— Я хочу встретится с тобой еще раз.

Она с трудом сглатывает.

— Не уверена, эта часть явно не входила в мой план.

— К черту план, — жестко отвечаю я.

— Ты не понимаешь. Мой отец убьет тебя, если узнает о нас, и если я встречусь с тобой больше, чем один раз, то существует очень большой риск, что он узнает о нас.

— Приезжай ко мне сегодня.

— Ты слышал, что я сказала?

— Я не боюсь твоего отца.

Ее глаза расширяются.

— А должен бы бояться. Он очень опасный человек.

— Я буду тебя ждать.

— Я не могу. Я…

— Вот вы где, голубчики. А я удивлялся, куда это ты запропастилась, — спокойной произносит Оливер, вставая рядом со мной. Я просто кожей чувствую, как он смотрит на меня. — Ты не хочешь меня представить своему... другу? — я обратила внимание на его многозначительную паузу.

— Лорд Оливер Джорсдейл, Ной Абрамович. Ной Абрамович, лорд Оливер Джорсдейл, — говорит Таша. В его голосе слышится обвинение, я чувствую, как Оливер напрягся всем телом, из него сочится подозрение и гнев.

14
{"b":"586912","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом трех вдов
Сын лекаря. Переселение народов
Отрицательный рейтинг
Невеста Кристального Дракона
Иисус для неверующих
Троица. Будь больше самого себя
Одесский листок сообщает
Большое Сердце
Сумасшедшая обезьяна (подлинная эволюция человека)