ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ни хао!
Звёздный камень
Стоит только замолчать
Помнить фотографией
Зверинец. Суд над драконом
Вкусные женские истории
Магия психотерапии
Ночные кошмары!
Черная война
Содержание  
A
A

— Я всего лишь...

Он хватает меня за плечи своими сильными руками, я как в тисках, поэтому не могу сдержать крик от неожиданности и испуга. Он тут же притягивает меня к себе, мое лицо лишь в нескольких дюймах от него. Я чувствую запах кофе, который он пил в самолете, сигар, которые он курил по дороге домой.

— Подумай о людях, которые тебе не безразличны, solnyshko. Все они зависят от тебя. Этот самоотверженный поступок может означать многое для их будущего... существования, — он замолкает и следит за моей реакцией, которую я не могу скрыть. Сейчас мой отец напоминает мне змею, вытащившую свое жало, чтобы ударить по уязвимому месту свою добычу.

Я отчетливо слышу недосказанность в его словах.

— Папа, я не могу...

— Если ты ослушаешься меня, Таша, ты не оставишь мне выбора. От твоих действий пострадают те, кого ты любишь больше всего.

У меня перехватывает дыхание от его угрозы.

— О чем ты говоришь?

— Кого ты больше всего любишь в этом мире, solnyshko?

Ласковое, милое и мое любимое прозвище на его губах вдруг начинает звучать ужасно. Ба, маму... конечно же, он не их имеет ввиду. Я в недоумении качаю головой.

— Я уничтожу их по одному.

Его слова — нож мне в сердце. Я с трудом сдерживаюсь, ощущая полную беспомощность. Надо вырваться из его рук. Может, он блефует. Он может.

— Я твоя дочь. Как ты можешь угрожать мне?

— Я делаю то, что необходимо, чтобы получить, что я хочу.

— Только чудовище может быть таким жестоким, — со слезами говорю я.

— Что ты знаешь о жизни, глупая девчонка? Ты всего лишь избалованный ребенок.

— Я не избалованный ребенок.

Его глаза сверкают от досады.

— Нет?! Ты сама согласилась на это замужество. А теперь, когда все стоят на голове, чтобы подготовиться к свадьбе, ты передумала? Ты Эванофф, а мы держим свое слово. Ничто не остановит этот брак. Ты должна понять, что каждое слово, которое я говорю — правда, никто, кого ты любишь, не будет в безопасности. Никто. Если ты не сделаешь то, что я хочу.

Я открываю рот, но отец машет мне рукой, словно я и так отняла у него слишком много времени.

— Кстати, не думай, что я не в курсе твоих встреч с этой сукой. И скажи своей бабушке, если она снова бросит тебе веревочную лестницу, я отправлю ее обратно в Россию в том, что на ней сейчас надето.

Я от шока открываю рот. Отец на самом деле готов так поступить со своей собственной матерью? Это просто невозможно. Но, я испытываю такой холод, будто промерзла до костей. Мама была права. Как я могла забыть, что человек, который охраняет меня днем и ночью, настолько бессердечный.

Нет смысла даже пытаться вести с ним разговор. Он никого не любит. Он не может любить. Он просто не умеет и не знает, что это такое. У него столько же чувств, сколько у тарелки или стола.

Такой же бездушный предмет, который ничего не чувствует.

27.

Таша Эванофф

https://www.youtube.com/watch?v=nVjsGKrE6E8

Лето печали

— Вы когда-нибудь прощались с мужчиной, зная, что это навсегда?

Таша Эванофф

Я одеваюсь в красное. Моя мама говорит, что блондинки всегда должны одеваться в красное, если хотят выглядеть сексуально. Я стою перед зеркалом, но не вижу своей сексуальности, потому что я бледная и расстроенная. Румяна. Побольше положить румян. Вот что мне необходимо. Я провожу кистью с румянами по скулам, и они окрашиваются цветом.

А глаза? Что можно сделать с грустью в глазах?

Я отворачиваюсь от зеркала.

Нагибаюсь и целую Сергея.

— Я ухожу последний раз, поэтому перед тобой не испытываю никакого чувства вины, слышишь? — спрашиваю я его.

Он скулит, и я притягиваю его для обнимашек. Он по-прежнему очень тихо поскуливает, даже когда я отстраняюсь, он продолжает скулить.

— Будь хорошим мальчиком и дождись меня, ладно?

Я поднимаюсь, и он тоже встает. К моему удивлению, он лает, глядя на меня.

— Тссс... фу голос. Все спят, — говорю я, быстро приседая и крепко обнимая его еще раз. Я понимаю, почему он так себя ведет. Он чувствует мое состояние — я ужасно расстроена.

— Все хорошо, — пытаюсь я задобрить его. — Я в полном порядке. По крайней мере, буду в порядке. Я перестану грустить, и все постараюсь забыть. Я вернусь утром, и мы пойдем гулять в парк. Будь хорошим мальчиком, хорошо?

Я протягиваю ему лакомство, но он отказывается от него.

— Я оставлю его здесь, и ты съешь, когда захочешь. Оно такое вкусное, ммм!

Я опять целую свою любимую собаку и направляюсь к двери, но он идет за мной жалобно скуливая, он плачет, будто я физически причиняю ему боль, когда закрываю за собой дверь. Я на секунду останавливаюсь, прислушиваясь, он скребет лапой по двери, но я понимаю, что ничем не могу ему помочь, поэтому снимаю туфли и тихо-тихо спускаюсь по лестнице.

В доме стоит такая тишина, что я слышу стук своего сердца. Я никогда так не рисковала, причиняя беспокойство своему отцу, по крайней мере, раньше. Если в данную секунду меня кто-нибудь поймает, то всем людям, которых я очень сильно люблю, будет угрожать опасность. Мне всегда казалось, что отец любил меня своей любовью, но теперь я поняла истину — я всего лишь пешка в его игре. Я лично не имеют для него никакой ценности, кроме как, с моей помощью он сможет открыть двери в самые уважаемые слои общества.

К счастью, нервозность и моя печаль, что в этот вечер все происходит не так, как всегда, не оправдываются. Я легко штурмую стену, несмотря на свое потрясающее платье, такси ждет меня в конце улицы, и я даже не успеваю опомниться, как стою перед дверью Ноя. Я нажимаю на звонок, и он тут же открывает.

Я улыбаюсь ему самой обворожительной улыбкой, на какую способна, но достаточно одного его взгляда на мое лицо, из-за чего он спрашивает:

— Что случилось?

— Я здесь, так что ничего. Абсолютно ничего, — спокойно лгу я.

Он тянет меня внутрь, но его глаза не оставляют мое лицо.

— Ты выглядишь потрясающе, — бормочет он, уткнувшись мне в шею. Фоном, я слышу песню «Когда мужчина любит женщину», доносящуюся из его дома.

Я не хочу плакать. Я не должна грустить. Мне хочется потанцевать с ним, поэтому с улыбкой интересуюсь:

— Ты не потанцуешь со мной? — почему-то спрашиваю я шепотом. Последний танец. Может он поможет мне забыть мою великую печаль.

Он поднимает голову и мягко улыбается.

— Папа молится, чтобы ты не попала в беду?

Я улыбаюсь, он крепче обнимает меня, и мы медленно двигаемся в такт музыке. Я зарываю свое лицо в его шею и вдыхаю его прекрасный мужской запах.

— Сергей не хотел, чтобы я уходила сегодня вечером, — шепчу я.

Он отстраняется от меня и смотрит мне в глаза.

— Почему?

Я не знаю, что ответить.

— Ты расскажешь мне, что случилось или мне придется использовать свой секретный метод, чтобы получить информацию, — поддразнивает он меня, хотя смотрит, на самом деле, очень серьезно.

— Ты собираешься использовать на мне секретный метод? — переспрашиваю я его.

— Да. Ты сама напросилась.

Он поднимает меня на руки и несет в спальню.

Я смеюсь, а мое сердце плачет — не оставляй меня.

Он укладывает меня на кровать и внимательно рассматривает сверху-вниз. Его глаза потемнели и стали голодными.

— Боже, ты такая красивая, Таша, — говорит он, выдыхая почти с шипением.

— Я не хочу, чтобы сегодня ты использовал презерватив. Я хочу почувствовать тебя по-настоящему. Хочу, чтобы ты наполнил меня своей спермой.

Он прищуривается.

— Ты принимаешь таблетки?

Я отрицательно качаю головой.

— Но…

Я тут же хватаю его за руку.

— Я хочу этого.

— Уверена?

— Я никогда не была так уверена.

25
{"b":"586912","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда проснется Марс
Трейдинг для начинающих
Чистый дом
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Призрак в поместье
Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас
Scrum. Революционный метод управления проектами
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Оттенки зла. Расследует миссис Кристи