ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чистовик
Легенды «Вымпела». Разведка специального назначения
Как отделаться от декана за 30 дней
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Креативность
Чрезвычайные обстоятельства
Мужские откровения
Коренной перелом
После Аушвица
Содержание  
A
A

— Это было восхитительно, — сипло говорю я.

Он поднимает голову, его рот и подбородок блестят от моих соков.

— Ты восхитительна, — отвечает он, запуская в меня свои пальцы. Я вздрагиваю и сжимаю внутренние мышцы вокруг них. Широко раскрытыми глазами наблюдаю, как он собирает мои соки и смазывает влагалище игрушки. Он даже вставляет пальцы внутрь игрушки, чтобы смазать и там.

Я встречаюсь с его темным, непроницаемым взглядом, и вдруг мне хочется стать дикой, необузданной, развратной и испытать что-то необычное. Я знаю, что он будет вечно преследовать меня в моих воспоминаниях. Пусть не только он сможет оставить свой неизгладимый след в моей памяти. Но и я тоже хочу оставить в нем неизгладимый след, поэтому сделаю то, что он никогда не сможет забыть.

Я встаю на колени и наклоняю голову к игрушке, к розовым половым губам. Я прохожусь по ним языком и, впервые пробую свои собственные соки. Стоя перед ним на коленях, лаская языком киску сексуальной куклы, измазанной своими соками, я слышу, как он резко выдыхает. Краем глаза замечаю, как расстегивает молнию на джинсах. Мне хочется увидеть его член, но он перемещается мне за спину. Я жадно сосу ртом так же, как и он проделывал со мной, погружая свой язык в мягкое отверстие.

У себя за спиной я слышу звук разрываемой фольги презерватива, все мое тело горит, словно наэлектризованное. Каждая клетка находится в ожидании его прикосновений. Сначала он обхватывает меня за бедра своими большими, грубыми руками, затем головка его члена дотрагивается до входа. Я очень мокрая, но его член такой большой, что я вскрикиваю от боли, он с силой притягивает мои бедра к себе. Я чувствую, как он растягивает мои внутренние мышцы, его жесткая эрекция входит глубже и глубже. Я подстраиваюсь под его толстый член внутри себя, ощущение наполненности такое замечательное.

К этому и стремилась моя киска.

— Раздвинь ноги шире, — глухо приказывает он

Я повинуюсь.

— Еще шире и толкай свою задницу, — командует он.

С киской, нанизанной на его член, я чувствую себя такой беспомощной и уязвимой. Весь мой организм готовится к оргазму. Я стону, клитор у меня между ногами пульсирует, как сердце. Мне ужасно хочется, чтобы он начал двигаться, у меня такое чувство, если он сейчас не начнет двигаться, то я взорвусь и распадусь на тысячу маленьких осколков.

Он медленно двигает бедрами, останавливается, потом опять делает плавное движение, постепенно увеличивая темп, врезаясь в меня до конца, я чувствую внутри себя его таким огромным. Его толчки становятся все более яростными, увеличивая и увеличивая почти невыносимый темп. Он трахает меня нещадно, быстро, и мои бедра поднимаются к нему, на встречу его движению. До тех пор, пока каждый нерв моего тела не закричит о наступившем освобождении.

— Поласкай сама себя, — рыкает он.

Только я опускаю пальцы на свой клитор, как почти мгновенно чувствую приближающийся оргазм.

— Засунь свой язык в киску, пока я буду трахать тебя своим большим членом, — приказывает он, и вдруг меня, словно подбрасывает вверх огромная волна. Видно, он сам сдерживался, поджидая меня, потому я слышу его рев, когда он взрывается вместе со мной.

Мой клитор пульсирует так, что перебивает пульс сердца. Вибрация устремляется вверх по всему телу, как волна при бомбежке и заканчивается в моих конечностях. Сила, заставляет открыть меня рот, но ни звука не выходит, я трясусь всем телом. Не знаю, где заканчиваюсь я и начинается эта безумная волна. Мы едины, превратившись в один бесконечный поразительный оргазм.

Как только мне кажется, что уже все, что лучшего ощущения быть не может, Ной по-прежнему вбивается в меня своей длиной, все начинается заново, следующая волна оргазма накрывает первую с такой же силой, словно я ударюсь в кирпичную стену. Мой мозг зашкаливает, рот открыт в беззвучном крике, руки и ноги трясутся сами собой. Ничего похожего я никогда не испытывала, никогда, ни сама, ни с каким-либо парнем, ничто не может сравниться с этим умопомрачительным ощущением.

Когда, наконец, волны перестали накатывать, я чувствую свинцовую тяжесть во всем теле, я не в состоянии даже удерживать себя на руках, поэтому боком заваливаюсь на кровать. Его руки по-прежнему на моих бедрах. Он не разъединяет нас, моя киска сжимается вокруг его члена, наполняя моими соками. Он перестает двигаться и выходит из меня.

Он падает на кровать рядом со мной. Я оборачиваюсь и гляжу на него с каким-то трепетом.

— С тобой так всегда?

Он отрицательно качает головой, его глаза смотрят как-то загадочно.

Я протягиваю руку, чтобы дотронуться до его подбородка.

— Ты такой красивый, — шепчу я.

Призрак улыбки пересекает его лицо. Странной печальной улыбки. Мне хочется прижать его к себе, поближе к сердцу и никогда не отпускать. К моему удивлению, мои глаза наполняются слезами. Вообще то я не плакса.

Он тут же прищуривается.

— Что случилось? Я сделал тебе больно?

Я прикусываю нижнюю губу, чтобы не начинать всхлипывать.

— Нет. Видно эмоции зашкаливают, я так думаю.

Он кивает.

— Ты не эмоционален, не так ли?

6.

Ной Абрамович

Она совсем не такая, как я себе представлял. Мне кажется, что я специально представлял ее избалованной Принцессой. Невоспитанной, равнодушной, безответственной, мелочной, бестолку коротавшей свое время, как и должна дочь очень богатого человека, имея армию слуг, которые во всем обслуживают ее. Несмотря на свое нелестное представление ее, я все равно ужасно хотел ее, но теперь, когда я попробовал ее сладкий нектар, я жажду ее так, как умирающий жаждет стакан прохладной воды.

— Ты не хочешь поговорить со мной? — спрашивает она, ее глаза становятся темными, в них видна растерянность, перемешанная с обидой.

Бл*дь. Как может взрослая женщина быть такой невинной, такой чертовски бестолковой по поводу того, что хочет мужчина? Как случилось, что такая женщина, как она, вдруг забрела в мою дерьмовую жизнь?

Какого хрена? На самом деле, я оказываю ей «гостеприимство», что за безумные мысли посещают мою голову? Черт возьми, Ной, ты просто подставляешь себя. Ты никогда не сможешь иметь Ташу Эванофф. Ее отец скорее предпочтет сварить меня заживо, чем допустит с ней отношения. Бл*дь, он бы уже сварил меня заживо, если бы только узнал, что я прикоснулся к ней. Я чувствую, как у меня сжимается челюсть. Ярость готова выплеснуться наружу из-за того, что ты ничего не можешь поделать, когда до смерти хочешь что-то получить.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал, Таша? — резко и грубо спрашиваю я.

Ее глаза расширяются от испуга моего тона.

— Через несколько часов ты уйдешь навсегда. Что я должен сказать? Было здорово. Спасибо. Или еще лучше, ты хочешь, чтобы я сказал, что готов сражаться за тебя? Что убью твоего отца и мужчину, за которого ты собираешься выйти замуж, и всех, кто встанет на моем чертовом пути.

Ее нижняя губа начинает дрожать. Она сжимает губы в одну прямую линию, сдерживаясь и отворачивается от меня, смотрит в потолок.

— Не стоило тебе настолько отталкивать меня. Мы всего лишь корабли, проходящие в ночи. Ты мужчина. И несомненно у тебя еще будет много таких ночей, как эта. Ты так же грубо и ужасно ведешь себя и с ними? — ее голос срывается. Она начинает усиленно моргать, но слеза все равно скатывается из уголка ее глаза на волосы у виска.

У меня начинает болеть в груди. Внутри я чувствую, что веду себя как мудак. Я не могу понять, как и когда она так легко успела проникнуть мне под кожу. Я — крутой. Никто никогда не добирался до меня. Никогда. Но я становлюсь пластилином у нее в руках. Я упираюсь на локоть и очень нежно слизываю ее соленые слезы.

— Прости.

Она поворачивает ко мне свое лицо, ее прекрасные глаза смотрят мне прямо в душу.

— Хорошо. Я прощаю тебя. Я никогда не хотела с тобой ссориться, — произносит она.

5
{"b":"586912","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мама для наследника
Счастливый ребенок. Универсальные правила
Врата скорби. Идем на Восток
Королевы Иннис Лира
Камешек в небе
Дилер реальности
Если завтра не наступит
Конец работы. Куда исчезнут офисы и как подготовиться к изменениям
Тринадцатый странник