ЛитМир - Электронная Библиотека

— Детка, так прекрасно, когда ты в моих руках, — прошептал Митч, вновь приникая к ее губам долгим поцелуем.

София принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Через мгновение ее нетерпеливые руки гладили мускулы на его груди и животе. Митч спустил ее блузку на плечи, и их горячие тела соприкоснулись. Одно желание владело ими — почувствовать друг друга полностью, каждой клеточкой пылающей кожи. Быстрый секс в аллее не удовлетворит его полностью. Для этого нужно время и место. Скрыться от посторонних глаз, забыть о работе, забыть обо всем. Они будут вместе и на несколько дней закроются от окружающего мира в спальне. Чтобы насытиться друг другом, чтобы удовлетворить голод, мучивший их все эти годы.

Ждать было больше невозможно. Их ласки слишком далеко зашли, и София знала, что ей делать. Ее оргазм близко, но она хотела разделить удовольствие с ним. Прошептав его имя, она откинула голову назад, а Митч подхватил ее и, прижавшись к ней бедрами, стал двигаться, ускоряя темп. Не во власти Софии было остановить его, да она и не стремилась к этому. Ее тело все сильнее и сильнее подавалось навстречу Митчу, она задышала часто и прерывисто, и наконец глубоко внутри нее зародились сладостные судороги, горячей волной прокатившиеся по телу. Митч продолжал терзать языком ее сосок, яростно раскачивая Софию, так что ее промежность терлась о его, и через мгновение кончил сам. София через ткань почувствовала его влагу и крепче прижала Митча к себе.

Спустя несколько минут она вновь обрела возможность рассуждать. Мысль, которая зародилась в ее голове, пугала и обнадеживала одновременно. Впервые она задумалась о том, смогут ли они отказаться от своего сексуального пари и начать новые отношения, построенные теперь не только на сексе, но и на чувствах.

Митч не мог поверить, что позволил этому случиться. Он так тщательно избегал Софию, чтобы не поддаться соблазну!.. Когда она нежно гладила его спину, он знал, что должен оттолкнуть ее! Но не смог. Вместо этого он обнял ее и прижал к себе. Бледная луна оставляла длинные тени в аллее, и Митч был благодарен ей за предоставленное уединение. Благодарен за призрачную свободу — он мог держать Софию в объятиях и представлять, что это чересчур живая игра воображения, ожившая мечта. Митч чувствовал себя так, будто его любовь, его отношение к Софии пережили второе рождение. Но он не доверял этому чувству и прежде всего не доверял Софии.

От нее исходил едва уловимый нежный аромат, и так спокойно было чувствовать ее в своих руках, словно они всегда принадлежали друг другу. Еще с того дня, как он посетил ее в офисе и не смог сдержать себя, он понимал, что его месть не станет легкой. Он всегда хорошо владел собой, мог обуздать свой гнев, не поддаваться соблазну, но нежность Софии по отношению к нему… Этим она ставила его в тупик, лишала оружия. Разве можно мстить такой мягкой и нежной женщине? Но к чему обманываться? Нежность — это ловушка искушенной колдуньи, которая знает, чего хочет, и всегда добивается своего. В целом Митч понимал, что злится не только на Софию, из-за которой прервались их отношения. Его гнев был направлен и на самого себя: он оказался беззащитным перед женщиной, обнаружил свою уязвимость и позволил собой манипулировать.

Но на этот раз он будет сильнее. Ведь он стал старше и научился защищаться. С этими мыслями он выпустил Софию из своих объятий и сделал шаг назад. Не важно, что чувствует она. Не важно, что ее голова только что так уютно лежала на его груди, рядом с сердцем. Он должен помнить: эта женщина ему не друг и никогда им не будет. Больше он не намерен совершать ошибок.

Он одернул на ней блузку и отошел еще дальше, прочь от этого соблазнительного тела. Луч света из клуба упал на нее, и она отстранилась в спасительную темноту. Ее губы распухли от поцелуев, волосы растрепались. София, не отрываясь, смотрела на Митча. Он чувствовал ее смущение, неловкость, недовольство и прекрасно понимал. Нелегко сознавать, что твой враг вызывает у тебя такие сильные ощущения.

Митч всегда осуждал людей, принимающих наркотики, считая их безвольными существами. Но сейчас он стал их в чем-то понимать, потому что София Дельтонио для него самого стала наркотиком. Она у него в крови. Но сейчас он позволит ей уйти. У них впереди уикенд, и он сумеет позаботиться о том, чтобы удовлетворить самые потаенные желания обоих. Их голод будет утолен, а потом… он уйдет.

— О чем ты думаешь? — спросил он, застегивая, но не заправляя рубашку. Черт, он не кончал в трусы с тех пор, как ему стукнуло шестнадцать! София была единственной женщиной, рядом с которой он не мог контролировать себя.

Она покачала головой:

— Митч, сейчас все мои мысли о тебе и музыке Стива Рэя Вогана.

— Правда? — Митч не смог скрыть своего удивления оттого, что София призналась — она думала о нем.

Она была с ним безукоризненно честна в этот вечер. Ему хотелось предупредить ее о том, что он больше не хороший мальчик. Жизнь и опыт лишили его всякого желания становиться героем. Он человек, который хочет получить свою жизнь назад. И, если понадобится, даже причинить Софии боль, лишь бы достичь своей цели.

Скрестив руки на груди, Холларан прислонился спиной к дереву. Звуки бесшабашной, веселой ночной жизни доносились из клуба. Не важно, какой беззащитной может казаться София в его руках. Она взяла какую-то часть его души с собой, и он никогда не успокоится, пока не сравняет счет.

— Да, Митч! Давай исполним все наши желания. Забудем о прошлом и о нашем пари! Пойдем ко мне домой и начнем все заново! — проговорила София так, будто собственные слова обжигали ее…

Повисла неловкая тишина. Искушение было велико. Но упрямство не позволяло Митчу принять ее предложение. Этот человек отказывался признавать удивительную нежность их отношений, к которой так безуспешно взывала София.

— Сожалею, но должен отклонить твое предложение, — произнес он сухо. — Боюсь, нам стоит дождаться приговора суда.

— Ты правда хочешь этого?

— Такова наша сделка, — наигранно развел руками Митч. — Или ты боишься, что не справишься со мной?

— Я не боюсь тебя…

— Тогда нам придется подождать.

Митч подошел к Софии, чтобы убрать прядь волос с ее щеки. Завиток был мягким и обвил его палец так, словно не хотел отпускать его. Митч неохотно убрал руку от шелковистых волос и отступил.

София прикусила нижнюю губу и отвернулась. Митч смотрел на то, как она выпрямила спину, расправила плечи, и вся ее изящная фигурка преисполнилась достоинства. К Митчу повернулась уже другая женщина: от прежней мягкости не осталось и следа. Но Холларан знал, что принял верное решение. София — просто горячий эликсир, бурлящий в его крови. Он должен понимать, что в его жизни есть другие очень важные вещи: его работа, карьера, профессиональная гордость. И он не может ими пожертвовать, пойдя к ней домой. Он полез в карман за ключами от машины, и тут в его руку будто сама собой скользнула лента Софии. Мгновение он гладил ее так нежно, словно просил прощения за жестокие слова, потом убрал назад и произнес:

— Мне нужно идти.

— Ты так и не простишь меня? — тихо спросила София.

— А ты бы простила предательство? — ответил он вопросом на вопрос.

София снова закусила губу и молча посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Митч сожалел о том, что не может понять, что она чувствует, но в то же время был этому рад.

— Увидимся в суде, Холларан. — Развернувшись, София пошла прочь, и Митчу пришлось смотреть, как она уходит. А она ступала медленно, и в ее походке были изящество и грация. Митч знал, что она чувствует на себе его взгляд. Знал, что она готова принять его игру, сожалел о том, что потерял, но для их же благополучия им лучше не встречаться вне суда, пока не будет вынесен вердикт. Пусть их разбуженные тела подождут до уикенда. Тогда они возьмут свое. Тогда, и только тогда демоны прошлого умрут.

Глава 8

София ходила по коридору, проговаривая про себя свою вступительную речь, которую уже заучила наизусть. Помимо обычной подготовки к делу она проделала и дополнительную: пыталась собрать как можно больше информации о своем бывшем любовнике, а теперь сопернике. Прослушала записи с тех заседаний, в которых он участвовал, читала конспекты его речей. Пыталась понять его логику, его подход к организации защиты, узнать, чего можно от него ожидать. Но знать — это одно, а видеть его в деле — совсем другое. Этим утром София наблюдала за Митчем, когда он давал интервью прессе на ступеньках здания суда, и понимала, что он очень опасный противник. Он, несомненно, личность, у него есть решимость, сила и нацеленность на победу. Когда репортеры остановили Софию, в ее голове все еще звучали реплики Митча, и она сказала ту единственную правду, в которой была уверена сама. Она сделает все, что в ее силах, чтобы правосудие восторжествовало.

11
{"b":"586913","o":1}