ЛитМир - Электронная Библиотека

Входя в здание, она заметила ухмылку Митча, и это еще больше подстегнуло ее желание выиграть. Это был не тот мужчина, который столь бережно обнимал ее прошлой ночью, это был человек, которого она должна обставить, как профессионал.

Прошлой ночью, размышляя о происшедшем по дороге домой, она поняла, что ее не волнует, вернулся ли Митч только для того, чтобы отомстить. Каковы бы ни были цели его прихода, она рада, что он снова с ней. К сожалению, это заставляло сомневаться в здравости ее рассуждений.

София вошла в дамскую комнату и приблизилась к зеркалу. Она заглянула в глаза своему отражению. Джейсон Спиндер — плохой мальчик, вообразивший, что у звезд есть право преступать закон. Но она, как представитель закона, знала, что такого права нет ни у одного человека. София выпрямилась и улыбнулась. Ее снова наполнила уверенность в себе, и она направилась в зал заседаний с одной целью — победить!

Проходя мимо автомата с водой, София увидела Митча. Очень скоро она станет его госпожой. Хоть ненадолго, но он окажется в ее власти. И тогда охватившее ее чувство беззащитности пройдет. Ее шаги на мгновение сбились, а затем София решительно прошла мимо Холларана, шлепнув его ниже спины точным и шаловливым движением. Но не успела она войти в огромные дубовые двери, за которыми открывалось поле, выбранное ими для битвы, как Митч окликнул ее:

— Дельтонио!

София через плечо взглянула на Митча, и в ее голове зазвучали знакомые ритмы Стива Рэя Вогана.

— Да? — произнесла она.

Он подошел и положил ей руки на талию. София прикладывала все силы, чтобы не реагировать на прикосновение. Не стоит думать о сексе в стенах суда.

— Это тот костюм, в котором ты была, когда я навестил тебя в офисе?

София вздрогнула. Она отдавала этот костюм в чистку два раза после того спонтанного секса, но готова была поклясться, что ткань все еще хранит запах Митча. В одно мгновение Холларан превратил ее из уверенной деловой женщины в кошку, изнемогающую от сексуального желания. Она вспомнила его руки, расстегивающие на ней блузку, и его лицо, когда он кончил на нее.

— Разве? — спросила она, стараясь, чтобы ее голос прозвучал беззаботно. — Да, это он.

Митч улыбнулся, не убирая рук с ее талии. Он приблизился к ней почти вплотную, пользуясь тем, что все участники заседания уже прошли в зал. Его палец прикоснулся к шее в том месте, где остался след от страстного поцелуя.

Черт побери! Почему она сразу не пошла в зал заседаний, а вздумала заигрывать с ним?! Там он не посмел бы к ней прикасаться. А значит, не имел бы над ней власти. Она хотела поддразнить его, показать свою уверенность в победе, но, как всегда, ошиблась….

— Никогда не думала, что ты так разбираешься в нарядах, — произнесла она.

Какой потерянной София чувствовала себя рядом с ним! Словно студентка-первокурсница.

— Нарядами я обычно не интересуюсь, детка, — ответил Митч. — Только твоими.

София знала, что это правда. И какая-то чистая, наивная часть ее самой шептала, что Митч действительно интересуется ею, хочет ее так же сильно, как и она его. Но разум предостерегал, говоря, что интерес Митча вызван лишь желанием получше изучить своего врага.

— Была бы польщена, если бы не знала тебя слишком хорошо.

С этими словами София развернулась и ушла, прежде чем Митч смог ответить. Она не останавливалась, пока не вошла в зал и не заняла свое место. В зале не было ни репортеров, ни камер — эту битву она выиграла. Только семья и друзья Спиндера, а также семнадцатилетняя Холли Мак-Брайд и ее угрюмые родители.

Да, это дело было весьма деликатным, и она чувствовала давление и со стороны Мак-Брайдов, и со стороны Джоан Мюллер, на этот раз не уверенной в Софии. И, наконец, она опять чувствовала неуверенность в себе самой. Но сдаться Митчу? Нет! Поражения она не могла даже представить.

Долгий и изматывающий день в суде. Митч знал, что победа не будет легкой. Но для того, чтобы получить что-то стоящее, всегда приходится потрудиться.

София была виртуозна. Она произвела большое впечатление на присяжных, да и Митч восхищался ее стилем и умением, когда она устраивала перекрестные допросы свидетелей. Она очень изменилась с Гарварда. И Митч удивлялся Софии, но еще больше гордился ею. Он понимал, что это не совсем подходящее чувство — гордость за женщину, предавшую его. И, несмотря на все усилия, ему не удавалось скрыть свои эмоции по отношению к ней. София овладевала всеми его мыслями и заставляла его полнее чувствовать жизнь, что никогда не удавалось ни одной его подруге. Видеть ее в суде и понимать, что она равна ему, было почти непереносимо и одновременно превосходно. Ее поведение в зале заседаний показывало, что эта женщина не позволит никому властвовать над собой. Только дважды за сегодня Митчу удалось уловить ее женскую суть. Когда она подняла на него взгляд во время вступительной речи, на ее лице появилось знакомое сосредоточенное выражение. Так она смотрела, когда тянулась к нему, чтобы поцеловать. А потом она прошла мимо него к скамье присяжных, и его ноздрей коснулся легкий аромат ее духов.

У Маллоя была репутация судьи, скорого на расправу. Но в этот раз он не стал торопиться с вердиктом. За свою долгую практику в судах Митч научился не считать минуты перед вынесением приговора и не пытаться предугадать исход. Он и София сделали все, что в их силах, и им оставалось только ждать. Теперь игра шла на чужой территории.

Судья объявил, что следующее заседание состоится через десять дней. София покинула зал, не взглянув на него. Зато она подошла к Мак-Брайдам и постаралась передать свою уверенность, несколько минут с ними побеседовав.

Вернувшись из суда, София застала в своей приемной О’Нейла. Она устала, и Джозеф был явно некстати. Зачем он здесь? Джоан решила подключить его к ведению дела? У нее уже было два помощника, и появление Джозефа Софии совсем не нравилось.

Он был одет в темно-синий костюм, рубашку более светлого оттенка и подходящий галстук. Джозеф питал пристрастие ко всем оттенкам синего. Когда он впервые появился в их отделе, то признался, что относится к правосудию, как к ясному синему небу без единой тучки, и одежда отражает его принципы. Тогда у каждого из них были свои ритуалы и предрассудки. Именно поэтому его присутствие беспокоило Софию. У нее был напряженный день, и в общем она имела право собой гордиться. Войдя в зал, она только один раз обратила на Митча внимание как на мужчину, а не как на юриста — когда тот прошел мимо нее, распространяя такой знакомый аромат дорогого парфюма. Ей даже пришлось на мгновение закрыть глаза, чтобы прийти в себя. Но потом все пошло просто отлично.

— Ты ждешь меня? — спросила она Джозефа.

— Да.

— Располагайся.

На столе София увидела корзину с цветами. «Наверное, от коллег», — пронеслось в голове. В том числе и за эти милые сюрпризы София любила свою работу.

— Вижу, наши цветы прибыли, — заметил Джозеф, подтверждая догадку.

— Спасибо.

— Не за что. Послушай, я сейчас занимаюсь делом против Бертолуччи, и Джоан сказала, ты можешь дать мне совет.

София с облегчением откинулась назад в кресле и стала обсуждать с Джозефом правовые вопросы, но ее мысли были далеко. Митч был достаточно красноречив в суде, да и доказательства были вескими, особенно фотографии Холли на той вечеринке. На них она совершенно не выглядела невинной овечкой. Конечно, София боялась проиграть. А даже если она выиграет, сексуальный уикенд с Митчем — это не то, что принесет ей успокоение, а, скорее, то, что сделает ее еще уязвимее и беззащитнее.

— Дельтонио?

Черт, что только что сказал Джозеф?

— Извини, это был нелегкий день. Я все еще прокручиваю его в голове.

— Нет проблем. Я все понимаю.

— Лучше я передам тебе свои записи о Бертолуччи.

— Спасибо, — ответил Джозеф, поднимаясь. София проводила его до двери.

Секретарша Алиса вошла еще с одной корзиной.

— Это тоже от вас, ребята? — спросила София.

12
{"b":"586913","o":1}