ЛитМир - Электронная Библиотека

— А чего ты ожидала?

— Гнева, злости…

— Хм, это моя посылка заставила тебя считать, что я злюсь на тебя?

София не ответила.

Жаль, что они выбрали слишком людное место для встречи. Ему так хотелось заключить ее в объятия и ощутить реакцию. Только она могла утолить его пыл. Лихорадочные планы, которые он вынашивал темными бессонными ночами, могли стать реальностью. «Месть», — напомнил он себе. Но своевольного тирана, ожившего в брюках Митча, абсолютно не волновало предательство Софии. Ее вопрос был своевременным.

— Каким образом ты собираешься изгонять меня из своих снов? В постели? — спросила София, чуть наклонив голову.

Шелковистая прядь волос коснулась Митча, и он вдохнул легкий пряный аромат духов Софии. Страстное желание окунуть лицо в ее волосы и почувствовать, как они прикасаются к обнаженной груди, пронзило Митча.

— Никогда не думал, что наши отношения сводились только к сексу…

— Почему ты думаешь, что я все еще хочу тебя? — вскинула голову София.

Вместо ответа Митч кончиками пальцев нежно дотронулся до заветного местечка на шее Софии — сзади, под волосами. От одного прикосновения к этой точке по ее телу побежали мурашки, а соски отвердели. Митч запустил руку в густые и мягкие волосы Софии. Она вздрогнула и почувствовала, как между ног становится влажно.

— Перестань, — хрипло попросила она.

Митч нервно сглотнул. Какой контраст с той деловой женщиной в строгом костюме, какой она предстала сегодня в суде! Сейчас на ней была тонкая шелковая блузка, под которой отчетливо проступили очертания сосков, и больше всего на свете ему хотелось сжать ладонями ее упругую грудь.

— Не могу. Я должен раз и навсегда изгнать одну ведьму из своей жизни.

София вздохнула, и ее губы приоткрылись. Он внезапно наклонился ближе и приник к ее устам. Его поцелуй был легким, но выразительным. Митч провел языком по ее нижней губе — потрясающий вкус! Быстро и настойчиво его язык проник к ней в рот, и руки Софии сами легли на плечи Митча, а потом спустились ниже. Мягкие пальчики ласкали напрягшиеся мышцы его груди, а потом скользнули к соскам. Митч проник языком глубже и запустил руки в ее волосы. Если они продолжат, их, чего доброго, арестуют за развратные действия в общественном месте. Он отстранился и увидел, что глаза Софии остались закрытыми. О, да! Их взаимное желание осталось прежним. И женщина, которую он целовал сейчас с такой страстью, разбудила в нем прежнего мужчину. Мужчину, которого он безуспешно пытался удовлетворить краткосрочными романами и встречами на одну ночь.

— Ты это делаешь только из-за прошлого? — тихо спросила София.

Что-то неуловимо изменилось в нем. Он смотрел в ее большие голубые глаза и видел в них свое будущее. Так ли важна месть, когда София рядом?

— Я в этом уже не уверен, — только и смог произнести Митч.

София больше не притрагивалась к вину. Стакан холодной воды — вот что ей сейчас нужно, чтобы охладить пылающее лицо и разгоряченное тело. Ею владело сумасшедшее желание взять его за руку и увлечь за собой в пустой лифт. Нажать на «стоп» и продолжить то, что начал поцелуй. Там она сумеет позаботиться, чтобы он забыл о мести. За стеной холодного расчета она безошибочно угадывала его возбуждение. Ее тело диктовало свои условия, и ее сердце принимало их. Хотя разве можно слушать таких неразумных и пристрастных советчиков? Тело помнит жаркие прикосновения, а сердце — пылкие чувства. Но это ловушка. Нельзя вступать в отношения с человеком, которого она когда-то предала. Не важно, что сейчас Митчем управляет физиология. Весна воспоминаний не продлится вечно. Увы, рано или поздно его гормоны успокоятся, и тогда он начнет думать и сожалеть.

— Ты хочешь меня соблазнить? — спросила она прямо.

Голова у нее кружилась, возбуждение, вызванное поцелуем, еще не прошло. Он опять управляет ею, а это и было главной причиной их расставания с Митчем. Он до сих пор обладал над ней огромной властью, о силе которой даже не догадывался. Не проходило и дня, чтобы она не вспомнила о том, как им было хорошо. И все-таки она не могла допустить такой безоговорочной капитуляции.

— Ты готова к этому? Или сопротивление усилит наше удовольствие? — Слова Митча прозвучали так дерзко и самоуверенно, что Софии захотелось его ударить.

— Только если это заставит тебя уйти, — ответила она с раздражением.

Пусть он уйдет, и ее жизнь станет прежней. Но правда заключалась в том, что София хотела, чтобы Митч остался в ее жизни. Встретившись с ним, она поняла, что долгое время заменяла истинное возбуждение победами в суде.

— Детка, я никуда не собираюсь, — рассмеялся Митч.

— А я уж было испугалась!

— Что ж, страх — это неплохо. — Митч на секунду посерьезнел.

Их занятия любовью всегда сопровождались непонятным ощущением опасности. Митч хотел быть господином, и это вполне устраивало Софию в спальне, но за ее пределами соответствовать навязываемой роли было невыносимо сложно.

— Отсюда открывается прекрасный вид, — вдруг произнес Митч, глядя на грудь девушки.

София опустила глаза. Ее соски выступали под шелковой блузкой и кружевным бельем. Первым движением было скрестить руки на груди и спрятаться от жадных глаз. Но игры в прятки ни к чему хорошему не приведут. Поэтому она расправила плечи, чтобы бывший любовник мог свободно наслаждаться возбуждающим зрелищем.

— Ты здесь для того, чтобы разрушить мою карьеру? — спросила София, когда Митч наконец отвел взгляд.

— Дорогая, не думай, что являешься причиной всех моих поступков. Я здесь из-за клиента, — невозмутимо ответил адвокат.

— Ты сам себе противоречишь! Зачем же ты прислал мне «Гиннесс» и Стива Рэя Вогана?

— Я думал, мы обсудили это? — Митч поправил галстук.

Интересно, он такой же трудоголик, как она, — ни личной жизни, ни детей? Софии не был присущ эгоизм, ей искренне хотелось, чтобы он женился на хорошей девушке.

— Изгнание ведьмы? — еще раз уточнила София.

— Да.

Изгнание ведьмы через секс. Очень интересно, просто какие-то новые технологии. Впрочем, Софии давно наскучила мастурбация. Это приносило лишь временное облегчение, но, конечно, не шло ни в какое сравнение с настоящим сексом. Ей нужен мужчина, и не кто-то, а Митч Холларан — единственный любовник, в постели удовлетворявший всем ее требованиям. На данном этапе жизни, пожалуй, ей необходим компромисс между той страстной женщиной, какой она была, и той холодной женщиной, которой она стала. Решено!

— Давай заключим с тобой сделку, Митч.

Она подумала о его подарке и о том, как позволяла Митчу задавать тон их встречам, придумывать новые жаркие ласки, занятные сексуальные игры, возносившие их на новые высоты наслаждения. София всегда с радостью подчинялась его фантазиям. И, обманув Митча, она потеряла какую-то часть себя.

— Какого рода? — спросил Митч, осушив бокал пива.

— Сексуальное рабство. Один уикенд.

Вспыхнувшие искорки в его глазах подсказали Софии, что план ему понравился. Прошло много времени с тех пор, как она позволяла себе подобные развлечения, — полностью отдаваться охватившему ее сексуальному возбуждению, выполняя все капризы своего тела.

— Господином, конечно, буду я?

Его рука опять легла ей на шею, и София в душе взмолилась, чтобы он не начал ласкать ее вновь. Она до сих пор не пришла в себя: один поцелуй — и трусики намокли, и готовность отдаться прямо здесь и сейчас.

— Нет, я буду госпожой, — ответила София, сохраняя остатки самообладания. Неплохая идея, чтобы Митч стал ее мальчиком для утех на один уикенд.

— Не думаю, — проговорил он задумчиво, принявшись вновь ласкать ее шею, чем окончательно вывел бедную Софию из только что обретенного равновесия. Ну, конечно! Митч не уступал никогда, так почему он должен уступить сейчас?

— Что ты предлагаешь? — заметно нервничая, спросила София.

— Пусть решает правосудие!

Его пальцы продолжали ласки. Что ж, тогда в эту игру стоит поиграть обоим. София положила руку на бедро Митча и почувствовала, как напряглись мышцы под ладонью.

4
{"b":"586913","o":1}