ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Летом 1572 г. после смерти короля Сигизмунда Августа одним из претендентов на польский престол был Иван IV. В переговорах (однако, успеха не имевших) по этому вопросу заметную роль играли и оба брата Щелкаловы. Они участвовали в решении и других вопросов двусторонних русско-польских отношений. В ходе переговоров с великими польскими послами (январь 1576) А.Я. Щелкалов говорил от имени царя. Он же принял от послов «верющую» грамоту, список речей, а затем вручил им ответную грамоту.

Летом 1577 г. царь «сам ходил созрити и очистити (от поляков. – H.P.) свою отчину Лифлянскую землю». А.Я. Щелкалов остался в Москве, в походе не участвовал и вел переговоры с иностранными дипломатами. В октябре он отправил в Новгород письмо-доклад царю о своей деятельности. В свою очередь, Иван IV все время консультировался с посольским дьяком и присылал ему дипломатические документы для ознакомления. Он высоко ценил советы своего слуги.[185]

К этому времени относятся факты неприглядного поведения А.Я. Щелкалова в Литве. Осенью 1578 г. во время осады русскими войсками ливонского города Вендена П. Хворостинин и А. Щелкалов, «начальствующие над конницей, вместе с нею бежали», более того, «товарищев своих бояр и воевод выдали и наряд покинули».[186] Впоследствии А.Я. Щелкалов так объяснил царю свои «маневры», что не только не подвергся опале, но даже был награжден. Среди аргументов «отважного» воеводы основным было его якобы старание увести конницу от неминуемого разгрома.[187]

Ход боевых действий 1579–1581 гг. заставил русскую сторону активизировать свою дипломатию. А.Я. Щелкалов стремился путем переговоров приостановить неудачное развитие военных действий.[188] В 1583 г. – начале 1584 гг. дипломатическая деятельность А.Я. Щелкалова носила будничный характер: разрешение постоянно возникавших конфликтов на границах с Речью Посполитой, «размен» пленных, частые разборы внешнеторговых неурядиц и т. д.

Резкие перемены в жизни братьев Щелкаловых начались после смерти Ивана Грозного 18 марта 1584 г., с воцарением Федора Иоанновича. Умные и решительные советники, обладавшие жесткой и непреклонной волей, они, оказавшись рядом с податливым, христолюбивым царем Федором, практически взяли государственную власть в свои руки. Если Иван IV внимательно прислушивался к советам посольского дьяка А.Я. Щелкалова, то новый царь перепоручил ему всю внешнюю политику.

Еще раньше начали складываться особые отношения между А.Я. Щелкаловым и Борисом Годуновым, что и привело к опале всесильного дьяка. А.Я. Щелкалов оказал немалую услугу Годунову во время розыска по делу о гибели 15 мая 1591 г. в Угличе младшего сына Грозного – Дмитрия. А.Я. Щелкалов во многом способствовал выдвижению Годунова, который по некоторым сведениям даже называл его «отцом».

Начало царствования Федора сопровождалось осложнением внешнеполитической обстановки. Приезд польского посла Л. Сапеги совпал со смертью Ивана IV. Чтобы задержать рвавшегося обратно с важной информацией посла, А.Я. Щелкалов попросту посадил его в тюрьму, а через некоторое время послал в Речь Посполитую А. Измайлова с сообщением о воцарении Федора. В июле 1584 г. состоялся прием Л. Сапеги новым царем. При этом выше рынд стоял боярин и окольничий Борис Федорович Годунов. А возле рынд стоял дьяк А.Я. Щелкалов.

В своих действиях А.Я. Щелкалов пользовался любыми средствами, включая, например, подкуп влиятельных польских и литовских дворян. Послам Е. Ржевскому и З. Свиязеву была дана инструкция: «Тех панов, которые государя хотели обирать, похвалить и жалованье к ним послать». Был даже составлен своего рода прейскурант взяток, носивших чаще всего форму подарков.[189] Фактически стоявшие у руководства Русского государства Б. Годунов и А.Я. Щелкалов выступили с предложением к польско-литовским феодалам быть «под... царскою рукою с государством Московским сопча заодин». В процессе поисков различных вариантов внешнеполитических решений проявились дипломатические способности А.Я. Щелкалова, его международный кругозор. Проекты Щелкалова предвосхищали программу русско-польского сближения, которую в XVII в. выдвинул другой выдающийся русский дипломат – А.Л. Ордин-Нащокин.

Особого внимания заслуживает активность А.Я. Щелкалова в области русско-английских отношений. С приходом в Посольский приказ А.Я. Щелкалов снискал славу первого врага Англии. Трудно судить, определялось ли его негативное отношение к англичанам трезвым взглядом политика, понимавшего нереальность англо-русского союза в сложившейся международной обстановке. Более определенно можно говорить о личных антипатиях А.Я. Щелкалова к некоторым представителям английской «Московской компании», например, к Дж. Горсею. На первом месте стояли, по-видимому, корыстные интересы. Дело в том, что конкурентами английских купцов в России были голландцы. И те, и другие имели влиятельных сторонников в окружении царя Ивана IV. Голландцы считали своим покровителем дьяка А.Я. Щелкалова. Во всяком случае, если судить по английским источникам, кроме постоянных подарков он ежегодно получал от голландцев 5 тыс. марок.

Немалое участие приняли братья Щелкаловы в столь важном для политической истории России событии, как учреждение патриаршества. Когда в 1586 г. в столицу Российского государства прибыл антиохийский патриарх Иоаким, с ним начались переговоры об учреждении патриаршества. Московские дипломаты окружили его великолепием. По их замыслу Иоаким должен был проникнуться идеей величия русского митрополита и почувствовать себя благодарным за прием и подарки. Летом 1588 г. в Россию прибыл константинопольский патриарх Иеремия. Сказочная Московия встретила восточного владыку пышной торжественностью, обильным угощением и бдительным присмотром начальника Посольского приказа А.Я. Щелкалова.

13 июля 1588 г. Иеремию с великой честью провезли по лучшим улицам Москвы и поместили на Рязанском подворье. Все его контакты с внешним миром допускались только с разрешения А.Я. Щелкалова: «Беречи, чтобы к двору к патриарху и к митрополиту и к архиепископу никто не приходил из гречан и турчан и иных никаких иноземцев, и его людей никого з двора не спущати...»[190]

Московские политики вели переговоры в ультимативной форме. Братья Щелкаловы обещали патриарху дорогие подарки, содержание, города и области в управление, но одновременно дали понять, что он не уедет из Москвы без положительного решения вопроса о патриаршестве. Одному из советников Иеремии – митрополиту Иерофею – А.Я. Щелкалов пригрозил даже, что утопит его в реке, если тот и впредь будет мешать успеху переговоров. 13 января 1589 г. патриарх сообщил Б. Годунову и А.Я. Щелкалову о своем согласии, и 26 января состоялся торжественный обряд интронизации митрополита Иова на московский патриарший престол. После смерти Ивана Грозного активная деятельность А.Я. Щелкалова продолжалась еще в течение 10 лет. Причины его отставки и пострижения в монахи до конца не выяснены. По данным «Временника Ивана Тимофеева» в свое время между А.Я. Щелкаловым и Б. Годуновым существовала тесная связь: Годунов «имел некоего наставника и учителя своему злу, искусного во всяких злых кознях...»; Щелкалов учил Бориса «одолевать благородных» и руководил его восхождением «от малых на великие». Между обоими братьями и Б. Годуновым существовала «на кресте утвержденная клятва, чтобы им троим управлять царством». Во исполнение этой клятвы Щелкаловы и возвели Бориса на вершины власти, но тот «нарушил данную двум братьям клятву и хотя не убил... но изнурил их бесчестным и медленно текущим многолетним существованием и, отняв, лишил их имущества».[191]

вернуться

185

См., в частности: Савва-1983. С. 118.

вернуться

186

См. Гейденштейн Р. Записки о Московской войне. СПб., 1888. С. 36.

вернуться

187

Цит. по: Соловьев. С. 646.

вернуться

188

Там же. С. 662.

вернуться

189

РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Д. 18. Л. 221 об. - 223 об., 551-551 об.

вернуться

190

Цит. по: Соловьев. Кн. 4. С. 304.

вернуться

191

Временник Ивана Тимофеева. М.; Л., 1951. С. 241-242.

23
{"b":"586920","o":1}