ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на то, что вплоть до 1603 г. А.И. Власьев числился думным дьяком приказа Казанского и Мещерского дворца, он время от времени привлекался к внешнеполитической работе. Так, в 1597 г. дьяк А.И. Власьев присутствовал на дворцовом приеме императорского посла А. Донау.[206]

В июне 1599 г. А.И. Власьев как глава посольства вновь отправился в Империю.[207] Официальной задачей посольства являлось извещение императора Рудольфа о воцарении Бориса Годунова. Кроме того, «в грамотах от царя Бориса и от сына его... просили они продолжать к ним дружбу и любовь свою».[208] Надо было добиться объявления Империей войны Речи Посполитой, с которой у России в это время вновь обострились отношения. При постановке этой задачи руководство Посольского приказа следовало своим прежним представлениям об империи Габсбургов как о естественном союзнике против Польши. Однако в 1599 г. международная ситуация кардинально изменилась: польский король Сигизмунд III осуществлял дипломатический курс на сближение и союз со Священной Римской империей.[209] Вследствие этого миссия А.И. Власьева окончилась провалом. Не удалось ему выполнить и другое тайное поручение царя Бориса: достигнуть договорённости о заключении брака эрцгерцога Максимилиана с Ксенией Годуновой. В мае 1600 г. посольство Власьева было отпущено в Россию и в июле того же года прибыло в Москву.[210]

Находясь за границей, А.И. Власьев не только заботился о выполнении текущих дипломатических задач, но и стремился подготовить кадры для Посольского приказа. Так, в 1609 г. в

Москву приехал толмач Бажен Иванов, сопровождавший из Новгорода шведов. В документах об этом человеке сохранилась запись, что его «вывез с собою из цесарские земли диак Офонасей Власьев».[211]

Продолжалось продвижение А.И. Власьева по служебной лестнице: по предположению С.А. Белокурова, вернувшись в 1600 г. в Россию, он был назначен вторым посольским дьяком, поскольку в этом качестве упоминался 17 января 1601 г., ещё до опалы В.Я. Щелкалова.[212] Она они входили в ответную комиссию на переговорах с уже упоминавшимся английским послом Р. Леем, прибывшим в Москву в октябре 1600 г.[213] На государевой службе постепенно укреплялось и имущественное положение А.И. Власьева: возрастало его денежное содержание и увеличивались земельные владения его семьи.[214]

В мае 1601 г. А.И. Власьев был поставлен во главе Посольского приказа. Через несколько месяцев – впервые в практике Посольского приказа – глава дипломатического ведомства отправился за границу. 6 августа думный посольский дьяк А.И. Власьев выехал в Польшу в составе посольства М.Г. Салтыкова-Морозова. Посольство возвратилось в Москву, добившись ратификации договора о перемирии на 20 лет с Речью Посполитой: «король учинил в Вильне присягу в верном содержании перемирия».[215]

В мае 1602 г. А.И. Власьев отправился в Ивангород навстречу датскому королевичу Иоганну, ехавшему в Москву для женитьбы на дочери Бориса Годунова.[216] Он встретил принца в устье Наровы и сопровождал его до столицы. 28 сентября королевича и датских послов А. Гульденштерна, А. Брая и К. Олка принимал царь: «Говорили они много о Лопской земле, чтоб ее разделить пополам... но ничего решительного не учинили» ввиду скоропостижной смерти королевича.[217]

А.И. Власьеву выпала нелёгкая миссия – известить датского короля Кристиана о печальном событии. В связи с этим в июле 1603 г. он отправился в очередное посольство – в Копенгаген. Документация посольства не сохранилась, однако по данным описи архива Посольского приказа 1614 г. можно сделать вывод о том, что А.И. Власьев побывал не только в Дании, но и при дворе императора Рудольфа.[218] Возвращаясь из Дании в начале 1604 г., А.И. Власьев выяснил, что на территории Прибалтики, через которую он намеревался проехать в Россию, велись боевые действия между Польшей и Швецией. Опасаясь быть схваченным, он оставил в Любеке запечатанную коробку с «посольским нарядом».[219]

По возвращении в Россию А.И. Власьев вновь активно включился в работу Посольского приказа: готовил документы для российского посольства в Грузию, отправлял подарки в Ногайскую Орду, допрашивал пленных татар, рассылал грамоты в пограничные города (где ожидалось прибытие иностранных дипломатов), присутствовал на аудиенциях и участвовал в переговорах с крымскими и имперскими послами.

Иностранцы в своих письмах именовали влиятельного посольского дьяка «канцлером»,[220] хотя в прежние времена подобным титулом наделялись хранители государственной печати. Однако А.И. Власьев не был произведён в печатники, и титулование его «канцлером» со стороны иностранцев объясняется, вероятно, тем, что государственная печать за отсутствием печатника находилась в Посольском приказе, т. е. фактически была под контролем думного посольского дьяка.

А.И. Власьев не принимал участия в походе против «расстриги» Лжедмитрия. Однако всё же совершил поездку в Северские земли, по-видимому, в первой половине марта 1605 г.: «И бояре и воеводы тогды от Рылска отошли в Севской, и государь послал к боярам с речью, и пенять, и распрашивать, для чего от Рылска отошли, окольничего Петра Никитича Шереметева да думного дьяка Офонасия Власьева».[221]

Возвратившись в Москву незадолго до смерти Бориса Годунова, А.И. Власьев принял участие в переговорах с английским послом: «а как царь Борис велел аглинскому послу князю Томосу Смиту быти у себя на отпуске, и в те поры выслал к нему с ответом бояр Степана Васильевича Годунова, да Петра Фёдоровича Басманова, да окольничего князя Ивана Дмитреевича Хворостинина, да дьяка Офонасья Власьева».[222]

После кончины Бориса Годунова царём был провозглашён его сын. И А.И. Власьев усердно служил Фёдору Борисовичу: о восшествии на престол нового государя был немедленно оповещён незадолго до этого отпущенный из Москвы Т. Смит. Так что вряд ли были справедливы в своих оценках некоторые современники, обвинявшие А.И. Власьева в измене династии Годуновых.[223] Косвенным доказательством его непричастности к «антигодуновскому заговору» (если таковой существовал в действительности) являлось то, что к Лжедмитрию в Тулу он отправился лишь в мае 1605 г., уже после свержения Фёдора Борисовича, в составе правительственной делегации: «А с Москвы встречали ево (Лжедмитрия) бояре князь Иван Михайлович Воротынской, да князь Ондрей Ондреевич Телетевской, да окольничий Пётр Никитич Шереметев, да думной дьяк Офонасей Власьев; а с ними стольники, и дворяне большии, и изо всех чинов люди».[224] Вскоре новый царь пожаловал А.И. Власьеву чин казначея, оставив при этом его на посту главы Посольского приказа. А.И. Власьев именовался на польский манер: «подскарбей надворной и секретарь великой». В материалах Посольского приказа и в разрядных записях его называли «казначеем и посольским дьяком».[225]

вернуться

206

РГАДА. Ф. 32. Оп. 1. Д. 8; Савва-1983. Вып. 2. С. 312.

вернуться

207

См.: Рогожин-1994. С. 125.

вернуться

208

Обзор. Ч. 1. С. 15.

вернуться

209

Флоря-1968. С. 63-75.

вернуться

210

Белокуров-1906. С. 116. См. также: Обзор. Ч. 1. С. 15-16.

вернуться

211

Акты... Василия Шуйского. С. 117.

вернуться

212

Белокуров-1906. С. 116.

вернуться

213

См.: Обзор. Ч. 1. С. 99; Рогожин-1994. С. 55.

вернуться

214

Боярские списки. Ч. 2. С. 26; Павлов-1992. С. 217.

вернуться

215

Обзор. Ч. 3. С. 110. См.: РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Д. 24, 25; Рогожин-1994. С. 133-134, 150-151.

вернуться

216

В архивных материалах есть сведения об отправлении в 1601 г. А.И. Власьева в Империю (Описи 1614 г. С. 124). Возможно, в ходе этого посольства и была достигнута окончательная договорённость о браке королевича Иоганна и царевны Ксении (Терещенко. Т. 1. С. 11).

вернуться

217

Обзор. Ч. 1. С. 214; Рогожин-1994. С. 58.

вернуться

218

Описи 1614 г. С. 63-65.

вернуться

219

РГАДА, Ф. 61. Оп. 1. Д. 19. Л. 4.

вернуться

220

РГАДА. Ф. 35. Оп. 1. Д. 39. 1603–1605 гг. Л. 20. См. также: Ф. 61. Оп. 1. Д. 20. 1605 г. Л. 3 об.

вернуться

221

Белокуров-1907. С. 3.

вернуться

222

РГАДА. Ф. 35. Оп. 1. Д. 4. Л. 129 об.

вернуться

223

Соловьев. Т. 8. С. 393.

вернуться

224

Белокуров-1907. С. 30.

вернуться

225

РГАДА. Ф. 149. Оп. 1. Д. 9. Л. 8. См. также: Белокуров-1907. С. 82, 138.

25
{"b":"586920","o":1}