ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

7 августа 1653 г. русские послы были «отпущены... от короля» и 25 сентября возвратились в Москву. В столице были весьма довольны их миссией. Особенно высоко оценили заслуги А. Иванова. На третий день после возвращения он был возведен в чин думного дьяка Посольского приказа. Это означало, что одновременно А. Иванов становился главой дипломатической службы России. (Предыдущий руководитель приказа Михаил Волошенинов умер в апреле 1653 г.). В то же время Алмаз Иванов возглавил еще два центральных приказа – Новгородский и Печатный.

Заступив на должность главы Посольского приказа, А. Иванов сразу включился в работу и активно участвовал в решении украинского вопроса. 1 октября 1653 г. Земский собор принял официальный акт о воссоединении Украины с Россией. Через три дня в Золотой палате встречали послов от Богдана Хмельницкого. Переговоры вел новый руководитель Посольского приказа: «И указал государь думному посольскому дьяку Алмазу Иванову посланникам объявить свое государево жалованье, что гетмана Богдана Хмельницкого и войско Запорожское пожаловал, велел их принять под свою государеву высокую руку».[389]

Теперь «Русское государство раскинулось от берегов Днепра до берегов Тихого океана. Разумеется, это изменение географического положения страны повлекло за собой и возникновение новых внешнеполитических проблем, стало фактором, способствовавшим появлению контакта с дальневосточными государствами».[390] Одним из таких государств был Китай. 2 февраля 1654 г. «последовал указ Алексея Михайлович думным дьякам A. Иванову и И. Патрикееву о подготовке наказа Ф.И. Байкову, отправляемому в Китайское государство в качестве посла».[391] «Наказ, который был дан первому официальному русскому послу в Китай, является замечательным памятником московской дипломатии XVII в. Он был тщательно продуман во всех деталях и четко выражал непреклонную волю русского правительства вести дипломатические отношения с великими восточными империями на равных основаниях».[392] В августе 1658 г. в Москве А. Иванов знакомился с итоговыми материалами миссии Ф. Байкова.[393] Это посольство «создало прецедент, на основании которого стороны... должны были искать новые пути для утверждения приемлемой для них модели (каждая своей) дипломатических отношений».[394]

Весной 1654 г. начались военные действия против Речи Посполитой, «и 18 мая сам государь выступил из Москвы в поход».[395] Во время боевых действий А. Иванов находился в Москве, вдалеке от театра войны. Но события, которые он пережил в столице в том году, были не менее драматичны, чем ожесточенные сражения. По стране прокатилась эпидемия чумы, достигшая к осени Москвы. «По случаю морового поветрия царица с семейством пребывала в это время в Вязьме, куда потом пришел и государь...»[396] Дворянская знать и служилая бюрократия прятались от беды в самых отдаленных своих поместьях и вотчинах. Управление столицей было поручено князьям И.А. Хилкову, B.Г. Ромодановскому и А. Иванову. В октябре 1654 г. царица, обеспокоенная долгим отсутствием известий о Ромодановском и Иванове, запрашивала Хилкова: «На Москве ль или с Москвы куды съехали, или померли, о том ты к нам не отписал, неведомо для чего». Ответил сам думный дьяк: «И околничей князь Василей Григорьевич Ромодановский и я, холоп твой, Алмазко, были на Москве, никуды с Москвы не съезжали».[397] Они были в постоянных заботах: принимали меры против грабежей, организовывали охрану города, занимались устройством застав, руководили тушением пожаров и т. д. О дипломатической деятельности А. Иванов пока не думал. К тому же штат Посольского приказа понес тогда заметные потери: «подьячих 3 человека, переводчиков и толмачей живых 30 человек, а умерло с 30 же человек».[398] К концу 1654 г. мор «учал тешеть». Жизнь города постепенно входила в нормальную колею.

Война с Речью Посполитой продолжалась. Военные успехи России заставили польское государство, которое вело одновременно войну со Швецией, искать пути для заключения мирного договора с Москвой. Польский двор рассчитывал добиться мира, используя осложнения в русско-шведских отношениях. Крупные военные победы шведов (взятие Варшавы, Кракова) насторожили русское правительство, с тревогой наблюдавшее за успехами Карла X в Польше.

Тем временем в начале 1656 г. в Москву из Речи Посполитой прибыло посольство П. Галинского.[399] Посланник привез проект мирного договора и сообщил о «коварных замыслах» шведского короля, якобы заявившего о своем желании захватить русскую столицу. Посольство было принято холодно. В переговорах участвовали Б.М. Хитрово и А. Иванов. Заявление иностранного дипломата о том, что мир может быть заключен лишь при условии возвращения польской короне всех завоеванных Россией земель, было отвергнуто сразу и категорично. Договорились лишь о посольском съезде: «Место для съезда миротворения назначено Вильна... на съезд обещано прислать российских послов в июле месяце».[400] Военные действия временно прекращались.

Такой поворот событий означал, что русское правительство меняло свою внешнеполитическую ориентацию. На данном этапе оно сочло целесообразным не продолжать войну с Речью Посполитой. Россия начала готовиться к войне со Швецией.

Желая заручиться поддержкой Дании, Алексей Михайлович еще до начала похода, в марте 1656 г., отправил к датскому королю Фредерику III стольника князя Д.Е. Мышецкого, чтобы предложить ему соединить свои войска с русскими и идти войной против Швеции. В ответ на это посольство Фредерик III в июне направил вместе с князем Д.Е. Мышецким своего посланника Г. Косса, который 10 августа был представлен государю. Косс имел поручение уверить царя, что Дания готова выступить против Швеции, но с тем условием, чтобы без согласия датского короля Россия не заключала мир с Швецией.

17 августа датский посланник выехал из царского стана, вместе с ним был вторично отправлен в Данию князь Д.Е. Мышецкий с грамотой, в которой царь Алексей Михайлович вновь предлагал королю наступательный союз против Швеции. Д.Е. Мышецкий вручил грамоту 17 сентября, но от заключения договора о союзе отказался, ссылаясь на то, что «без царского указа сделать ему этого не уметь». Переговоры с Мышецким затянулись, и он прожил в Копенгагене до лета 1657 г. Еще до его отъезда король Фредерик III начал войну с Швецией, о чем и уведомил царя грамотой от 10 июня 1657 г. Чтобы завершить переговоры о наступательном союзе против Швеции, король отправил в Москву своего посла Г. Ольделанда.

До поры до времени «правительство царя Алексея Михайловича старалось не нарушать шведских границ в ходе военных границ».[401] Москва не была заинтересована в чрезмерном усилении Швеции – соперницы Российского государства в его борьбе за выход к Балтийскому морю. Однако переход части литовско-белорусских земель под власть Москвы толкал ее на борьбу и за овладение устьями Немана и Западной Двины.

В правительственных кругах России были убежденные сторонники этого курса, и среди них – А.Л. Ордин-Нащокин.[402] Ради выхода к Балтийскому морю он предлагал идти на союз с Речью Посполитой, даже если придется уступить ей Украину. Против этой радикальной позиции решительно выступали многие политические деятели. Противником крайней точки зрения А.Л. Ордина-Нащокина был А. Иванов, немало сил отдавший делу воссоединения Украины с Россией. Возможно, поэтому он не был включен в состав посольской делегации, отправившейся из Полоцка в Вильну 13 июля 1657 г. Впрочем, окончательного соглашения на этом посольском съезде добиться не удалось. Перемирие с Речью Посполитой было заключено в октябре, когда Русско-шведская война была уже в разгаре.

вернуться

389

ДР. Т. 3. С. 372-373.

вернуться

390

Мясников B.C. Империя Цин и Русское государство в XVII в. 2-е изд., доп. Хабаровск : Кн. изд-во, 1987. С. 88-89.

вернуться

391

Там же. С. 119-120. Материалы посольства см.: РГАДА. Ф. 62. Оп. 1. Д. 1

вернуться

392

Мясников B.C. Указ. соч. С. 121.

вернуться

393

Материалы посольства см.: РГАДА. Ф. 62. Оп. 1. Д. 1

вернуться

394

Мясников B.C. Указ. соч. С. 147.

вернуться

395

Обзор. Ч. 3. С. 129.

вернуться

396

Забелин И. История города Москвы. Ч. 1. М., 1990. С. 398.

вернуться

397

ДАИ. Т. III. С. 461, 488-490.

вернуться

398

Там же. С. 509.

вернуться

399

Материалы посольства см.: РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Д. 86.

вернуться

400

Обзор. Ч. 3. С. 130.

вернуться

401

История Швеции / Отв. ред. А.С. Кан. М., 1974. С. 202.

вернуться

402

О внешнеполитической программе этого русского дипломата см.: Рогожин Н.М. А.Л. Ордин-Нащокин // Первое сентября. 1998. № 13.

39
{"b":"586920","o":1}