ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ответ казацкая старшина потребовала от царского правительства вывести из городов воевод. Г.Г. Ромодановский и А.С. Матвеев не согласились и с этим. Они прямо заявили, что избиравшиеся после Б. Хмельницкого гетманы И. Выговский, Ю. Хмельницкий, И. Брюховецкий подписывали договоры о дружбе с Россией, «однако ничего того не помятуя, изменяли».[471] К тому же в войсках у самого гетмана Д. Многогрешного немало людей, которые только и ждали, чтобы перейти к П. Дорошенко – стороннику Турции. Русские представители категорически отказали гетману и казацкой старшине в выводе русских войск и воевод и решительно заявили: «Чтоб о выводе воевод и ратных людях впредь им великому государю бить челом было невольно, не только в статьях написать, говорить болше того с ними и слушать тех их слов от них не хотят».[472] Была, однако, сделана оговорка о том, что воеводы должны вести надзор только за своими людьми: «А впредь в права их, в суды, воеводам вступатца не только в казацкие, и в мещанские великий государь не указал».[473]

Рассматривать жалобы на самоуправство со стороны русских должны были представители как России, так и Украины. На заявление казацкой старшины о том, что русские люди грубо вели себя на территории Украины, грабили население и жгли дома, русские представители ответили, что их правительству не было известно об этом и от украинского населения челобитных по этому поводу не поступало.

4 марта русским представителям была подана челобитная. В ней казацкая старшина выдвинула требования: оставить казакам имевшиеся у них имения, в которые входили поля, леса, сенные покосы, пруды и мельницы; по смерти казака все его состояние должно перейти в наследство его жене; жены «заслуженных» казаков должны быть освобождены от всех налогов; гонцы при посылке к царю должны быть полностью обеспечены русским правительством; в случае нападения на Украину русское правительство должно оказать ей помощь военной силой; переписка украинского правительства с русским должна происходить через Москву; казакам должны быть возвращены отобранные у них русскими воеводами пушки и пищали; запорожское войско должно состоять из 40 тыс. человек; канцелярия гетмана первое время должна находиться в Батурине, а затем в Переяславле; за военные заслуги царь должен награждать отличившихся казаков денежным вознаграждением и дворянством. Русские послы потратили немало сил, чтобы доказать казакам невозможность выполнения всех их требований.

Глуховская рада закончилась компромиссом. Составленный договор в определенной степени нормализовал отношения России с Украиной. Русское правительство добилось ограничения власти гетманов. Так, гетману запрещались непосредственные дипломатические связи с иностранными государствами, но гетманские представители могли присутствовать на посольских съездах, где решались вопросы, связанные с Украиной.

Относительный успех переговоров на Глуховской раде, безусловно, был заслугой А.С. Матвеева. Князь Ромодановский был лишь «храбрый воин, незаменимый в походах, лихой наездник, отличавшийся лихой телесной силой, но отнюдь не умом».[474] Его даже не вызывали к царю для инструкций, хотя по положению он был выше А.С. Матвеева. Таким образом, фактически полномочным представителем царя был А.С. Матвеев, продемонстрировавший в Глухове и способности искусного дипломата, и свои симпатии к малороссиянам.

По приезде из Глухова 9 апреля 1669 г. А.С. Матвеев был поставлен во главе Малороссийского приказа, сменив на этом посту А.Л. Ордина-Нащокина. Малороссийский приказ контролировал гетманское управление, от имени царя давал согласие на выборы нового гетмана и во всех договорных статьях Российского государства с Украиной записывал обязательство допускать смещение и переизбрание гетмана только с ведома приказа. Он рекомендовал каждого кандидата на гетманство, следил за их политической ориентацией, направляя ее в соответствии с решениями Переяславской рады. Гетманы были обязаны уведомлять Малороссийский приказ о внутренней жизни Украины и о ее сношениях с соседними странами. Приказ оказывал военную помощь Украине в ее борьбе с крымским ханом, Турцией и Речью Посполитой, занимался делами, связанными с комплектованием воинских частей, посылавшихся на Украину вместе с воеводами, ведал вопросами денежного и хлебного снабжения воеводств и воинских частей.

Уже в самом начале своей деятельности во главе Малороссийского приказа А.С. Матвеев пытался сгладить наиболее острые проблемы взаимоотношений московских властей с местным населением. Через два года после своего назначения он посылал на содержание ратных людей не зерно, а деньги для закупки продовольствия, что было намного дешевле и удобнее. Он поощрял также развитие местного землевладения: подтверждались гетманские универсалы (жалованные грамоты) о раздаче земельных владений с селами и даже городами, что стимулировало расширение монастырского и казацко-старшинского землевладения. Высшее духовенство Украины не раз обращалось к А.С. Матвееву с просьбой пожаловать земельные владения или подтвердить ранее полученные гетманские универсалы. Были также заведены частные хлебные склады, где создавались некоторые запасы. Тем самым частично решалась проблема снабжения войска хлебом.

В первые месяцы своего нового назначения А.С. Матвеев действовал крайне осторожно, стараясь избегать столкновений с бывшим руководителем приказа А.Л. Ординым-Нащокиным. Последний, находясь в Мигновичах на съезде с польскими послами, отправил 4 мая 1669 г. в Москву свои соображения по поводу подчинения киевской митрополии российскому патриарху. А.С. Матвеев, хорошо знавший Украину, понимал преждевременность такого шага, так как высшее духовенство Украины стояло за подчинение украинской церкви константинопольскому патриарху. Кроме того, была очевидна невозможность осуществления этого плана до окончательного решения вопроса о Киеве и закрепления его за Москвой. Между тем в противоположность высшему духовенству среднее украинское духовенство желало находиться под юрисдикцией московского патриархата. Его представители старалась направить деятельность верхушки казацкой старшины на укрепление дружеских сношений между Украиной и Россией. На протяжении 1669–1670 гг. А.С. Матвеев всеми силами поддерживал дружеские связи с этой частью духовенства.

Этому немало способствовали его близкие отношения с протопопом С. Адамовичем, который с лета 1670 г. стал посредником между московскими политиками и Украиной. Не без участия А.С. Матвеева он вошел в доверие к украинскому духовенству и гетману. Когда С. Адамович приезжал в Москву с различными поручениями от гетмана к царю, его немедленно принимали в Посольском приказе и по возможности старались помочь. В свою очередь, С. Адамович не оставался в долгу и всячески расхваливал А.С. Матвеева перед казацкой старшиной. Обе стороны оказывали друг другу различные услуги: в сентябре 1670 г. С. Адамович просил А.С. Матвеева прислать гетману походный шатер, а для архиепископа Л. Барановича – церковные печатные книги. Одновременно он подробно информировал А.С. Матвеева о положении дел на Украине. 16 октября 1670 г. С. Адамович сообщал Матвееву, что он имел большое влияние на Д. Многогрешного и что последний «царскому величеству истинен и ко мне крайняя его милость, в сладость советов моих слушает».[475] В конце декабря 1670 г. в письме к А.С. Матвееву он советовал наградить некоторых украинских старшин царскими подарками. В частности, он писал о том, что брат Д. Многогрешного Василий Игнатович имел намерение перейти в Запорожье, что было очень невыгодно для Украины. И далее: «Хочешь ли, государь мой Артемон Сергеевич, в нынешнее непостоянство имети малороссийскую страну мирну, буди врачем, исцели язву, утеште поскорее, яко от отца милосердие, от великого государя, гетмана Демьяна и Василия Игнатовичев и Гвинтовку (нежинский полковник. – H.P.) государьским жалованьем».[476] Затем С. Адамович уверял А.С. Матвеева, что всеми силами будет способствовать сохранению Украины в подданстве России. Для того чтобы расположить украинское духовенство к царскому правительству, С. Адамович советовал А.С. Матвееву внимательнее относиться к нуждам местных священников.

вернуться

471

Там же. Стб. 95.

вернуться

472

Там же. Стб. 96.

вернуться

473

Там же. Стб. 95.

вернуться

474

Сахаров Н. Боярин Матвеев // Русская мысль. 1901. Кн. 8-9. С. 5.

вернуться

475

АЮЗР. Т. 9. Стб. 296-297.

вернуться

476

Там же. Стб. 232.

49
{"b":"586920","o":1}