ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

16 июня в Казачьей Дубраве открылась рада, на которой были внесены некоторые поправки к Глуховским статьям. В частности, украинская старшина потребовала ограничить права гетмана, чтобы он никого не смел казнить и отстранять от должностей без решения войскового суда; лишить гетмана права переписываться с иностранными державами без совета старшин; сократить число царских войск на Украине. В свою очередь русское правительство потребовало выдать всех беглых русских крестьян. Стороны договорились о том, чтобы в дальнейшем для ведения переговоров между русским и украинским правительствами не присылать своих представителей, а ограничиться перепиской через Малороссийский приказ. Рада закончилась избранием И. Самойловича, который добивался воссоединения Правобережной Украины с Россией, гетманом Украины.

Уменьшение власти гетмана ставило его в большую зависимость от Москвы, и это А.С. Матвеев прекрасно понимал. «Избрание Самойловича было ручательством мирного разрешения нового кризиса на Украине и залогом еще более прочного укрепления ее за Россией в будущем».[484] И. Самойлович был проводником политики царского правительства. В то время в составе Российского государства находилась большая часть западных земель за исключением Галиции, Правобережной Украины, Буковины с Молдавией и Закарпатской Украины. Запорожье по Андрусовскому договору подчинялось одновременно России и Речи Посполитой. Однако запорожское казачество поддерживало тесные связи с русским правительством.

На протяжении всего 1671 и начала 1672 гг. русским политикам поступали сведения о подготовке П. Дорошенко и Турции к войне. Так, пленный татарин Булак Тузляра на допросе в январе 1672 г. показал, что к П. Дорошенко прибыли крымские татары, «с тысячу человек и больши: а прежде их пришел к Дорошенко ж из Крумы Нурадын царевич, а с ним крымских татар с десять тысяч, а всех их было ногайцев и крымцов двадцать тысяч. Да при Дорошенке ж был белогородцкой паша, а с ним турских конных войск с десять тысяч человек». С. Адамович тоже докладывал А.С. Матвееву о подготовке Турции и П. Дорошенко к войне и называл последнего «сильным неприятелем». Кроме того, он советовал срочно направить в Киев воинские силы, а также заменить некоторых воевод, в частности нежинского: «Бога ради, воеводу нам в Нежин посылайте добра человека. Степан Иванович Хрущев не по Нежину воевода».[485]

Летом 1672 г. турецкий султан Магомет IV при поддержке П. Дорошенко разгромил польское войско в Подолии, захватил крепость Каменец-Подольск и направил часть войск во Львов. Это известие сильно встревожило царское правительство. По приказанию А.С. Матвеева в Киев был спешно направлен Ю. Трубецкой с крупным воинским отрядом.

Кроме того, было получено сообщение от польского посланника И. Комара о заключении в Бучаче договора между Речью Посполитой и Турцией, по которому Речь Посполитая должна была выплачивать дань. Правобережная Украина была разделена на три части: Бреславщина и Южная Киевщина остались под властью П. Дорошенко; к Турции отошла Подолия; Галиция и небольшая часть Правобережной Украины были подчинены Речи Посполитой. Таким образом, Речь Посполитая отказалась от большей части Правобережной Украины, что было нарушением Андрусовского договора. Русское правительство решило начать войну против П. Дорошенко для освобождения Правобережной Украины.

В мае А.С. Матвееву был представлен план совместных действий против Турции и П. Дорошенко, выработанный И. Самойловичем. Он советовал А.С. Матвееву использовать атамана Серка, Г.Г. Ромодановскому – «сближитеся с порубежным городам его царского величества, потому что без войска пребывати и ему на пустыне невозможно, и войско издали из велико-российских городов, где сам пребывал, не вскоре вызовет».[486] Далее он предлагал соединить русские войска с украинскими и вместе наступать на турецкие войска и П. Дорошенко. А.С. Матвеев внимательно следил за передвижением турецких и крымских войск, собирал данные из различных источников, сам допрашивал пленных.

В 1672 г. во время нападения Турции на Речь Посполитую русское правительство просило через своего посла в Австрии П. Минезиуса оказать Речи Посполитой срочную военную помощь. Однако в 1674 г. стало известно о намерении Речи Посполитой прекратить войну с Турцией и напасть на Австрию. В августе 1675 г. в Москву прибыли австрийские послы Аннибал Франциск де Ботони и Яган Терлинсерен де Гусман для переговоров с русским правительством. Во время переговоров, которые со стороны России вел А.С. Матвеев, австрийским послам было предложено заключить в ближайшее время русско-австрийский союз о взаимной военной помощи в случае нападения третьей страны на одно из этих государств. При этом Россия обязалась послать к австрийской границе свои войска. 12 октября 1675 г. было заключено русско-австрийское соглашение: Австрия обещала помочь России в борьбе с Турцией. Это имело большое значение для России, так как обеспечивало ей дипломатическую поддержку Австрии.

В июне 1674 г. А.С. Матвеев направил в Пруссию С.Е. Алмазова. Ему было поручено узнать о положении дел у бранденбургского курфюрста и уведомить его о «недоброжелательстве нового польского короля Яна Собеского к России и Бранденбургии».[487] В апреле 1675 г. в Москву прибыл гонец Х. Георги с грамотой от курфюрста, который сообщал о внезапном нападении Швеции на его земли. Однако русское правительство ответило, что помочь войсками в данное время не сможет, но постарается «отписать к нему, шведскому королю, дабы он оставил в покои земли его, курфюрста, и войска свои оттуда бы вывел».[488]

Несмотря на то, что отношения с Европой были приоритетным направлением в деятельности Посольского приказа, А.С. Матвеев не выпускал из поля зрения и восточных соседей России. Он продолжал политику своих предшественников и в установлении культурных, дипломатических и торговых связей с империей Великих Моголов и с Индией. С XVII в. между Россией и Индией установились регулярные отношения. 21 июля 1646 г. от имени царя Алексея Михайловича индийскому падишаху Шах-Джахану была отправлена грамота с предложением об установлении дипломатических отношений между Россией и Индией.

При А.С. Матвееве продолжались попытки завязать дипломатические и торговые связи с Китаем. Усилилась деятельность по сбору информации о Китае, велась подготовка для посылки туда послов. В 1675 г. А.С. Матвеев направил в Китай уроженца Молдавии Н. Спафария, переводчика Посольского приказа, работавшего в нём с 1671 г. Трудно сказать, был ли Н. Спафарий ранее знаком с А.С. Матвеевым, однако, он сразу же расположил к себе последнего своими обширными знаниями. Разностороннее образование Н. Спафарий получил в Константинополе и в Италии. Н. Спафарий часто бывал в доме А.С. Матвеева и подолгу просиживал там за книгами, что в дальнейшем послужило одним из поводов для организации сыскного дела на А.С. Матвеева по обвинению в «чернокнижии». А.С. Матвеев поручил Н. Спафарию воспитание своего сына, которого тот обучал различным языкам. Очевидно, уже в то время А.С. Матвеев и Н. Спафарий составляли планы поездки в Китай – страну, наименее известную в России.

В 1675 г. Н. Спафарий был назначен посланником в Китай. Он должен был подробно описать дороги в эту страну, обращая особое внимание на речные пути, характер их берегов и окрестностей, указывая расстояние между улусами и городами. В Посольском приказе ему был выдан наказ с маршрутом посольства. В нем же предписывалось, как установить торговые связи с Китаем. Кроме того, здесь содержались сведения о странах, граничивших с Китаем, в частности об Индии и Японии. Вместе с Н. Спафарием были посланы специалисты по минералогии, ботанике и медицине. Таким образом, перед экспедицией ставились не только политические, но и научные цели. Главным организатором снаряжения посольства был А.С. Матвеев. На наказах, данных Н. Спафарию, можно найти большое количество собственноручных пометок главы Посольского приказа.

вернуться

484

Щепотьев Л. Указ. соч. С. 121.

вернуться

485

АЮЗР. Т. 9. Стб. 296-297, 232; Т. 8. Стб. 147, 188, 206.

вернуться

486

Там же.

вернуться

487

Обзор. Ч. 4. С. 13.

вернуться

488

Там же.

51
{"b":"586920","o":1}