ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Развились сношения Российского государства со среднеазиатскими ханствами – Бухарой, Самаркандом и др. В 1669 г. в Бухару и Хиву из Москвы было отправлено посольство Бориса и Семена Пазухиных, а в 1671 г. в Москву прибыл бухарский посол Мулла-Фаррух. В грамоте, данной русским правительством Пазухиным, и в грамоте бухарского хана выражались надежды на установление дипломатических связей между Россией и Бухарой, а также на беспрепятственную взаимную торговлю. 2 марта 1671 г. А.С. Матвеев принял бухарского посла. В ходе беседы он расспрашивал Мулла-Фарруха о внутренней и внешней политике Бухарского ханства, интересовался причинами отсутствия сношений между Россией и Бухарой и особенно тем, много ли в Бухаре ценных камней и золота: «Руду серебренную и селитру в государстве их добывают, и какими способами, и много ль из пуда руды серебра выходит».[489] В 1675 г. в Бухару, Хиву и Ургенч было направлено посольство В.А. Даудова. Особый интерес русское правительство проявляло к шелку-сырцу. Русские послы должны были предложить выгодные для среднеазиатских купцов условия продажи шёлка-сырца исключительно русским людям.

В 70-х гг. XVII в. влияние и авторитет А.С. Матвеева в государственных делах были почти безграничны. К нему сходились все нити управления Россией. Все распоряжения царского правительства выходили со следующей формулировкой: «По указу Великого государя и по приказу боярина Артемона Сергеевича Матвеева».[490]

Пытаясь определить возможные перспективы развития России, А.С. Матвеев обращался к ее истории. Он участвовал в работе над изложением официальной истории Российского государства. В Российском государственном архиве древних актов хранится «Титулярник, или Корень великих государей российских...», составленный под непосредственным руководством А.С. Матвеева в 1672 г.

Начало российской монархии авторы относили к «Августу Кесарю, обладавшему всею вселенной», а затем переходили к описанию правления русских князей и царей начиная с Рюрика. Кроме дипломатических документов и сведений о монархах и церковных деятелях, в книге имелись портреты всех русских правителей – от Рюрика до Алексея Михайловича. «Титулярник» был одним из первых сборников, рассказывавших о дипломатических сношениях России с различными государствами. Наиболее подробно в нём описывались царствования Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. Составители использовали богатый документальный материал Посольского приказа и воспроизвели содержание грамот иностранных монархов к русским государям за первую половину XVII в. Особенно выделены связи России с папской курией, Францией, приведены примеры сношений русского правительства с королями Испании, Англии, Дании, Речи Посполитой, Швеции, Италии, Голландии. Далее перечислены монархи отдельных земель и княжеств, имевшие дипломатические связи с царями. Наиболее ярко написаны главы, посвященные отношениям с восточными и южными странами – Индией, Бухарой и др. Особое внимание авторы уделяли описанию правления крымских ханов и их жестоких набегов на русские и украинские города.

Другая книга, в составлении которой принимал участие А.С. Матвеев, – «Книга о избрании на превысочайший престол великого Российского царствия (далее титул. – H.P.) Михаила Федоровича всея великой России самодержца». Автор повествовал о законном, по «воле Божьей», избрании на царство Михаила Федоровича, показывал его преемственность со старой династией по линии жены Ивана IV Анастасии Романовны и, представляя себя верным слугой Романовых, не скрывал враждебного отношения к Борису Годунову. Составление этой книги А.С. Матвеев, как видно из его челобитных к царю, считал своей особой заслугой перед династией Романовых.

Можно предполагать, что по инициативе А.С. Матвеева были составлены книги «История о царях и великих князьях Земли Русской» и «Родословие великих князей и царей российских». Дело в том, что авторы этих книг Ф. Грибоедов и П. Долгово вместе с Н. Спафарием работали при А.С. Матвееве переводчиками в Посольском приказе. Все эти книги были созданы в период, когда от летописания, хронографов и исторических повестей совершался постепенный переход к монографическим произведениям, и почва для этого перехода была в определенной мере подготовлена А.С. Матвеевым.

По инициативе А.С. Матвеева и под его руководством в Посольском приказе переводилась религиозная и нравоучительная литература: «Книга о сивиллах», «Хрисмологион» (т.е. книга о четырех монархиях, толкование пророка Даниила), «Василиологион» (книга о царях), «Арифмология», «Книга иероглифийская», «Книга о девяти музах и о семи свободных художествах». Все рукописи обильно украшались растительным орнаментом.

Активная деятельность А.С. Матвеева, его блестящая карьера были прерваны непредвиденными обстоятельствами. В 1676 г. внезапно умер царь Алексей Михайлович. Началась борьба двух дворцовых группировок: одну из них, руководителем которой был А.С. Матвеев, составляли Нарышкины, родственники царя по второму браку; другую – Милославские, родственники первой жены царя. Последние вместе с боярином Хитрово и другими всеми силами стремились удалить конкурировавшую партию Нарышкиных. Авторитет А.С. Матвеева пошатнулся.

Консерваторы из группы Милославских ненавидели А.С. Матвеева за его ум, способности, приверженность западным традициям. Но если ранее борьба против него носила скрытый характер, то смерть царя Алексея Михайловича положила начало открытому выступлению против А.С. Матвеева. Вначале Милославские, оказывавшие большое влияние на воспитание Федора Алексеевича, отстранили А.С. Матвеева от наблюдения за аптекой, представив дело таким образом, что столь подозрительный и опасный человек, как А.С. Матвеев, не должен иметь непосредственное отношение к здоровью государя. По сути это было замаскированным отдалением его от царя Федора. Опекуном последнего был назначен родовитый боярин князь Ю.А. Долгорукий.

В борьбе против А.С. Матвеева бояре использовали окольничего В. Волынского, который всячески чернил и поносил А.С. Матвеева перед царем. Тогда же датский резидент Магнус Гэ (Монс Гей) сфабриковал донос на А.С. Матвеева. Во время пребывания в Москве Гэ вел себя крайне вызывающе и непристойно. А.С. Матвеев писал в челобитной царю: «Он пьяница был, везде ругался, от всех друзей его возили через лошадь и через седло перекиня, пьяного, в карете, положа вверх ногами пьяного», «Петру Марселису пьян разрезал рюмкою горло, чаять от того и скончался».[491] В письмах датскому королю Гэ часто оскорблял А.С. Матвеева, но в Москве не осмеливался открыто выступать против своего недруга. После того как датский король, зная сомнительное положение Гэ при московском дворе, его необъективные оценки событий, отозвал его, Гэ решил свести счеты с боярином.

По пути из России, следуя через Ярославль, датский резидент оставил ярославскому воеводе Нащокину донос на А.С. Матвеева, обвиняя его в оскорблении царского величества и должностных злоупотреблениях. Кроме того, Гэ прислал царю жалобу на то, что начальник Посольского приказа якобы не доплатил ему 500 руб. за рейнское вино, которое он поставлял ко двору. Долг заплатили, однако обвинения Гэ послужили поводом для отстранения А.С. Матвеева от дел. Неожиданно, когда А.С. Матвеев, как обычно, приехал по делам во дворец, боярин Р.М. Стрешнев объявил ему царский указ о том, что быть теперь ему, А.С. Матвееву, на службе воеводою в далеком городе Верхотурье. Начальником Посольского приказа назначался думный дьяк Л. Иванов. Провожали опального все же с почестью и уважением. Он выехал вместе с сыном, взяв часть имущества, деньги, посольские письма, грамоты царя Алексея Михайловича, книги, лечебники и т. д. Это произошло в июле 1676 г.

Однако вскоре бояре сочли ссылку Матвеева воеводой в Верхотурье недостаточно строгой мерой. В ноябре на него поступил донос от лекаря Д. Берлова. Получивший поддержку бояр, Д. Берлов доносил, что когда он лечил одного из слуг А.С. Матвеева, Захара, то тот ему сказывал, будто болен от побоев своего хозяина. По словам Захара однажды тот видел, как А.С. Матвеев читал «черную книгу» и что было в это время при нем множество «нечистых духов».[492] Бояре потратили немало сил на розыск «свидетелей» колдовства А.С. Матвеева. Привлеченных по его делу отдавали в пыточные камеры, где заставляли давать нужные показания. Однако А.С. Матвеев очень умело отводил обвинения.

вернуться

489

Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР. Ч. 1. Л., 1933. С. 337.

вернуться

490

ДР. Т. III. Стб. 1378.

вернуться

491

История... Матвеева. С. 125.

вернуться

492

Там же. С. 11.

52
{"b":"586920","o":1}