ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В последние годы правления царевны Софьи Е.И. Украинцев всюду следовал за князем В.В. Голицыным. Союзнические обязательства по «Священной лиге» требовали от России выступления против Крымского ханства. Во главе войска был В.В. Голицын. Вместе с ближайшими сподвижниками боярина участвовал в походе и Е.И. Украинцев. Во время Первого крымского похода он помог В.В. Голицыну в смещении И. Самойловича с поста гетмана. Последнего в июле 1687 г. арестовали, и главой Украины рада выбрала И. Мазепу. «И на той раде, по указу великих государей», среди бояр и воевод был «думный дьяк Емельян Игнатьевич Украинцов». По возвращении в Москву думный дьяк получил соболий кафтан, серебряный золочен кубок и 50 руб. деньгами. Участвовал он и во Втором походе на Крым в 1689 г., получив за то в награждение серебряный золоченный кубок с кафтаном на соболях, денежную придачу в 75 руб., «да на вотчины ... 2 500 ефимков».[564]

В тяжелые для князя В.В. Голицына дни думный дьяк до последнего момента оставался ему верен. Когда 7 сентября 1689 г. В.В. Голицын приехал к стенам Троицкого монастыря, Е.И. Украинцев был рядом с ним в числе четырех его приближенных.

После ссылки В.В. Голицына в течение десяти лет Е.И. Украинцев был фактическим главой внешнеполитического ведомства России. Он реформировал всю систему и определил штатное количество чиновников и общие оклады по категориям. Его преобразования с некоторыми коррективами были утверждены Боярской думой.[565]

Повседневная работа Посольского приказа не прекращалась ни на минуту. Собиралась информация о событиях в иностранных государствах, выписки из которой предоставлялись на рассмотрение Боярской думе, происходили встречи иностранных представителей. Острие внешней политики по-прежнему оставалось направленным на юг. Однако в 1689–1695 гг. Е.И. Украинцев ограничивался лишь дипломатическими пересылками и обменом сведений о турках со «Священной лигой». Контакты со странами, не входившими в антитурецкий союз, почти прекращались. Исключение составил приезд в 1692 г. посольства из Персии. Глава Посольского приказа лично представлял персов на аудиенции у царей, а затем принимал шаховы грамоты.[566]

С возмужанием Петра I внешняя политика России резко активизировалась. Российский самодержец отказался от новых попыток захвата Крыма силами одной сухопутной армии и делал ставку на завоевание Азова для выхода к Азовскому, а в перспективе и Черному морям. Е.И. Украинцев занимался обеспечением дипломатической поддержки инициативы царя.

Со временем Петр Алексеевич отошел от традиционных методов достижения дипломатических целей и стремился подменить прежние наработки своей волей и опытом. Первой крупнейшей вехой на этом пути, приведшей к уничтожению Посольского приказа, стало Великое посольство 1697–1698 гг. На его примере можно увидеть синтез старых, проверенных норм и канонов дипломатического обычая и новых идей петровской эпохи. Посольство, организаторской стороной которого занимался сам Е.И. Украинцев, готовилось на основе полуторавекового опыта российского внешнеполитического ведомства. Царь же вносил коррективы в ходе поездки.

Роль думного дьяка в ходе подготовки и осуществления Великого посольства огромна. Объявив 6 декабря 1696 г. об отправке в «окрестные государства» великих послов, Е.И. Украинцев возглавил всю организационную работу по этому делу. Служащие Посольского приказа готовили многочисленные материалы по предшествовавшим посольствам, связывались с различными ведомствами по поводу обеспечения миссии всем необходимым. Думный дьяк лично готовил отдельные документы (например, сообщение 9 декабря П.Б. Возницыну указа о посольстве), ставил резолюции, просматривал выписки. За его подписью появились Указ 22 декабря 1696 г. об использовании впредь краткой богословской формулы в официальных документах русских царей, Указ о титуловании римского папы и др. Одновременно Е.И. Украинцев предоставлял Петру I информацию о проблемах формирования посольства, переписывался с послами – Ф.А. Головиным, для которого готовился многочисленный справочный материал, и П.Б. Возницыным.

25 февраля 1697 г. думный дьяк лично привез главе Великого посольства Ф.Я. Лефорту наказ, составленный по всем правилам дипломатического формуляра. Для успешной работы посольства в приказе составили несколько десятков томов многочисленных выписок и копий различных документов.

В ходе поездки посольства по странам Европы Е.И. Украинцев вел из Москвы постоянную переписку с его участниками. Номинально в отсутствие самодержца внешней политикой России руководил боярин Л.К. Нарышкин, хотя во главе дипломатического ведомства по-прежнему стоял думный дьяк. Этим объяснялось своеобразное разделение обязанностей между ними. Боярин официально представлял царя на торжественных церемониях, связанных с приемом иностранных представителей, переписывался с самим Петром I по всем спорным проблемам. Е.И. Украинцев осуществлял реальное влияние на международные вопросы, вникал в каждую мелочь взаимоотношений с той или иной страной, отвечал за составление документации. Он обменивался посланиями с Ф.А. Головиным, осуществлявшим стратегическое управление дипломатией посольства, и Ф.Я. Лефортом. Письма Е.И. Украинцева к Ф.А. Головину содержали сведения о событиях на южных рубежах страны, о взаимоотношениях с гетманом И. Мазепой, сообщения о контактах с молдавским господарем, польскими новостями, выдержками из европейских газет.[567]

Постепенно думный дьяк терял свои позиции в руководстве международной политикой страны. На посту главы внешнеполитического ведомства Петру I требовался более энергичный и гибкий человек. Но ввиду отсутствия явных причин для отставки от руководства приказом, от дел Е.И. Украинцева удаляли постепенно. 2 апреля 1699 г. вышел указ «быть в Цареграде у султана Туретцкого чрезвычайным посланником думному дьяку Е.И. Украинцеву».[568]

Мир с турками был чрезвычайно важен для Петра I. Осознав в ходе Великого посольства бесперспективность попыток выхода к Черному морю, он обратил свои взоры на северо-запад. Переориентируя внешнюю политику России на Балтику, царь оставлял в Вене П.Б. Возницына. Последний должен был участвовать в переговорах союзников с Турцией и добиться приемлемых условий мира для России. Однако П.Б. Возницын сумел заключить лишь двухлетнее перемирие. Поэтому нужно было вновь организовывать дипломатическую миссию в Константинополь, откладывая наступление на Швецию.

Для поездки в Турцию Е.И. Украинцев подходил Петру I по всем параметрам. Его устраняли от руководства приказами, одновременно обеспечивая успех посольства за счет огромного опыта посланца. 21 апреля 1699 г. Е.И. Украинцев прибыл в Воронеж, где находился царь, а через шесть дней на эскадре из нескольких кораблей направился в Азов. Для демонстрации возможностей российской военно-морской мощи миссия отправлялась в Константинополь на корабле «Крепость», что стало первым подобным случаем в практике дипломатических контактов с Турцией. В конце августа 1699 г. после долгих переговоров в Керчи с турками, сопротивлявшимися появлению русского судна на Черном море, миссия отплыла в Стамбул. 6 сентября посольство достигло столицы Оттоманской Порты, где его ожидала торжественная встреча.[569]

Е.И. Украинцев вместе с помощником дьяком И. Чередеевым оказались в несколько двусмысленном положении. Их ранг «чрезвычайных посланников» по статусу фактически не соответствовал важности миссии. На переговоры такого уровня отечественная дипломатическая практика предусматривала посылку «великих послов», обладавших всеми полномочиями. Неправомерная ситуация возникла из-за чина главы посольства, являвшегося думным дьяком. Как правило, думный и обычные дьяки отправлялись «товарищами», помощниками «великих послов».[570]

вернуться

564

СГГД. Ч. 4. С. 546, 569, 606.

вернуться

565

Белокуров-1906. С. 50-51, 54-56.

вернуться

566

Богословский. T. I. С. 141.

вернуться

567

См., в частности: РГАДА. Ф. 32. Оп. 1. Д. 44. 1696–1699 гг.; Д. 45. 1697–1698 гг.; Гуськов А.Г. Великое посольство 1697–1698 гг. Историковедческое исследование. Автореферат дисс. канд. наук. М., 2002.

вернуться

568

Богословский. T. IV. С. 42.

вернуться

569

Там же. С. 50-51; T. V. С. 5, 10.

вернуться

570

Рогожин-1994. С. 18-19.

60
{"b":"586920","o":1}