ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вступлению в войну с Речью Посполитой также предшествовала известная подготовка. В конце 1653 г. и в 1654 г. с сообщением о воссоединении Украины с Россией и о начале войны с Польшей русские дипломаты направились почти во все европейские страны и торговые центры (Австрия, Голландия, Курляндия, Пруссия, Франция, Швеция, Гамбург, Гданьск и Любек). Всего девять. Монархам и правителям послы указывали на нарушение Польшей прежних договоров, ссылались на распространение в Речи Посполитой клеветнических сочинений о России, с купцами вели переговоры по закупке оружия, найме, солдат, офицеров и врачей.

В 1656 г. при посредничестве императора Фердинанда III с Польшей было заключено перемирие и объявлены военные действия против Швеции. С соответствующим извещением из Москвы выезжали дипломаты в Курляндию, Пруссию, Данию и Венецию. В 1667 г. русские послы объехали почти всю Европу, сообщая о заключении Андрусовского перемирия и призывая всех христианских государей объединиться в борьбе против осман. Посольства были отправлены в Австрию, Англию, Испанию, Францию, Голландию, Данию, Венецию, Пруссию и Швецию. В 1672 г. после нападения Турции на Польшу царь Алексей Михайлович вновь отправил гонцов ко всем европейским дворам с просьбой объединиться против неверных и оказать посильную помощь полякам. С этой целью посланцы из Москвы прибыли во Францию, Испанию, Англию, Швецию, Данию, Голландию, Римскому Папе, Австрию, Саксонию, Бранденбург, Венецию и Курляндию.

Незадолго до Великого посольства 26 апреля 1686 г. Россия заключила «Вечный мир» с Польшей и вступила в антитурецкую «Священную Лигу». С известием об этом событии 7 июня 1686 г. в Вену был отправлен сначала гонец подьячий К. Нефимонов, а затем 24 июня в Австрию и Польшу – торжественное посольство, которое возглавлял боярин Б.П. Шереметев. Дьяк этого посольства И. Волков по завершении дел сразу же повёз важную весть в Венецию. По этому же поводу 3 марта 1687 г. в Пруссию, Англию, Голландию и Флоренцию был отправлен в статусе посланника дьяк В.Т. Посников. Последний должен был также просить иностранных правителей вступить в антитурецкий союз и ежегодно присылать вспомогательные войска до тех пор, пока война с османами не закончится. 14 февраля 1687 г. во Францию и Испанию с такой же целью были отправлены полномочные послы князь Я.Ф. Долгорукий, стольник князь Я.Е. Мышецкий и дьяк К. Алексеев. Почти сразу же вслед за ними 28 февраля в Швецию и Данию выехал гонец подьячий Б. Михайлов. Таким образом, посольства охватили в общей сложности 11 стран.[585]

К концу XVII в. Россия и её дипломатия были определявшей силой в европейской политике против угрозы Оттоманской Порты.

Богатый опыт и устойчивые традиции, сложившиеся в Посольском приказе, Пётр I, несомненно, использовал при подготовке Великого посольства (составление наказа, формирование личного состава и т. д.). Над содержанием наказа работал известный политический деятель, думный дьяк, начальник Посольского приказа Е.И. Украинцев, традиционно уделив особое внимание вопросам протокола. Посольство возглавили три великих и полномочных посла. Среди них: знатный боярин, генерал и комиссар Ф.А. Головин, заключивший Нерчинский мирный договор с Китаем (1689); П.Б. Возницын, также имевший большой опыт дипломатической работы и заключивший Бахчисарайский мир (1681). Но главным послом был назначен не потомственный боярин, а фаворит Петра I – швейцарец, генерал и адмирал Ф.Я. Лефорт, мало знакомый с традициями российской дипломатии, но знавший несколько иностранных языков, исколесивший всю Европу и знакомый с интригами царствовавших европейских домов. Так Петр I начал ломать проверенные и безошибочные методы работы Посольского приказа. Он заменял медленно действовавший дипломатический аппарат своей личной инициативой, проверенную дипломатию здравого смысла – собственным субъективным и волюнтаристским решением.

Говоря о традициях и развитии составления посольской документации в XVII в., следует подчеркнуть, что в Посольском приказе тщательнейшим образом обрабатывались все материалы, отражавшие посылку и деятельность русских дипломатических представителей за границей. Создание формуляров дипломатической документации, появление унифицированной тетрадной, а затем книжной формы делопроизводства, увеличение её в объёме тесно связаны с общим процессом образования и развития единого Русского государства, а затем – абсолютной российской монархии. Исходные дипломатические формуляры (грамоты, наказы, статейные списки, распросные речи и т. д.) комбинировались и формировались в посольские книги. Последние представляли собой своего рода локальный архив, необходимый для конкретной дипломатической работы. Во второй половине XVII в. в Посольском приказе происходил постепенный переход к новейшей форме организации справочно-информативных материалов, какими и являются дипломатические досье нового времени. Это яркая иллюстрация того, как эволюция эпохи в политическом плане отражалась на эволюции источников информации.

В целом можно говорить о том, что во второй половине XVII в. Посольский приказ находился в достаточно привилегированном положении и пользовался существенной финансовой поддержкой со стороны правительства. Возникнув в начале XVI в., постепенно расширяясь и укрепляясь, к концу XVII столетия Посольский приказ стал неотъемлемой частью центрального государственного аппарата России. Если в XVI в. Посольский приказ был, главным образом, канцелярией по внешним сношениям, исполнявшей решения царя с Боярской думой, то в XVII столетии – центральным государственным учреждением с широкими полномочиями и значительной самостоятельностью.

Груз задач, которые обрушил Петр I на Россию и Посольский приказ, в частности, сломал веками отлаженный механизм.[586] Первые шаги Петровской дипломатии были традиционны и сенсационны одновременно. Великое посольство было подготовлено согласно посольскому обычаю, но в нём принимал участие царь, который лично вёл переговоры с иностранными государями и их министрами, сам писал письма иностранным монархам и собственноручно подписывал указы. Начало Северной войны (1700) окончательно предопределило развал Посольского приказа. Во время продолжительных походов государя при нём постоянно находилась «Посольская походная канцелярия» вместе с руководителями приказа, штатом служащих и всеми важнейшими делами. Если и останавливался царь, то всё чаще в своём любимом Санкт-Петербурге и там у него под рукой были дипломатический аппарат и документация. Постепенно происходило «раздваивание» дипломатического ведомства и некогда могущественный Посольский приказ становился бесправным, вспомогательным московским филиалом. Подобный процесс коснулся многих московских приказов. Свои отделения – канцелярии в Санкт-Петербурге имели Артиллерийский, Провиантский, Ямской и другие приказы. Функции каждого из них всё более увеличивались, штаты росли и со временем становилось ясно, что головное учреждение давно уже не в Москве. Новое название учреждения – «канцелярия», равно как и чины её руководства – «канцлер», «вице-канцлер», «тайный секретарь» отнюдь не нарушили сложившийся уклад, круг компетенций и организацию делопроизводства как в Посольской, так и других канцеляриях. Это произошло в ходе реализации коллежской реформы (1718), которая изменила саму сущность системы государственного управления России и самым серьёзным образом затронула основы управления её внешней политикой.

В основе реформы лежали западноевропейские принципы камерализма – учения о главенстве строго функционального принципа управления. По образцу шведской системы коллегий были созданы специализированные учреждения, которые распространили свою власть на территорию всей страны и на все группы населения. Основой устройства государственных учреждений стали коллегиальность, четкая регламентация обязанностей чиновников, специализация канцелярского труда, строгое штатное расписание и фиксированные размеры денежного жалования. В «Определении Коллегии иностранных дел» от 13 февраля 1720 г. были выделены только две важнейшие функции: ведание внешнеполитическими делами и сношениями с подвластными России народами. Все остальные дела передавались в другие учреждения. После реформы центрального управления финансами большая часть государственных учреждений, включая Коллегию иностранных дел, получали средства из коллегии расходов – Штатс-контор-коллегии. Посольский приказ, существовавший благодаря тому, что «добывал» деньги для Посольской канцелярии, окончательно потерял своё предназначение и его закрыли.[587]

вернуться

585

См.: Рогожин-1990.

вернуться

586

См.: Анисимов Е.В. Государственные преобразования и самодержавие Петра Великого. СПб., 1997.

вернуться

587

Анисимов Е.В. Когда ушёл последний «дипломатический караван» // Международная жизнь. 2000. № 1. С. 76-86.

65
{"b":"586920","o":1}