ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спартанец. Племя равных
Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно
Лунный посевной календарь на 2020 год
Прикрой меня
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира
Земное притяжение
Каникулы в Простоквашино
Выход. Как превратить проблемы в возможности

— Они хотят тебя, Грейс.

      Она задрожала от его слов и прижала лицо сильнее к его плечу.

      — Не важно, — ее голос дрожал. — Я знаю, как укрыться. А ты сможешь уйти и найти помощь.

Если бы мог, он взвыл бы. Она, действительно, решила, что он позволит ей пожертвовать собой? Ради него?

— Ты тратишь впустую свое время, — пробормотал он. — Я не оставлю тебя. — Даже после смерти он будет рядом с ней. Но он не намеревался умирать. Если и было время, когда он стремился жить, то оно настало сейчас.

— Четвертый. Я поймал тебя.

Матиас остановился, услышав номер, под которым он был известен в лаборатории. Никакого имени, ведь они не должны полагать, что могут иметь его, хотя они были даже у домашних животных. Нет, они был известны под номерами. Он был Порода под номером четыре, созданный в лаборатории Альбрехта в немецких горах. Матиас уставился на шесть солдат-койотов, которые выступили из-за деревьев. Позади них выглядывал Видаль Веласко, директор испанских генетических программ.

Именно этот ублюдок выбирал женщин, которых похищали для европейских лабораторий и использовали их яйцеклетки и матку. Именно он решал, какая женщина будет освобождена, а какая будет использоваться до смерти. Именно этот ублюдок перерезал горло суррогатной матери, которая родила Матиаса.

Матиасу было пять, когда он собрал троих детей Пород в лаборатории вместе, назвал ту женщину их матерью, а затем полоснул лезвием горло ослабевшей женщины. Даже тогда Матиас мог разобрать благодарность в глазах женщины при понимании, что ужасы, которые она перенесла, закончены.

— Я слышал, что ты выбрал себе имя, Четвертый, — усмехнулся Видаль, его орлиный профиль освещался сиянием полной луны, которая выглядывала из облаков.

Сейчас Видаль был значительно старше, он приближался к своим семидесяти, Матиас знал это, но он двигался как мужчина намного моложе, его черные глаза пылали в ночи, а короткие седые волосы блестели. Даже сейчас он носил темно-серый костюм. Его черная рубашка была прижата к смуглой коже, серый галстук был аккуратно повязан на шее. Матиас готов поспорить, что он был обут в чрезмерно дорогую кожаную обувь, к которой был неравнодушен.

Видаль был точен и опрятен как во внешности, так и в действиях. Даже когда убивал. Матиас опустил Грейс на ноги, по-прежнему обнимая ее, пока проверял положение каждого койота. Он держал свою винтовку в одной руке, палец на курке, а койоты начали рассредотачиваться позади него.

— Ты выбрал неправильную ночь, Видаль, — пробормотал Матиас. — Я не в настроении для общения с тобой. — А внутри он молился. Ему нужно было, чтобы койоты подошли ближе и кучнее, а не дальше и обособленно. Ему нужен был этот единственный шанс поймать их в брызгах пуль и помешать им стрелять в Грейс. Если умрет, то умрет, зная, что он оставил свою пару этим монстрам. А он не мог позволить такому случиться. Грейс должна выжить.

— Четвертый, она уже готова к размножению? — Видаль спросил его на своем точном, безупречном английском языке. — Я слышал, что волкам тяжело переходить от животного к человеку, когда они берут свои пары. Ты справился с этим? — Матиас тщательно следил за Видалем. Он стоял сзади двух охранников койотов, оружие которых было нацелено не на Матиаса, а на Грейс.

— Видаль, когда стрельба начнется, я убью тебя первым, — сказал Матиас. — Мои пули пройдут прямо сквозь твоих питомцев койотов и войдут в твою грудь. А я буду наблюдать.

Видаль нахмурился.

— Сейчас, Четвертый, мы не должны быть такими варварами, — отчитал он Матиаса. — Просто отдай нам свою симпатичную девушку, и мы позволим тебе побегать некоторое время подольше.

Матиас приподнял губу в насмешке.

— Я думаю, ты знаешь, что это не произойдет. Я хорошо знаю об экспериментах, которые ставят ученые Совета. Я бы лучше убил ее, чем позволил тебе взять ее.

Видаль скрестил руки на груди, пока Матиас следил за каждым солдатом глазами и чувствами. У него был только один шанс вытащить Грейс отсюда живой. Если койоты продолжат окружать, то он сможет отпустить и откинуть Грейс к небольшой скалистой щели рядом с ними. Это было бы самым голым покровом, но возможно достаточно для него, чтобы накрыть ее тело своим собственным, пока он бы пытался избавиться от койотов.

— Не могу поверить, что ты позволил себя так легко поймать, — зубы Видаля были видны в темноте. — У тебя на хвосте все время был койот, а ты ухаживал за мисс Андерсон и так и не понял этого. Ты стал мягкотелым, Четвертый?

Матиас покачал головой. Он задавался вопросом об этом.

— Не было никакого койота, следящего за мной. Тебе повезло и ничего более. Кажется, время от времени, удача сопутствует больным и бездушным. - Запах гнева Видаля стал распространяться вокруг него. Это беспокоило койотов, как и должно было. Видаль никогда не мог обращаться с Породами, которые смели возражать. Это был один из его недостатков. — Почему Совет решил послать тебя на эту маленькую миссию? — Матиас продвинулся к затененному естественному углублению в земле, пока наблюдал за Видалем. — Они решили, что ты им все-таки не нравишься?

— Я часть Совета, тупая дворняжка, — рявкнул Видаль.

— Но не его глава, — уточнил Матиас, хорошо зная эго, которое распирало ублюдка. — Ты уверен, что они не послали тебя на верную смерть, Видаль? Каждый убийца, которого ты посылал за мной, потерпел неудачу. Что заставило тебя думать, что сейчас ты добьешься успеха?

— Я выследил тебя. Заманил в ловушку. С твоей парой, — злорадствовал мужчина.

— Всем когда-то везет, — он повернулся, осматриваясь и подходя еще ближе к скалистому выступу, который переходит в четырехфутовую канаву, созданную водой и эрозией. — Думаю, тебе просто повезло на этот раз. — Он снова повернулся к Видалю, еле заметно улыбаясь ему. – Удача еще не отвернулась от тебя?

— Отдай мне женщину или койоты изрешетят ее, Четвертый. Мое терпение заканчивается на твои колкости.

Грейс дрожала в его руках, но с каждым движением, которое он делал, она двигалась вместе с ним. Ее руки обхватили его руку, обнимающую ее талию, ее тело было напряжено в готовности. Он чувствовал запах ее страха, но также чувствовал запах стремления выжить.

К сожалению, для них, чтобы они могли выжить, их врагам придется умереть. Мысли о проливании еще больше крови при ней были отвратительны ему. Он обещал ей, что ради нее он больше не будет убивать. И всё же тот процесс, который начал Совет, не может быть остановлен. Не для Матиаса, не для любого из них.

— Мне достаточно всадить пулю тебе в голову, — глумился Видаль. — И я смогу забрать твою женщину около твоего безжизненного тела. Я слышал, что это довольно болезненно для женщины, связанной с твоим видом, быть с другим. Возможно, мне повезет и мой койот прав, когда он ощутил возможность ее оплодотворения. Она беременна твоим щенком?

— Возможно, — он почувствовал, как Грейс удивилась. Она не была беременна его ребенком, он бы это знал, если бы была. Но такая мысль могла помешать койотам стрелять в нее. — Но ты никогда не узнаешь этого, — уверил его Матиас. — Потому что будешь мертв.

— Я буду слушать ее крики, как Бенедикт и я, слушали последнюю суку, над которой экспериментировали, пытаясь получить отродье, которое у нее было, — глумился Видаль. — Ее пара молил о ее жизни, Матиас. Ты будешь молить о жизни своей пары? — А что с ребенком? Боже, что эти монстры теперь делают? Матиас помнил вид женщины-пары. Она была изрезана в таком количестве мест, словно на ленты. Невозможно было сказать, что искали ученые. Если они успешно удалили зародыш из ее тела… Его затошнило от этой мысли.

Он опустил голову достаточно, чтобы прошептать: “Я люблю тебя.” Ее пальцы напряглись на его руке.

— Шепчешь слова прощания? — продолжал глумиться Видаль.

Матиас продвинулся.

Его пальцы напряглись на курке, огонь вспыхнул в ночи, когда он бросил Грейс в мелкую канаву и вскочил за ней, его выстрелы все еще освещали ночное небо, когда он заставил ее двигаться. Он чувствовал запах крови сзади него, но также слышал яростные крики Видаля. Матиас потянул Грейс в небольшое ущелье вместо того, чтобы бежать по нему. Впереди была стена валунов. Если он достигнет их, то сможет продержатся достаточно долго для того, чтобы Джонас нашел его. Он почувствовал вибрацию ответа на запястье с обратной стороны часов за момент до всего этого. Джонас был в пути, и он не слишком далеко. Локатор на часах отсылал сигналы только малой дальности. Он был бы не в состоянии ощутить ответ Джонаса, если бы тот не был в диапазоне поиска часов. Он толкнул Грейс за валуны, проклиная пули, которые осыпались возле них. Он подтолкнул ее к скалистой земле, продвигаясь в трещину между валунами, и начал отстреливаться. Тонкая рука отстегнула с ремня Глок на его бедре. Поняв ее намерение, Матиас быстро бросил запасные патроны за спину и молился, чтобы она знала, как пользоваться оружием.

22
{"b":"586936","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Состояние свободы
Ты за это заплатишь
По ту сторону от тебя
Хризалида
Античный мир «Игры престолов»
Широкая кость
Khabibtime
Жажда Власти 2
Я у себя одна, или Веретено Василисы