ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако взваливать на себя еще бо́льшую ответственность – мисс Луизу Прим и ее многочисленных сестер – герцог не собирался. И пора бы уже открыто заявить об этом мисс Прим.

Давно пора… Но Брэй почему-то все время оттягивал тот день, когда серьезно поговорит с ней. Почему? Он и сам не мог ответить на этот вопрос…

Отец Брэя всегда имел репутацию известного ловеласа, а когда и сын завоевал себе такую же, судя по всему, не только не возражал, но и, пожалуй, гордился, что отпрыск пошел по его стопам. Как и отец, Брэй часто менял женщин и даже женитьба вряд ли заставила бы его прекратить это, как не заставила в свое время и отца, но некоторые затруднения, разумеется, создала бы.

– Вы хотите, чтобы я пошел с вами, Брэй?

Погруженный в собственные мысли, он уже успел забыть, что едет в экипаже с Ситоном.

– Спасибо, мой друг, – обернулся и слегка усмехнулся Брэй, – думаю, это будет излишним. Хотя не знаю, почему согласился, чтобы вы сопровождали меня до дома мисс Прим!

– Вероятно, вы боитесь, что, не будь над вами «надсмотрщика», в какой-то момент можете передумать и велите кучеру повернуть назад. Разве не так?

Ох как не хотелось признавать это Брэю, но в глубине души он понимал, что Ситон прав. Привыкнув, что всю жизнь любой его каприз немедленно исполнялся, Брэй ужасно не любил делать что бы то ни было против своей воли. А сегодняшняя поездка к мисс Прим была явно вынужденной.

– Стало быть, – прищурился он, – вы не доверяете мне, Ситон?

– Как видите! – В глазах Ситона блеснул лукавый огонек.

– Давайте договоримся так, Ситон: я не ребенок и не нуждаюсь в няньках. И вы мне друг, а не надсмотрщик!

– Как скажете, Брэй! – улыбнулся тот. – Однако посетить дом мисс Прим вам придется. Свои обещания нужно исполнять, мой друг!

– Не надо читать мне нравоучения, Ситон. Нравоучений я досыта наслушался от отца, пока он был жив. Мне и самому уже надоело, что, куда бы я ни пошел, непременно услышу вопрос, когда я все-таки сделаю предложение сестре виконта? Джентльмены по всему Лондону заключают пари: женюсь я на ней или нет. Мало того, на днях я получил письмо от ее дядюшки, в котором он в самых резких выражениях распекает меня за то, что я до сих пор не женился! Сам ко мне не явился, трус, письмо прислал! Испугался, идиот, я бы уж точно проучил его!

– Если бы вы это сделали, мой друг, – покачал головой Ситон, – то я, пожалуй, не стал бы вас осуждать!

– Я еще доберусь до него!

– Вполне разделяю ваш гнев, Брэй. То, что он ждет от вас исполнения вашего обещания жениться на мисс Прим, еще можно понять, но то, что ему явно не терпится поскорее переложить заботу обо всех ее сестрах на вас…

– Он этого никогда не дождется! – Брэй уже дошел до последней степени раздражения. – Сам вот он почему-то не очень обременяет себя заботой о «любимых» племянницах: уехал из Англии, я даже не имею ни малейшего понятия куда! Но я все равно узнаю и доберусь до него – я уже нанял сыщика, чтобы он выяснил это.

– Наняли сыщика? Браво, Брэй, весьма разумно!

– Погодите, я еще выведу этого индюка на чистую воду! Покажу всем, как он исполняет свои обязанности по отношению к племянницам!

– Если мне не изменяет память, вы, кажется, собирались обратиться в суд с просьбой назначить для сестер Прим какого-нибудь другого опекуна…

– Собирался – и непременно обращусь!

– Если вы это сделаете, то, я думаю, никто вас не осудит. Кроме разве что самой Луизы: она, полагаю, была бы рада выйти замуж за герцога, да еще такого, чтобы взял на себя заботу обо всех ее сестрах…

– Поэтому я и считаю своим долгом, Ситон, сообщить ей, что я собираюсь обратиться в суд, чтобы он назначил ей и ее сестрам другого опекуна, прежде чем обращусь туда. Взять на себя заботу о целой ораве девчонок, пристраивать их замуж, как только они достигнут должного возраста? Увольте! На это у меня нет ни времени, ни желания, ни умения…

– Да, – поцокал языком Ситон, – дядя-то оказался тот еще жук! Убежать от заботы о племянницах неизвестно куда да еще сообщить вам об этом спустя месяц после отъезда…

– Вот именно! Дядюшка еще тот пройдоха… – Брэй помолчал с минуту. – Между прочим, – добавил он, – если уж на то пошло, когда Натан умирал, я пообещал ему лишь жениться на Луизе. Обещания взять на себя заботу об остальных сестрах я не давал!

– Сказать по правде, – Ситон пристально посмотрел на него, – именно поэтому я позволил себе усомниться, что вы сегодня все-таки соизволите отправиться в дом мисс Прим.

Брэй пожал плечами.

– Видите ли, мой друг, – решил признаться он, – я всегда понимал, что рано или поздно мне придется жениться. Однако, как вам это прекрасно известно, я никогда не горел желанием связать себя узами брака. Проблем найти женщину, чтобы провести с ней ночь, у меня никогда не было прежде и не будет в дальнейшем, а большего мне и не надо. Но сейчас, когда я стал герцогом, мне, пожалуй, все-таки стоит произвести на свет законного наследника, а для этого, разумеется, необходимо жениться. Собственно говоря, жена мне нужна лишь для этого, а раз так, то мне безразлично, кто это будет. Так почему бы не мисс Луиза Прим? Думаю, она вполне сможет родить мне сына! А коль скоро я женюсь только ради этого, то я хочу обойтись без всех этих ухаживаний, признаний в любви и тому подобной ерунды…

Ситон рассмеялся в ответ.

Брэю вдруг вспомнилось, что отец Луизы Прим, до того как вдруг унаследовал титул виконта, был сельским священником. А значит, его дочь скорее всего выросла скромной и набожной. Нужна ли ему подобная жена-святоша? В постели она наверняка будет никакой… Но как объяснить это Ситону? Стареющий джентльмен был человеком консервативных взглядов и считал, что ситуация, когда жених и невеста до свадьбы почти незнакомы друг с другом, не говоря уж о какой бы то ни было любви между ними, – это вполне нормально. Достаточно лишь того, чтобы родители и жениха и невесты решили, что данная партия самая подходящая.

Отец Брэя, разумеется, знал об обещании, данном его сыном виконту Уэйбери. Знал, но никогда, даже на смертном одре, не настаивал, чтобы сын сдержал его.

– А вам, Ситон, – спросил Брэй, – приходилось хоть раз видеть эту таинственную мисс Луизу Прим?

– Не удивлюсь, – усмехнулся тот, – если в Лондоне вообще не найдется никого, кому ее хоть раз довелось увидеть. Если не ошибаюсь, она приехала в город всего несколько дней назад. Ее дядюшка, похоже, нарочно послал вам свое письмо с таким расчетом, чтобы вы получили его практически в тот же день, когда она приедет в Лондон!

– А я подозреваю, – скривился Брэй, – что она сама же и подговорила дядюшку, чтобы он послал мне это письмо! Соскучилась, наверное, ждать, когда я соизволю к ней посвататься.

– Вполне возможно, мой друг, вполне возможно… Какая девушка не захочет выйти за герцога! Но вы, кажется, упоминали, что, как написал ее дядя, одну из сестер в этом году тоже уже начнут вывозить в свет… Если вам эта сестра придется более по вкусу, я полагаю, вы вполне можете жениться на ней. Какая вам, в конце концов, разница, если после рождения наследника вы снова сможете делать все, что вам заблагорассудится, предоставив подобную свободу и своей жене?

– В ваших словах есть разумное зерно, Ситон! Мои родители именно так и поступили: после моего рождения жили порознь, ни один из них совсем не вмешивался в то, что делает другой, и обоих это совершенно устраивало…

– Я это прекрасно знаю. Но если вы все-таки позволите мне высказать свое мнение, то я считаю, что если бы ваш отец жил тихой семейной жизнью, проводил бы бо́льшую часть времени с женой, а не в пьянстве и амурных похождениях, то, возможно, прожил бы гораздо дольше!

Брэй молчал. С тех пор как он себя помнил, не было ни одного дня, который его родители провели бы под одной крышей. Брэй воспринимал это как данность, и ему ни разу не приходило в голову спросить у родителей, почему они живут порознь.

Брэй помотал головой, словно пытаясь отогнать нахлынувшие воспоминания.

4
{"b":"586950","o":1}