ЛитМир - Электронная Библиотека

Он смерил ее долгим взглядом. Несмотря на то что они знали друг друга всю жизнь, Джейн никогда не удавалось понять, о чем он думает. Киркпатрик всегда был так выдержан и вежлив, что постичь ход его мыслей не представлялось возможным. Стыдился ли он ее или был разочарован перспективой провести вечер порознь? А может, ее общество так ему досаждало, что он был только рад?

В конце концов Киркпатрик согласился ей помочь.

– Что ж, если тебе так угодно… Видишь ту леди в розовом, рядом с третьей колонной? Это баронесса Уиллинг, подруга патронессы великосветского клуба «Олмакс» и самый подходящий пример для подражания.

Джейн отыскала взглядом вышеназванную леди и с сомнением спросила:

– А она не слишком высокомерна?

Киркпатрик протянул руку и едва коснулся пальцами ее подбородка.

– Не думаю. Но решать все равно тебе.

Немного озадаченная его внезапной нежностью, Джейн нарочито безразлично отмахнулась:

– Спасибо. А теперь иди пригласи кого-нибудь на танец.

Ей не хотелось терять время впустую. И не важно, что его прикосновения так приятны. Джейн постаралась побыстрее избавиться о нахлынувших воспоминаний: его ласках минувшей ночью, – это сейчас не имело ровным счетом никакого значения.

– Что ж, прекрасно! Я вернусь через час.

Стоило ему раствориться в толпе, как Джейн обратила все свое внимание на выбранный объект. Баронесса Уиллинг своим примером подскажет, как подобает вести себя на светском рауте, равно как все прошедшие годы гости лорда Хавьера, собиравшиеся в поместье, показывали, что допустимо в обществе, а что – нет.

Именно сейчас Джейн отчаянно нуждалась в наставнице. Пусть и неосознанно, но она сама загнала себя в ловушку, когда одолжила рубиновое колье, пробралась в гостиную лорда Шерингбрука, села за карточный стол и проиграла. Теперь пути назад нет, отступать некуда: если уж стала леди, надо, чтобы эта леди была настоящей и всегда знала, как себя вести.

Через полчаса Джейн все еще держала голову высоко поднятой, однако решимость, с какой она подступилась к новой задаче, шла на убыль.

Час, выделенный на усвоение светских манер, подходил к концу, а ее «бесчувственный» муж продолжал ангажировать дам одну за другой, не пользовавшихся успехом у кавалеров или офицерских вдов. Похоже, он успел забыть о данном жене обещании, а может, предпочитал и вовсе о ней не думать.

Стараясь справиться с обидой, Джейн гордо распрямила плечи, чтобы придать себе уверенности. По крайней мере, время не было потрачено впустую. Умение, которое она обрела, пока училась премудростям карточных игр, позволяло быстро усваивать и копировать чужие жесты и фразы. Скользя взглядом по бальному залу, наблюдая за леди Уиллинг, Джейн усвоила несколько новых движений веером. Оказывается, этот аксессуар использовался вовсе не для охлаждения разгоряченного лица, а для флирта: все дело было в движении кисти, способе складывания и скорости, с какой им надлежало обмахиваться.

Пока усваивала уловки с веером, Джейн успела подслушать несколько свежих сплетен: «Да, но ведь леди Аллингем отчаялась подыскивать женихов для своих дочерей, потому и приглашает всех подряд. Скоро, наверное, будет звать на балы лавочников». – «Особенно теперь, когда две из них слегли с болезнью легких. Собственно, это она так говорит, но скорее всего у них оспа. А после нее остаются такие жуткие отметины на коже».

Впрочем, по большей части разговоры были благодушными.

«Вы видели шелковую драпировку графини Доуверфилд? Какая изысканность, какая тонкая работа! Я с ног сбилась, всю осень искала такой оттенок…» «Дорогая, ваш сын вырос настоящим красавцем. Уже думали о подходящей партии? Кажется, мисс Селби находит его интересным…»

Но чаще всего дамы обменивались короткими малозначительными фразами вроде: «Я так рада вас видеть, дорогая. Уделите же мне минутку, поболтаем».

Сердце Джейн замерло, когда она услышала нежный женский голос, произнесший эту самую фразу прямо за ее спиной. На мгновение ей показалось, будто к ней обращается кто-то из знакомых Киркпатрика, чтобы поближе познакомиться, но не успела она обернуться, как другой женский голос отозвался на приветствие, и дамы засмеялись, увлеченные беседой.

Джейн еще немного прошлась по залу в надежде услышать от кого-нибудь свое имя. Даже если бы о ней сплетничали, это было бы приятнее, чем оставаться совершенно забытой и всеми покинутой.

Но ничего не поделаешь: до тех пор пока Киркпатрик не вспомнит о ее существовании, ей только и остается, что наблюдать за другими гостями и учиться манерам. Мимо как раз прошел подходящий объект для изучения – дама в шелковом платье цвета слоновой кости, отороченном изящными кружевами, которая непринужденно смеялась в кругу своих друзей. Джейн внимательно следила за ее построением фраз, позой, жестами, наклоном головы. Леди из высшего света всегда держит голову высоко поднятой. Улыбки ее загадочны и манящи, смех нежен, как звон колокольчика, и сдержан.

А реверансы, поклоны и книксены… Джейн только теперь поняла, сколько нюансов существует в приветствиях.

– Леди Киркпатрик, не окажете ли мне честь…

Джейн все еще наблюдала за дамой в кружевах, пока вдруг не осознала, что обращаются к ней, ведь леди Киркпатрик – это она.

Обернувшись, она увидела мистера Беллами, того самого знатока обычаев Индии, что присутствовал на их свадьбе. Теперь он уже приветствовал одну из дочерей лорда Аллингема.

На глаза Джейн попался столик с напитками, и по урчанию в животе она поняла, что не отказалась бы отведать подаваемого в качестве закуски лобстера, а заодно потренироваться в новоприобретенных манерах.

– Леди Одрина…

Джейн присела в реверансе, точно скопированном у баронессы Уиллинг. Поскольку девушка не выказала признаков удивления, Джейн позволила себе предположить, что на сей раз все сделала правильно или просто младшую из пяти дочерей графа и графини ничто не могло шокировать. Леди Одрина Брэдли, полная жизни брюнетка и настоящая средиземноморская красавица, к сожалению, была обделена вниманием кавалеров в сезон, когда популярностью пользовались светловолосые сильфиды.

– Леди Киркпатрик, как поживаете? – услышала Джейн знакомый голос.

Беллами выглядел элегантно, хотя и немного старомодно, со своими подернутыми сединой и забранными в хвост волосами и дополнявшими фрак бриджами. Белоснежное жабо резко контрастировало с чересчур загорелой кожей лица, а улыбка была просто ослепительной.

– Чудесно. Благодарю вас, мистер Беллами, – ответила она с улыбкой и галантно протянула ему руку, а после того как он, в свою очередь, легонько коснулся ее пальцев и приветственно склонил голову, продолжила: – Не могу забыть захватывающие истории о путешествиях, которые вы рассказывали в день моей свадьбы.

– В самом деле? А где же ваш благородный муж? Ах, ну разумеется, сопровождает вас. Признаюсь, был бы рад снова с ним увидеться.

– Да, он здесь. Вероятно, покоряет сердца присутствующих в зале дам.

Джейн с вежливым безразличием помахала веером, будто внимание мужа к другим дамам было обычным делом у новобрачных.

– Счастливые женщины, счастливый мужчина! – Беллами снова поклонился. – Я не имел в виду ничего дурного и не сомневаюсь, что у него важные дела.

– Вы совершенно правы, – отозвалась Джейн с безукоризненной улыбкой, хотя его замечание и задело ее за живое.

Леди Одрина рассмеялась:

– Киркпатрик умеет обращать на себя женские взоры, но и вы, мистер Беллами, ему ничуть не уступаете. Чего только стоят эти ваши пикантные истории… Почему бы вам не поведать нам еще что-нибудь о своих путешествиях?

– Право же, не стоит, – жеманно отмахнулся стареющий дамский угодник. – Большинство моих историй не предназначены для нежных ушек юных леди.

Джейн возразила:

– Напротив, они столь…

– Захватывающи! – закончила за нее леди Одрина, и они весело переглянулись.

– Что ж, вижу, меня окружают настоящие ценители путешествий.

– Боюсь, что нет: я никогда нигде не была, – вздохнула Джейн и снова безразлично помахала веером.

11
{"b":"586952","o":1}