ЛитМир - Электронная Библиотека

Стиснув зубы, Беннет поднялся на ноги, держась за изголовье кровати. Тупая боль разливалась по ноге, но он ничего не мог с этим поделать. Наконец, сделав глубокий вдох, Беннет отправился в душ, где встал под горячие удары водяных струй. Этот душ – плитка из натурального камня, шесть душевых и три дождевые насадки – был из тех вещей, на которые он никогда не жалел денег. Больше всего ему нравилось отсутствие дверей – просто обходишь перегородку и попадаешь прямиком в рай. Причем рай этот явно свидетельствовал о том, что когда-то он зарабатывал немалые деньги. Увы, длилось это всего год.

Он запрокинул голову и подставил лицо под горячие струи.

Послушав отцовского совета, Беннет вложил бо́льшую часть платы за первый год в разнообразные инвестиционные бумаги. В этом отношении ему с отцом повезло – его совет очень скоро пригодился.

Заполучить контракт с НФЛ – это была его давняя мечта. Как и любому молодому спортсмену, Беннету казалось, что впереди у него еще много лет многомиллионных гонораров. К сожалению, вышло иначе. Но благодаря тем инвестициям он смог найти работу по душе с обычной заработной платой, а также приобрести и перестроить дом. Даже на черный день кое-что осталось. Или, как он надеялся, на пенсию. Конечно, ничего особенного, но он не жаловался.

Вскоре всю душевую заволокло густой пеленой пара, так что он ничего не видел вокруг. Но зачем ему видеть что-либо? Ведь с воображением у него всегда был полный порядок, поэтому сейчас его мысли обратились к ней. К сложной женщине, о которой он очень старался не думать. Да, старался, но ничего не получалось.

Здесь, под душем, ее длинные светлые волосы намокли бы и упали на полные груди. Он представил, как прикасается к твердым набухшим соскам, как раскроются ее губы и как она, нежная и теплая, прижмется к нему.

– О, черт!.. – Беннет смахнул со лба волосы. Это какое-то безумие! Впрочем, она и есть безумие. И у нее явно есть парень, черт бы его побрал. Но все же ему казалось, что она немного флиртовала с ним тогда в кабинете. А потом, когда она улыбнулась ему в спортзале, он захотел разыскать ее, но передумал.

Разумеется, такое с ним случилось не впервые. То есть не впервые несвободная женщина флиртовала с ним. Но, наверное, в последний раз это было так давно, что он уже забыл, что такое флирт.

Вчера вечером на время игры ему удалось забыть об этой женщине, потому что подобным мыслям нет места в голове мужчины во время футбольного матча – этот урок Беннет давно уже усвоил. Но как только он добрался домой и лег, эта женщина снова овладела его мыслями. И черт бы побрал ее парня!..

Выключив воду, Беннет взял полотенце с горячей батареи и стал энергично вытираться, однако левую ногу трогать не стал.

На сегодня у него были обширные планы, в частности проверка заданий и время наедине с грелкой (его любимое времяпрепровождение каждую весну и осень, когда из-за тренировок боль становилась сильнее). Если бы он был честен со своими врачами, если бы сказал о постоянных болях, ему бы рекомендовали продолжить физиотерапию, но он этого не желал. Не желал вовсе не потому, что не видел в этом смысла, просто… В общем, у него не было на это времени.

Натянув потертые джинсы и темно-серую майку, Беннет отправился на кухню, чтобы выпустить Мишу. Потом достал из холодильника бутылку воды и устроился с лэптопом за кухонной стойкой.

В его ленте новостей был сплошной спорт, и он быстро просмотрел заголовки. Беннет не особенно поддерживал контакты с друзьями из мира профессионального спорта, но ему нравилось следить за их успехами. В первый год его тренерства к нему на игру пришел его старый приятель, находившийся в Престоне проездом. Визит друга произвел фурор в небольшом городке, и Беннет до сих пор вспоминал об этом с улыбкой.

После новостей он открыл почту. В основном там был спам или же письма, которые могли подождать до понедельника. Но тут вдруг ему на глаза попалось сообщение от Школьной футбольной ассоциации Миссури, касавшееся Приза Эвана. Беннет мысленно застонал. Его несколько раз номинировали на эту награду, но он ни разу не выиграл. Беннет говорил себе, что это не важно, но все же было немного обидно. И он никак не мог понять, почему его каждый раз обходили стороной. Директор Дженсен, кажется, полагал что это из-за того, что он, Беннет, не целовал зад важным шишкам, но такое – не в его духе. Он хорошо делал свое дело и превратил своих парней в отличных игроков. Он также следил, чтобы они справлялись с учебой и были порядочными людьми. А если этого недостаточно, то пошли они…

Беннет начал просматривать сообщение и вскоре добрался до заголовка «Новые правила для победителя Приза Эвана в этом году».

«Мы рады сообщить, что Дилерский центр «Бейлор Форд», «Бакалеи Альтман» и наш совет директоров щедро предложили победителю приза Эвана грант на $50,000 для распределения в качестве стипендии для достойных игроков-старшекласников».

Беннет не верил своим глазам. Пятьдесят тысяч! У него было шесть подходящих игроков. Хорошо бы вручить каждому из них по восемь тысяч долларов на колледж… Эта сумма, конечно, не покроет полную стоимость обучения, но может подтолкнуть их в верном направлении, даст надежду. И он совершенно точно знал, что некоторым из этих ребят была необходима финансовая помощь.

Беннет в задумчивости уставился на кухонную стойку. Раньше у него не было стимула получить награду. Ему не нужен был этот трофей. Но теперь ситуация изменилась. Черт возьми, уж если зашла речь о помощи ребятам, то разговор совсем другой!

Беннет снова прочел список спонсоров. «Бакалеи Альтман»… Это региональная сеть, но ему было точно известно, что владелец жил в соседнем городе. Одна из его дочерей даже училась у него в классе несколько лет назад.

Еще немного подумав, Беннет открыл новое «окно» и набрал «совет директоров загородного клуба «Миллард» в поисковике. Он кликнул на первую ссылку, промотал всякую ерунду и наконец нашел то, что искал. Да, совершенно верно. Дэн Альтман был членом клуба.

Беннет закрыл лэптоп и сделал глубокий вдох. Что ж, дело ясное, он должен выиграть приз Эвана, черт бы ее побрал! Но как обеспечить себе победу? Он закрыл глаза и представил Калли, уверенной походкой покидающую его кабинет, а потом вспомнил ее заявление, что она может выиграть любой конкурс танцев. Но разве ей неизвестно, что ни в чем нельзя быть уверенным?

Дженсен вообще-то мог ошибаться по этому вопросу. И тогда он, Беннет, выставит себя дураком перед полным залом богатых ублюдков. Но, черт возьми, зато он с удовольствием пообщается с Калли Дэниелс! Теперь только осталось сообщить ей, что игра продолжается.

Калли плюхнула на тарелку кусок пиццы с карамелизованным луком, цыпленком и козьим сыром и сделала большой глоток клубничного пива. Божественно! Абсолютный и совершенный рай! Воскресным вечером они с Линдси Моралес и Анной Эдмонд обмывали очередной ежемесячный план для своего блога.

Анна была официальным создателем и владельцем, но Калли и Линдси писали статьи примерно дважды в неделю как постоянные авторы, и, сказать по правде, Анна заставила их почувствовать себя полноправными создателями. Это было совершенно в ее духе, и именно эти качества Калли обожала в подруге.

В последнее время им нравилось встречаться в местной пиццерии «Пай Миа», где подруги подолгу болтали, делились своими планами… и объедались.

– Уверена, что могу есть так каждый день всю оставшуюся жизнь, – заявила Калли, поднося пиццу к губам. – Зачем нужны мужчины, если есть такая пицца и клубничное пиво?

– Вот-вот… – Линдси откусила от своей пиццы и в блаженстве закатила глаза.

– А вот я не уверена, что смогла бы есть так каждый день. Но раз в неделю – точно, – сказала Анна, подмигнув подругам. – Хотя пицца никак не заменит мужчину…

Калли взглянула на нее с усмешкой.

– Мы знаем, Анна, что тебя дома ждет страстный парень, поэтому ты, дорогая, автоматически лишаешься права участвовать в данной дискуссии. – Завершив свою тираду, Калли откусила от пиццы большой кусок и с набитым ртом продолжила: – Я рада за тебя… и все такое, но должна сказать, что твое мнение о мужчинах нас больше не интересует.

10
{"b":"586953","o":1}