ЛитМир - Электронная Библиотека

– К чему вы клоните? – воскликнул Уоррилоу. – Вы ведь работали в полиции. Мы профессионалы, а не какие-нибудь бойскауты. Маунтджой – беглый заключенный, отбывавший пожизненный срок, да к тому же склонный к насилию. Наша задача – схватить его и вернуть за решетку. Мы не можем идти у него на поводу.

– А если вы его схватите, что будет с дочерью мистера Тотта? Вы об этом подумали?

– Преступник расскажет нам, где она находится.

– Вы действительно так считаете? – спросил Даймонд, глядя на инспектора Уоррилоу.

– Да. В конце концов, он образованный человек. Уверен, Маунтджой поймет, что игра окончена.

Даймонд обвел взглядом остальных присутствующих, чтобы понять, согласны ли они с Уоррилоу, а затем произнес негромко и бесстрастно:

– Несколько лет назад один налетчик ограбил ряд почтовых отделений в Мидленде, убив трех служащих. Его прозвали Черной Пантерой – возможно, потому, что он действовал в капюшоне черного цвета. Вы помните эту историю?

Уоррилоу мрачно кивнул. Случай действительно был известный, и о нем часто рассказывали полицейским курсантам во время обучения. Тем не менее Даймонда никто не прервал.

– Он становился все более дерзким, – продолжил он. – Похитил в Киддерминстере девочку-подростка, дочь богатых родителей, и потребовал за нее выкуп в пятьдесят тысяч фунтов стерлингов. Этот тип все тщательно спланировал. Нашел идеальное место для содержания заложницы. Послания отправлял на полосках бумаги, печатая текст на электрической машинке. В самом начале поисков девочки полиции повезло – удалось обнаружить угнанную машину, в ней были найдены шлепанцы похищенной и магнитофонная запись. На ней девочка просила, чтобы члены ее семьи выполнили все требования преступника. Лабораторные исследования показали, что похищение – дело рук того самого грабителя, который обчистил почтовые отделения, то есть Черной Пантеры. Полицейские понимали, что имеют дело с убийцей. На поиск преступника были брошены огромные силы. Девочка отсутствовала восемь недель. Когда ее наконец нашли в какой-то канализационной трубе, голую, связанную куском провода, было слишком поздно. Девочка была мертва. Тот, кто ее похитил, оказался настоящим садистом. Его схватили случайно через девять месяцев, когда он готовился к новому ограблению почты. А теперь вопрос: как вы думаете, почему девочка погибла? Ответ простой – на том парне уже висело несколько убийств. Одним больше, одним меньше – ему было безразлично. Как вы считаете, если бы этого типа схватили до того, как девочку нашли, он бы сообщил полиции о ее местонахождении?

– Неудачное сравнение, – заметил Уоррилоу после долгой паузы. – Мы говорим о разных проблемах.

– Наверное, вы правы, – кивнул Даймонд, а затем негромко добавил: – Сейчас я думаю о том, где преступник может держать дочь мистера Тотта.

Снова наступило молчание. Тотт сидел, опустив голову, поэтому никому не было видно выражение его лица.

– Я полагаю, в текущей ситуации мы должны временно отказаться от планов ареста преступника, – внезапно заявил Фарр-Джонс.

Уоррилоу тут же позорно дал задний ход:

– Я вовсе не утверждаю, что мы должны немедленно схватить его. Но наш долг в сложившемся положении состоит в том, чтобы отслеживать все перемещения Маунтджоя. Не сомневайтесь, мистер Даймонд, все будет сделано таким образом, чтобы у него не возникло никаких подозрений.

– Отлично, – сказал Даймонд. – Вот и отслеживайте. А я, можете не сомневаться, отправлюсь первым же междугородним поездом в Лондон.

– Пожалуйста, не надо! – взволнованно воскликнул Тотт.

– Он этого не сделает! – холодно бросил Уоррилоу. – В противном случае будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

Уоррилоу держался весьма уверенно, однако присутствующие прекрасно понимали, что рисковать жизнью придется не ему. К тому же он находился не на своей территории, да и по званию и должности не был старшим среди собравшихся. Фарр-Джонс откашлялся и произнес:

– Джентльмены, ситуация сложилась необычная, и нам необходимо установить приоритеты. Ваш долг, мистер Уоррилоу, состоит в том, чтобы вернуть Маунтджоя в тюрьму, и мы сделаем все, чтобы помочь вам в этом. Однако главная наша забота – безопасность мисс Тотт и ее спасение.

– Спасибо вам за эти слова, сэр, – тихо пробормотал Тотт.

Даймонд отметил, что про его безопасность не было сказано ни слова.

– Насколько мне известно, – продолжил Фарр-Джонс, – у мистера Даймонда, когда он служил в местном отделении полиции, был весьма высокий процент успешно проведенных операций.

– В этом с ним никто не мог сравниться, – заметил Тотт без малейшей нотки фальши в голосе.

– Мистер Даймонд не всегда точно придерживался устава и инструкций, однако действовал очень результативно. Он лично знает Маунтджоя, и именно он отправил его за решетку. В сложившихся обстоятельствах мистер Даймонд – наша главная надежда. И я намерен поддержать его на все сто процентов.

– То есть наблюдения не будет? – уточнил Питер.

– Нет.

– И «жучков» тоже?

– Обойдемся без них.

– Я требую, чтобы мое несогласие зафиксировали официально! – торжественно объявил Уоррилоу.

– Это будет сделано, – кивнул Фарр-Джонс, не глядя на инспектора. – Вы готовы приступить к делу немедленно, мистер Даймонд?

Время принимать решение, подумал Питер. Кажется, ему удалось заставить своих бывших коллег внять доводам разума. Готов ли он, Питер Даймонд, снова открыть охоту на Маунтджоя?

– Да, готов – если кто-нибудь вызовет мне такси. Жаль, что мы не сможем использовать машину, которую вы подготовили, Джон. Кстати, что это за автомобиль?

– Тот, в который мы поставили «жучки»? – Уигфулл нахмурился. – «Воксхолл Кавальер». А что?

Даймонд улыбнулся.

– Что смешного? – удивился Фарр-Джонс.

– Да так, ничего. Просто было бы забавно отправить на Лансдаун-роуд, к памятнику Гренуиллу, машину «Кавальер». Это слово – аналог слова «всадник», то есть кавалерист. А Гренуилл ведь командовал пехотой роялистов. И к тому же роялисты проиграли Гражданскую войну.

Такси компании «Эбби рэдио» медленно продвигалось по Брод-стрит в плотном потоке машин, минуя памятные Питеру Даймонду места. Глядя по сторонам, он отмечал изменения, произошедшие в городе за время его отсутствия. Рабочие счистили сажу, въевшуюся в фасад собора Святого Михаила, открыв взглядам прохожих его красоту. Торговый центр «Росситер», в котором Стефани покупала поздравительные открытки для Питера, сохранился. Однако находившееся рядом небольшое кафе, где любили собираться студенты, привлекаемые дешевым овощным супом, исчезло. Каким-то чудом уцелел букинистический магазин, несмотря на кризис. Питер невольно подумал о том, что если даже город стал немного другим, то и работа полицейских наверняка изменилась – причем не в лучшую сторону. Он знал, что в рядах полицейских за последнее время прочно окопались бюрократы и всевозможные бездельники-консультанты. Тем более странно, что утром у него возникло чувство, будто невзрачное здание отделения полиции на Манверс-стрит – его родной дом.

Даймонд невольно порадовался, что Фарр-Джонс и его бывшие коллеги не могут проникнуть в его мысли. Ему бы не хотелось, чтобы они поняли, насколько он соскучился по настоящей работе. Интересно, что бы они сказали, узнав, что он опустился до уборки тележек с автомобильной стоянки супермаркета?

Взяв на себя контакты с Маунтджоем, Даймонд шел на серьезный риск. При встрече Маунтджой вполне мог попросту достать пистолет и застрелить его. Однако, хотя при мысли об этом пульс у Питера учащался, а по коже пробегали мурашки, он сознавал: последние два года ему не хватало подобного риска.

– Где вас высадить? – спросил таксист. Машина уже выехала за черту города. Стоявшие вокруг здания располагались на значительном расстоянии друг от друга. Справа Даймонд увидел обнесенный забором комплекс сооружений, принадлежащих министерству обороны, а слева – Бекфорд-Тауэр.

16
{"b":"586954","o":1}